Госдума проголосовала за введение контрсанкций в ответ на действия США. Кого коснется?

Госдума единогласно одобрила во вторник, 15-го мая,  в первом чтении законопроект, расширяющий полномочия президента и правительства по введению санкций в ответ на «недружественные действия США». В пакете с ним в первом чтении одобрены дополнения в Уголовный кодекс, устанавливающие наказание за новый вид преступления — «действия в целях исполнения» санкций иностранного государства и «действия, способствующие введению» антироссийских санкций. Депутаты готовы уже завтра, 17-го мая одобрить оба законопроекта во втором чтении. Работающие в России европейские бизнесмены встревожены перспективой сложного выбора: нарушать санкции США либо соблюдать их с риском подпасть под уголовное преследование — и предупреждают о возможности ухода с российского рынка.

Госдума проголосовала за введение контрсанкций в ответ на действия США. Кого коснется?

По мнению политолога Екатерины Шульман, новый закон таков, что «не обязывает никого ни к чему вообще»  и носит «рамочный» характер. Депутаты решили ко второму чтению исключить из проекта «упоминание определенных отраслей, товаров и услуг, а также установить, что меры противодействия не могут распространяться на жизненно важные товары». Напомним, что норма, вводящая запрет на импорт лекарств и медицинского оборудования, стала предметом жесткой критики со всех сторон. Исчезновение этой конкретики из законопроекта Шульман объясняет тремя факторами.

Первый - общеполитический: не совсем дело Думы в нашей политической системе принимать такие масштабные внешнеполитические декларации, это дело президента. Тут можно даже опечалиться – хотелось бы увидеть более полновесный и полновластный парламент. Но текст законопроекта был настолько плох, что жалеть тут не о чем.

Вторая причина – слишком большое количество отраслей затрагивал первоначальный текст, и они все пошли в правительство жаловаться, что им угрожают, мешают и потенциально закрывают от них внешние рынки. И для атомной промышленности, и для авиационной, и для металлургической это не подарок. Даже разговоры об этом им совершенно не нравятся. Тут было коллективное давление разных отраслей.

И третий фактор, значение которого не стоит приуменьшать – это общественное мнение, это давление организованного гражданского общества. Это то, что делали НКО, это то, что происходило в Общественной палате, петиции, социальные сети, такой поддерживаемый, стабильный и достаточно высокого уровня публичный шум, который в дополнение к первым двум факторам пугает инициаторов и показывает им, что не только они вызвали недовольство влиятельных групп интересов, но и граждан тоже раздражают, а это совершенно некстати сразу после выборов, - считает Екатерина Шульман.

Второй законопроект, дополняющий УК новой статьей 284.2, которая предусматривает наказание за исполнение антироссийских санкций, по прежнему остается поводом для тревог, как для зарубежного бизнеса, так и для отечественного. Под «исполнением» имеется в виду «ограничение или отказ в совершении обычных хозяйственных операций или сделок» (штраф до 600 тыс. руб. либо ограничение свободы до четырех лет). Плюс часть 2 новой статьи предусматривает наказание за «умышленные действия, способствующие введению» санкций. Она «посвящена тем гражданам нашей страны, которые ездят за рубеж, консультируют по проведению санкций, призывают к проведению санкций, дают соответствующие рекомендации, собирают материалы»,— пояснил, представляя законопроекты коллегам, первый замглавы фракции «Единая Россия» Андрей Исаев. И уточнил: «Нет сейчас такой юридической формулировки, но она осталась как моральная формулировка — измена Родине», - цитирует депутата Коммерсант.

Проект состоит из двух пунктов, из них понятен только второй, – считает Екатерина Шульман. Это попытка наказать тех, кто общается с иностранной прессой, может быть, общественными организациями, органами власти, в результате чего возникают санкционные списки. Если вы призывали кого-то внести в эти списки или что-то писали на эту тему – можете пройти по этому пункту.

Люди, которые этим занимались, по крайней мере публично, такого рода консультации предоставляли, они уже давно не в России. Из тех, кто в России, можно вспомнить только Алексея Навального.К нему это может относиться.

Первый пункт малопонятен, и он не нравится большим корпорациям, причем как иностранным, работающим в России, типа Coca-Cola, так и нашим, таким как Сбербанк и ВТБ, потому что в Крыму, например, никакие российские компании не работают – только специально созданные для этого юридические лица. Ни один банк не имеет там отделений, туда не летает Аэрофлот. Это можно трактовать как исполнение санкций.

«Возможно, авторы закона просто не подумали, что под формулировку "юридические лица, зарегистрированные в РФ" может попасть любая структура, в том числе, например, европейские компании. Но на практике это может означать уход из России европейского бизнеса и, прежде всего, банков»,— говорит один из собеседников Коммерсанта в бизнес-кругах. Президент Ассоциации французских внешнеторговых советников в РФ, управляющий партнер юрфирмы Jeantet Associes Давид Ласфарг согласен, что европейские компании оказываются жертвами противоречащих друг другу законодательств: «Боюсь, что, оказавшись перед таким выбором, многие, прежде всего банки, предпочтут уйти с российского рынка».

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?