Горячая линия с Максимом Пасюковым
Анонимно об интимном
Страхи нашего времени: терроризм, измены, пауки
Всем знакомо ощущение, когда ни с того ни с сего вдруг становится страшно? Начинает бешено колотиться сердце, выступает холодный пот, трясутся руки? Или вы боитесь, что дети могут упасть с балкона или просто заходить в темную комнату. О страхах нашего времени мы решили поговорить с психотерапевтом Максимом Пасюковым.
Вопрос №1.
Здравствуйте. После событий в Сургуте, которые старательно избегают называть терактом, стала неуютно чувствовать себя в толпе, в транспорте и даже просто на улице. Ловлю себя на том, что постоянно слежу за теми, кто находится рядом... Прямо фобия какая-то. Что с этим можно сделать? Спасибо за ответ!
Ирина.
Ответ Макисма Пасюкова:
В таком контексте страх несет в себе жизнеспасающую функцию. Потому что это событие произошло совсем рядом с нами. Сургут похож по численности населения на Томск.

О том, что сама по себе эмоция страха жизненно необходима человеку и зашита у нас на генетическом уровне в процессе эволюции, я думаю, что знают все. Страх помогает выживать. Но есть страх, который реален и помогает нам избежать опасности, а есть страх, который становится патологией, фобией, и это может сильно испортить жизнь.

Что касается Сургута. Террор – это страх. Большой страх. И судя по моим личным ощущениям, это страх цивилизации. Мы дошли до такого уровня, что кто-то может в толпе с ножом выскочить, а кто-то может с ядерной боеголовкой. По совершенно непонятным для нас мотивам. И собственно главная цель, которой пытаются добиться террористы – это внушить страх. Насколько мы поддаемся этому страху, настолько террористы побеждают.

Но где найти здесь баланс, трудно сказать. Потому что после таких событий ходить спокойно в толпе сложно. Я тоже, вслед за родителями детей Сургута, сказал жене, что может быть не стоит ходить на линейку 1-го сентября. Опять же годовщина Беслана напомнила о страшных событиях с захватом школы. В итоге мы, конечно, пошли на линейку, но мысль об опасности все же была.

Как справляться, если этот страх уже мешает жить? Очевидно, что с одной стороны надо принимать меры личной безопасности, понимая, что спецслужбы не способны нас спасти. И не потому что они плохо работают или мало. А потому что терроризм стал самоорганизующимся. Любой фанатик, в любом месте земного шара может совершить что-то во имя кого-то. Нож или автомобиль можно раздобыть везде. И с этим ничего поделать нельзя.

Значит надо с одной стороны учиться соблюдать меры личной безопасности, быть морально готовым, что подобные вещи могут произойти. Многие люди страдают не только потому, что ситуация была безысходной, а потому что не смогли вовремя оценить ее опасность. Если тебе человек кажется странным, то ничто не мешает перейти на другую сторону дороги. Никто не мешает положить газовый баллончик в сумочку и нащупать его, когда ты видишь, что к тебе приближается человек с ножом. Поэтому нужно морально быть к этому готовым и продумать, что ты будешь делать в той или иной ситуации.

Можно ли как-то работать со страхом терроризма? Можно. Что делали психологи с людьми, которые получили посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР)? С людьми, которые оказались в зоне боевых действий, заложниками, под обстрелом, с афганцами, с теми кто прошел Чечню. Они собирали их в круг и заставляли говорить, рассказывать раз за разом. Заставляли проговаривать все, что их мучило и беспокоило, от чего по ночам они не могли спать. И про кровавые ошметки друзей, которые они собирали в мешок и хоронили в закрытых гробах и о других ужасах. И оказалось, что если человек раз за разом проговаривает проблемы, которые его беспокоят, получает сочувствие и внимание других, то аффект – болезненное эмоциональное напряжение – ослабевает.

Поэтому, если у вас есть какие-то страхи, то надо их проговаривать. Чтобы из области психики их вынести наружу. Сама способность человека вербализировать, передавать словами свои переживания – она целебна. Поговорил – легче стало.

Поддаваться страху терактов – играть на руку террористам, замалчивать этот страх – тоже играть на руку террористам. Потому что все, что мы не можем озвучить начинает пугать еще сильней. Знают об этом наши власти или нет, об этом трудно судить, но они точно недооценивают то, что люди, когда понимают, что происходит на самом деле, не реагируют на это так остро. Больше всего пугает неизвестность.
Вопрос №2.
Я очень боюсь пауков. Даже писать это слово. Если увижу их, то всю ночь снятся кошмары. Боюсь и игрушек и картинок в фильмах. Самое ужасное это их лапки. Если я их встречаю в жизни, то перестаю контролировать себя, даже если рядом коллеги и люди, которых я стесняюсь. Я кричу, запрыгиваю повыше и ужасно чешусь. Даже сейчас пишу и чешу руки. Когда -то я пыталась с этим справиться сама. В детстве я их не боялась и могла ходить в лес, а сейчас боюсь себе представить эту паутину на кустах и т.д. Не знаю когда это началось и почему. Хотелось бы избавиться, т.к. самой смешно: взрослая женщина, мать двоих детей и такой глупый страх...
Елена
Ответ Максима Пасюкова:
Страх не такой уже и глупый. С одной стороны, все страхи кажутся немножко глупыми, а с другой стороны, дело-то, как правило, серьезное. Иногда люди знают момент начала своих страхов, иногда – нет.

Очевидно, что момент страха у автора вопроса амнезирован. Любая амнезия – это признак каких-то сильных эмоциональных переживаний. Возможно это был испуг даже не по поводу паука. Это может быть просто переключение на образ, который считается неприятным.

Здесь тоже можно использовать поведенческую терапию для борьбы с арахнофобией. Можно купить себе пауков, чтобы они жили в банке, смотреть на них, трогать их и т.д.

Можно разбить терапию на три этапа. Сначала просто мысленно представлять образ паука. На расстоянии десяти километров не страшно? Значит, представить на расстоянии десяти километров. Т.е. создается такая шкала убывания страха и от момента самого безобидного воображения дойти до того, чтобы не бояться потрогать паука. Таким образом можно натренировать человека и преодолеть страх.

Известный психолог Виктор Франкл, который прошел концлагерь, предлагал идти навстречу страху, пытаться сделать то, что боишься. В данной ситуации это может быть стрессовая ситуация, например, первое что приходит в голову, ванна наполненная пауками. Человек вынужден с ними контактировать до такой степени, что у него исчезают силы на это реагировать. Человек просто истощается от этого ужаса. Сначала страх, вопли, крики, а потом этот очаг возбуждения перегорает в голове и человек сам себя тушит, потому что эмоции исчерпываются. Сильный ужас никогда не длится долго, а если ужас длится долго, то он не такой уж и сильный.

Можно так натренировать человека не бояться пауков, но возникает вопрос зачем? Девушка может после такой терапии и не будет прыгать по офису и перестанет бояться ходить в лес, но нет гарантии, что у нее не появится другой невроз или другая фобия? Поэтому, чтобы разобраться с фобиями, есть смысл заглянуть чуть поглубже. В случае с Еленой, нужно попытаться восстановить тот момент, который выпал из сознания.
Вопрос №3.
Добрый день. Как простить измену мужу, как не думать об этом постоянно, не накручивать себя поминутно? Пропила курс успокоительного, но не помогает. Все задержки после работы и все неотвечания на звонки, все это меня выводит из себя. мы с ним уже разговаривали на эту тему, он факт измены отрицает ( я оправдываться не буду, думай, что хочешь). У меня есть железные доказательства, но нужны ли они мне. Я сама не понимаю что мне делать, все забыть не могу и успокоится не могу, злобы нет, просто апатия к жизни, слабость и потеря жизненных сил. Расходиться не хочу и он тоже не хочет. Что делать как все забыть и жить дальше?
Катерина
Ответ Максима Пасюкова:
Как правило страхи – это переключения. Человек боится одного, а представляет себе совершенно другое. Почему человек очень часто боится темноты? Потому что темнота предоставляет полный простор для фантазии, для внутренних ужасов. В темноте можно навоображать себе таких монстров, что пауки отдыхают. Хотя человек в здравом уме и трезвой памяти понимает, что никаких монстров не существует, никто с бензопилой не зайдет ваш дом. Самое ужасное, что эти фантазии отключены от ваших волевых усилий и вы не можете их прекратить, они сами лезут в голову.

Как пережить измену мужа? Это достаточно типичная ситуация, потому что измены были, есть и будут. И то, как Катерина об этом пишет, тоже типично. Последний крик души – «что делать, как все забыть и жить дальше?» большинство людей хотят получить такой инструмент, который бы им помог вырезать что-то из памяти. И есть фантазии, что это позволит начать все сначала. Но тут есть несколько проблем.

Во-первых, таких инструментов не существует, которые бы позволяли локально удалять воспоминания. Не существует локального гипноза и техник НЛП. Вернее, они существуют, но у них очень короткий срок действия. Они действуют очень быстро, человек говорит, слава богу, но очень быстро все симптомы восстанавливаются. Потому что причины всех этих симптомов лежат намного глубже и быстро до них не докопаешься.

Не помогли даже успокоительные, пишет Екатерина. Некоторые люди относятся спокойней к изменам. Я не утверждаю, что измены - это правильно. У меня были пациенты, которые утверждали, что точно знают, что им изменяют. Но на поверку оказывалось, что очень странные доказательства были. «Я же видела, что пришла ему СМСка на телефон, он ее прочитал и улыбнулся, и я точно знаю, что это та женщина, с которой он встретился два дня назад на парковке». Т.е. это было на уровне бредовых идей. Откуда это взялось? Явно тут ни при чем ни СМСка, ни парковка, ни женщина. И как показывает практика, этот бред не на пустом месте.

Это что-то пережитое раньше. Когда человек уже столкнулся раньше, когда тебя бросили, предали, изменили. И теперь любой намек на это вызывает панику. Обжегшись раз на молоке, мы дуем на воду. Я не знаю как у Катерины на самом деле. Возможно у нее есть доказательства, но я говорю том, что невозможность пережить это, отсылает нас к более ранней истории. Что-то случилось раньше.

Что можно посоветовать Екатерине? Если они с мужем обратятся за помощью к психотерапевту – это будет хорошо. Вместе или по-отдельности - нет разницы. Это очевидно, потому что человек не может справиться сам. Главное лечение не в том, чтобы забыть, а в то, чтобы вспомнить что-то. Вспомнить то, о чем человек и не думает, что это взаимосвязано.

Вполне может статься, что муж тут и не причем. Я в своей практике сталкивался неоднократно. Бывало, что на деле выясняется, что муж многие годы всячески избегал этого, делал все, чтобы не изменить, но поведение супруги впрямую его подталкивало, чтобы это случилось. Ни в коем случае не хочу обвинять женщин огульно, но часто выясняется, что очень долгое отсутствие интимных отношений в семье или недостаточно качественные эти отношения, приводят к тому, что мужчина начинает изменять. И сказать, что виновата вторая сторона, язык не повернется. В любом случае в этих отношениях участников двое.

Поэтому здесь важно прежде всего не забывание, а понимание для того, чтобы жить и действовать по-другому.

Вопрос №4.
Мне 48 лет. Несколько лет назад у меня появился страх высоты. Я стоял на балконе, курил и решил представить себе, а что если положить доску между моим балконом и балконом противоположного дома. Мне стало вдруг жутко страшно, на спине выступил пот и с тех пор появилась боязнь высоты. Можно ли от этого страха как-то избавиться?
Марат, 48 лет
Ответ Максима Пасюкова:
Страх высоты. Стоя на балконе, я подумал, что пройти страшно. Понятно, что эта мысль взялась не ниоткуда. Получается, что фобия – это очень специфические, навязчивые образы. Кроме того, психиатры знают, что фобии, если с ними ничего не делать, то они склонны разрастаться. Часто фобии бывают лишь симптомами более серьезных заболеваний. Со страхом высоты можно справиться двумя путями. Есть так называемая поведенческая терапия. За 10-15 сеансов с человеком вырабатывают алгоритм того, как преодолевать навязчивые, неприятные страхи.

Лучше всего поведенческой психотерапией овладели военные. Армия – это сплошная дрессировка, когда надо преодолеть страх. Лечь под гусеницы танка с гранатой не способен ни один нормальный человек. Я служил, под танк не ложился, но другие сумасшедшие вещи делал. Военные добиваются успеха почти в ста процентах случаев. Пошагово, постепенно человека подводят к этому. Вспомним Александра Суворова –«тяжело в ученье, легко в бою». Он придумал такую систему тренировок, что солдаты бежали друг на друга со штыками и в последнюю секунду разбегались в шахматном порядке. Холостыми залпами они стреляли друг в друга в упор . Таким образом, Суворов натаскивал солдат до такой степени, что они относились к военной обстановке, как к естественной. Крепость Измаил Суворов взял только потому, что построил вал , выше, чем турецкий и гонял на него солдат день и ночь. Поведенческая терапия – это достаточно быстро и эффективно, но есть опасность, что фобия или невроз могут уйти вглубь.

Мысли, движения, воспоминания – они как правило уходят корнями в наши ранние бессознательные переживания, с которыми мы справились плохо или вообще не справились. Если макушку сорняка можно легко срезать тяпкой, ножом, чем угодно, то чтобы он не вырос снова, нужно дойти до корней.
Вопрос №5.
Здравствуйте, меня зовут Наталья. Подскажите, как не бояться водить машину.
Ответ Максима Пасюкова:
Не надо говорить, что на дорогах страны более 30 тысяч человек погибает каждый год. Это население небольшого города. И конечно, быть осторожными в вождении автомобиля — жизненно необходимо. Но что делать, если этот страх становится уже не помощником, а помехой. Понятно, что водитель, который испытывает излишнее напряжение, способен создавать аварийные ситуации. Опасные для себя и других участников дорожного движения. Поэтому здесь, как и в жизни нужен некоторый баланс. Когда ты чувствуешь свою ответственность. Тренировка. Банальная — чем больше тренируется, тем меньше он боится, это знают все. И те, кто прыгал с парашютом — первый раз самый страшный. Потом проще, потом удовольствие дикое... и здесь надо практиковаться. И Наталье я бы рекомендовал практиковаться в безопасных условиях — если до исх пор этот страх есть, то поездить на маленькой машинке — карт. Автодром. Как можно дольше, и даже если выдали права. Но ты не чувствуешь в себе внутренней уверенности ездить по городу, лучше какое-то время потренироваться чисто для себя — с инструктором, без инструктора, со знакомым, на своей машине. По чуть-чуть преодолевать эти трудности.

Иногда страх вождения машины или чего-то такого подобного является только симптомом тех душевных переживаний, которые уже много лет накапливаются и ждут своего часа. Если это действительно так, то такие внутренние глубинные страхи начинают проявляться все большим количеством симптомов. Не только машины — потом еще лифт. Самолет, боязнь выступлений — страх всего подряд. Это признак того, что дело не в машине. Ну а если удалось с инструктором преодолеть этот страх и почувствовать радость и уверенность, то психотерапия не нужна — человек и сам справился. Поэтому, Наталья, подумайте — какой из этих двух крайних вариантов ваш. Если, что, то записывайтесь ко мне на прием. Телефон 337870.
Напоминаем, что авторам всех вопросов достаются приглашения на бесплатные консультации в Центр Доктора Пасюкова. Забрать их можно в редакции ТВ2 (Елизаровых, 53/2), предварительно позвонив по телефону 902494.

Следующая горячая линия с психотерапевтом состоится в понедельник, 18 cентября.

Делитесь своими проблемами и присылайте вопросы на почтовый адрес portaltv2@mail.ru или оставив их здесь

Адрес и контакты Центра Доктора Пасюкова:
г.Томск, ул. Пушкина, 65/1, тел. (3822) 33-78-70
http://pokhudenie.su/