САКАДЗУКИ С МАНДЗАЙРАКУ

Она меньше 5 см в диаметре! Эта миниатюрная керамическая пиала называется «сакадзуки». Японскую чашу для саке Краеведческий музей приобрел за 1 рубль 50 копеек у томички Сафроновой М.И. в 1972 году. Легенду, то есть историю бытования вещи, тогда не записали. Впрочем, японская пиала конца 19 века сама может рассказать много интересного.

Image

«История одной вещи» - совместный проект с Томским Краеведческим музеем.


«Иероглиф, которым записывается название пиалы, имеет несколько прочтений, - говорит сотрудница музея Александра Котенко. -  Когда он стоит отдельно, то читается «сакадзуки». Когда входит в состав тоста «Кампай!», то есть «Пей до дна!» читается как «пай», хотя означает всю ту же чашу для саке».

Image

Саке — это не рисовая водка и не рисовое вино, а рисовое пиво. Его получают путем сбраживания сусла, приготовленного на основе риса. Употребление саке в Японии часто смысл имело ритуальный. Им обменивались на свадьбах: из одной сакадзуки сначала пил жених, потом невеста, и это считалось символом объединения. Также из одной чаши с господином пил вассал, когда приносил клятву верности.

Image

На дне томской сакадзуки — мужчина в красном. Такие одежды были в ходу у придворных танцоров в Японии в период Хэйан, то есть с 794 по 1185 годы. Рядом надпись - «Мандзайраку». Обычно ее  переводят как «Танец Долгие лета» или «Танец 10 тысяч лет». Хотя, по мнению Александры Котенко, вернее было бы читать «Радость на 10 тысяч лет»: «ман» - 10 000, «дзай» - лет, «раку» - радость.

Танец бесконечной радости представлял собой очень медленное действо. Изначально придворный танцевальный ритуал исполняли шесть девушек, позже - четверо мужчин. Делали это неспешно. Иногда — без музыкального сопровождения. Иногда — под звуки инструментов, не очень привычных для европейского уха. Танец Мандзайраку жив до сих пор, так что, даже спустя более тысячи лет с момента его изобретения, можно своими глазами увидеть, что это такое:

Считается, что своим появлением танец обязан первой китайской императрице У Цзэтянь. Она была наложницей императора Тао-Цзуна; когда он умер, стала супругой его сына Гао Цзуна; овдовев, приняла на себя мужской титул императора и правила с 665 по 704 годы. По преданию, императрица У придумала придворный танец для привлечения милости богов, чтобы они дарили императору благоденствие и долголетие, а стране — урожайные годы. У китайцев был клич, которым они приветствовали императора - «Ван суй!», или «10 тысяч». Это уставное выражение потом вместе с танцем перешло к японцам. Они выкрикивали: «Тэнно Хейка Бандзай!» - «10 тысяч лет императору!» Кстати, если первые два иероглифа из названия танца «Мандзайраку» использовать отдельно, то получится слово «Бандзай».

Image
Image

«В Японию танец перекочевал на рубеже тысячелетий, был популярен при дворе до конца 12 века, - рассказывает Александра Котенко. — В период Камакура, когда военное сословие в Японии вышло на первый план, у императорского двора не было средств содержать придворный театр, поэтому Мандзайраку приютили под своей крышей буддийские монастыри и синтоистские святилища. Танцоры Мандзайраку с тех пор стали развлекать своим искусством богов — в Японии считалось, что боги любят смотреть на то, как люди танцуют и веселятся».

Image

На музейной пиале нет заводского клейма, поэтому определить ее возраст с точностью до года — сложно. Но можно предположить, что изготовили томскую сакадзуки на фабрике Кутани в конце эпохи Мейдзи, то есть в конце 19-го века — во всяком случае, технику надглазурной печати, в которой выполнена чашка для саке, в то время там активно использовали.

Image

Техника надглазурной печати еще называется «декалькоманией»,  — объясняет сотрудница музея Елена Малофиенко. — Это как с переводной картинкой работать, только вместо обычных на ней — керамические краски, то есть соли металлов. С их помощью на бумагу наносится рисунок, листочек прикрепляется к предмету — необожженному черепку или уже поверх глазури, затем керамика отправляется на дополнительный обжиг. При обжиге бумажка сгорает, а краска прикипает к глазури, и таким образом изображение закрепляется на предмете».


Томская чашечка для саке не может быть старше 1880-х годов — времени, когда технику надглазурной печати стали использовать в Японии. В этот период в стране шла полным ходом модернизация, и японцы при помощи художественных изделий старались представить себя перед мировым сообществом как развитую в культурном отношении страну.  

Image

«Японцы не хотели, чтобы их воспринимали как отсталую страну, вроде тогдашних Китая или Кореи, которую можно колонизировать, - говорит Александра Котенко.


— Они во многих направлениях показывали, что они развитые, у них очень долгая история, и их цивилизация существовала еще до Колумба — последний тезис специально для американцев. Они выпускали разную продукцию, вроде бы в традиционном стиле, но при помощи современных европейских техник, чтобы доказать, что развиваются наравне с западными державами.


В частности, довольно быстро японцы покорили мировой рынок своей керамикой. Японские мотивы можно было встретить на предметах, для Японии нехарактерных — например, кофейных чашках с ручками. В качестве сюжетов выбирали хорошо узнаваемые японские символы — сакуру, 47 ронинов, или вот танец Мандзайраки — чтобы удивить европейцев и очаровать».


Можно считать, что у японцев это получилось - керамика конца эпохи Мейдзи по миру разошлась широко. И других периодов — тоже. Так, в Томском краеведческом музее японская керамика составляет довольно большую часть Восточной коллекции, состоящей из почти 900 единиц хранения.

Image
Фото: На фото: сосуд для саке, на котором значатся пожелания владельцу "Быть прочным, как гора, и гибким, как бамбук"
Поделитесь

Читайте также

Поделитесь