В Томске обсудили право осужденных и подследственных на частную жизнь

В Томске прошел круглый стол на тему «Результаты исследования по соблюдению права на частную жизнь в местах принудительного содержания в Томской области». В нем приняли участие представители ОНК, уполномоченные про правам человека и ребенка, представители МВД и прокуратуры.

В Томске обсудили право осужденных и подследственных на частную жизнь

Председатель Томского отделения «Совета общественных наблюдательных комиссий» (ОНК) Геннадий Постников рассказал,  что в рамках исследования было проверено пять учреждений пенитенциарной системы и одно учреждение, которое находится в системе МВД — Центр временного содержания иностранных граждан (ЦВСИГ).


«Ранее мы не задумывались над такой проблемой, как право на частную жизнь, — рассказал Геннадий Постников. — При исследовании нам пришлось общаться с людьми, которые там находятся, и с их родственниками, а также с сотрудниками данных учреждений. Мы обращали внимание на длительные и краткосрочные свидания, телефонные звонки, передачи и видеопереговоры. На нарушения частного пространства: обыски, досмотры, условия содержания. На отправку писем, а также на защиту персональных данных, например, медицинские карты».


Геннадий Постников рассказал, что иногда сотрудники учреждений не знают о том, что у заключенных нарушается право на частную жизнь. Да и сами заключенные этого могут не знать.


«Например, телефонные переговоры с родственниками. Как правило, телефон, по которому заключенный может позвонить домой, находится в помещении, где много людей. Ну какие тут могут быть секреты, если всем слышно, о чем ты говоришь. Понятно, что все разговоры сотрудники ФСИН прослушивают. Но когда другие заключенные могут услышать, о чем ты говоришь с женой или ребенком, тут совсем другое дело. Тем не менее ни один человек не заявил о нарушении своих прав. Вроде как принято».


Зачастую нарушение права на частную жизнь рассматривается как продолжение наказания. Но никаким решением суда, подчеркивает Геннадий Постников, такое право у заключенного не отбиралось.


В свою очередь томский омбудсмен Елена Карташова отметила, что ограничение права на частную жизнь иногда используют как метод давления.


«Руководство учреждения может отодвинуть свидание или выдачу посылки, — говорит Елена Карташова. — Но надзорные органы могут эту ситуацию исправить. Другое дело — СИЗО. Тут все зависит от следователя. Зачастую приходится сталкиваться с ситуацией, когда невозможно человеку, находящемуся в следственном изоляторе, заключить брак. Встреча мужчины и женщины, где присутствует сотрудник ЗАГСа, считается свиданием. Но на мой взгляд, это не совсем правильно. Это реализация права, которое закреплено законом. Но свидание следователь может запретить или передвинуть. Необходимо, чтобы регистрацию брака в нормативных актах обговорили отдельным пунктом, чтобы это не расценивали как свидание. И чтобы это не было средством давления на подследственного. Пока до судебного обжалования не дошло, каждый раз решали такие вопросы в ручном режиме. Все эти ситуации касались пар, которые еще до заключения жили в гражданском браке».


Подводя итоги круглого стола, общественники вынесли несколько рекомендаций. Например, построить прогулочные дворики при помещениях длительных свиданий во всех учреждениях ФСИН, обеспечить возможность вести конфиденциальные телефонные разговоры, начать вести диалог с администрацией региона о возвращении в реабилитационный центр в воспитательной колонии для девочек гражданской одежды. Кроме того, рассмотреть выделение средств для расширения комнаты для передач и комнат для свиданий в исправительной колонии № 4, а также начать проводить среди личного состава колоний и МЧС-70 семинары по правам человека. Данные резолюции носят рекомендательный характер.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?