«Почти сутки мы висели на наручниках голые»: о пытках в омской колонии

— Затолкали меня в какое-то помещение, бросили на мягкое. Видимо, это матрас был, весь мокрый. Потом мы уже поняли, что он весь обоссанный уже был, обосранный. Ну, и начали. Сначала на живот меня уронили, наручниками вверх, и начали прыгать по спине. Коленями на спину. Я им кричу, что у меня спина болит, а он говорит: "Сейчас мы тебе вылечим и спину, и все". С криками. Начали бить, сначала вытянули ноги, я их подгибал, они вытянули, начали бить прямо по пяткам. Большая такая дубина, плоская, как в школах киянки деревянные. Меня начало как будто прямо в мозгу током бить. Потом перевернули на спину, начали мазать задницу и ягодицы, половой орган, яйца. Я так понял, это вода была, ну, мокрым чем-то там смачивали. И все, привязали провода к гениталиям, начали бить током. Секунд 30 бьют, потом отключат, опять включают, потом выключат. Кто-нибудь сядет сверху и начинает на груди вырывать волосы.


Бывший заключенный омской ИК-7 Дмитрий Козюков сейчас лечится в Санкт-Петербурге. Его освободили досрочно – не за примерное поведение, а по инвалидности. После пыток и избиений, которым его подвергли сотрудники колонии, он перестал ходить, а врачам в ходе нескольких операций пришлось собирать его позвоночник буквально по кусочкам.


О том, какие меры «воспитательного воздействия» применяют к заключенным в омской ИК-7, рассказали в интервью корреспонденту Сибирь.Реалии.

Дмитрий Козюков после пыток в колонии
Дмитрий Козюков после пыток в колонии
Фото: Мария Эйсмонт
Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?