«Слить труп за двушку»: землекопы Воронинского кладбища жалуются на нечестную конкуренцию

У землекопов, трудоустроенных в муниципальном предприятии Комбинат спецобслуживания (КСО), практически не осталось заказов. Основная масса могил сейчас копается частниками. Землекопы работают сдельно, а раз заказов мало, то и получают они мало. При этом полностью сократить землекопов КСО не вправе. Как муниципальное предприятие, оно единственное выполняет социальный заказ — хоронит безродных.

— На данный момент мне за две недели октября, после того как я вышел из отпуска, заплатили 3700 рублей, — рассказывает Алексей Семенов. — Я не знаю, как начисляется мне заработная плата. В магазине они берут за эту услугу почти восемь тысяч, но дальнейшая судьба денег мне не известна. У нас в таком положении вся бригада — они за месяц получили кто семь, кто восемь тысяч рублей.


Раньше, когда КСО был со Службой городских кладбищ одним предприятием, нам давали надбавки за вредность, как-то по часам считали. Дальше произошла переоценка. И сейчас у нас нищенская зарплата, как будто тут какие-то исправительные работы, а не официальное трудоустройство в государственной организации. Я думаю, что таким путем они просто пытаются от нас избавиться.


— Вы говорите, что за две недели получили 3700 рублей. А какой объем работы вы лично за это время сделали?


— Выкопал пять могил и закопал около 20.


— Раньше, когда вы работали в едином КСО, за этот объем работы сколько платили?


— Раньше в КСО платили 30, 35 тысяч в месяц. Нас было 22 человек трудоустроено тогда. Там было так: выкопать могилу — это один человек. А захоронение производится бригадой землекопов.

Алексей Семенов
Алексей Семенов

Одному физически невозможно тот же гроб в могилу опустить. Как минимум, два человека нужно, а то и три, четыре, смотря какой вес. А сейчас идет расчет, что я один все делаю. Я один все выкопал, один его принес, один опустил, один закопал, один поставил обрамление. Сегодня у меня заказ, завтра у другого сотрудника, но я же все равно приезжаю своему товарищу помогать, ибо он один не может это сделать. Но это нигде не учитывается, как будто меня на работе вообще не было.

— Мы жаловались в администрацию президента, — продолжает Алексей Семенов. — Они спустили нашу жалобу в ФСБ, ОБЭП. ОБЭП меня вызвал, потом сказали, что провели расследование и все нормально. В прокуратуру мы обращались, но там сказали: ну пиши, если хочешь. Но с таким отношением сразу понятно, что там мы тоже ничего не добьемся.


От частных предпринимателей здесь люди работают неоформленные — за наличный расчет. Без всяких налогов, без всего. За могилу они получают две тысячи рублей. Нас просто выживают отсюда. Чтобы только частные заказы сливать. Как они говорят: слить труп за двушку. И за две тысячи ребята готовы тут работать неофициально. А на нас все давят и давят. Заказов все меньше и меньше. И мы уже даже прожиточный минимум не получаем. Проезд нам не оплачивают сюда. Сам приехал за свой счет, сам покушал. Мы хоть здание свое, в том числе благодаря вам, отстояли и сидим сейчас в тепле.

«Слить труп за двушку»: землекопы Воронинского кладбища жалуются на нечестную конкуренцию

В Комбинате спецобслуживания сейчас новый директор Игорь Моисеев. Он подтверждает, что конкурентов сейчас много и они с ними не в равных условиях.


— Нам в любом случае нужно оставлять на предприятии землекопов, потому что мы муниципальное предприятие и выполняем социальный заказ, то есть хороним безродных, — комментирует нам ситуацию Игорь Моисеев. — Это наша обязанность, а значит, могилу для безродных кому-то тоже нужно копать.


Мы не можем платить людям меньше МРОТа (МРОТ сейчас для Томска и Томского района 14 664 рублей — прим. редакции), если у них не сдельная оплата труда. А у землекопов как раз сдельная оплата. Они не сидят здесь весь рабочий день. Есть заказ – сделали.

Конечно, конкуренция здесь бешеная. Сейчас на рынке примерно 35 компаний занимаются похоронным бизнесом. И на рынке землекопов их тоже предостаточно. В том числе различных ИП — то есть индивидуальных предпринимателей. С которыми мы находимся не в равных условиях. И по налогам, и еще по некоторым позициям. Которые просто вырывают у заказчиков эти могилы.

— Коммерсанты перехватывают заказы. Если сейчас проанализировать рынок, то КСО опустился и просел. Простой пример – возле нашего офиса на Белозерской находятся два частных павильона, где свои венки они чуть ли не на дорогу уже выносят. Им сказали убрать это дело с улицы, рядом школа, ребятишки ходят, но никто ничего сделать не может. При этом нас заставили убрать вывеску, хотя мы муниципальное предприятие. А пишут-то на нас жалобы кто — те же коммерсанты.

«Слить труп за двушку»: землекопы Воронинского кладбища жалуются на нечестную конкуренцию
«Слить труп за двушку»: землекопы Воронинского кладбища жалуются на нечестную конкуренцию
«Слить труп за двушку»: землекопы Воронинского кладбища жалуются на нечестную конкуренцию
«Слить труп за двушку»: землекопы Воронинского кладбища жалуются на нечестную конкуренцию
Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?