Заглянуть в будущее

Заглянуть в будущее
Фото: Сергей Коновалов

Любит? Не любит? К сердцу прижмет или к черту пошлет? Самое время узнать, что год грядущий нам готовит! Святки, то есть «святые дни» от Рождества до Крещения, считались лучшей порой в году для гаданий. Как ворожили на судьбу наши прабабушки, мы решили узнать у, пожалуй, самых ответственных хранителей традиций — сотрудников Томского краеведческого музея.


Первым делом, пришлось переодеться. И — перевоплотиться. Ведь, чтобы на Святки заглянуть в будущее бабушкиным способом, для начала нужно погрузиться в прошлое.

Марина Лоскутова перевоплощается в сценического персонажа Марину Игнатьевну
Марина Лоскутова перевоплощается в сценического персонажа Марину Игнатьевну
Юбка из понитчины - домотканного сукна из хлопка и шерсти
Юбка из понитчины - домотканного сукна из хлопка и шерсти

Марина Лоскутова выбрала себе образ сибирской крестьянки Марины Игнатьевны, старожилки, чьи предки обосновались здесь со времен Ермака и сейчас именуются «казаками»:

«Я одета по городской моде — платок (замужним женщинам не положено было показывать волосы!), кофта, теплая юбка из понитчины — домотканого сукна, в котором по хлопчатобумажной основе пущена шерстяная нить. В такой юбке наши бабки могли запросто бегать за водой в морозы».

Татьяна Назаренко перевоплотилась в Татьяну Егоровну, переселенку из Тамбовской губернии. На ней - желтый холодай
Татьяна Назаренко перевоплотилась в Татьяну Егоровну, переселенку из Тамбовской губернии. На ней - желтый холодай

Татьяне Назаренко подошел образ переселенки Татьяны Егоровны, переехавшей в Сибирь уже после отмены крепостного права:

«На мне сейчас надет так называемый холодай — гибридный вариант городской и крестьянской моды. Он напоминает и сарафан, и платье, и рубаху одновременно. Ширина холодаев была невообразимой — вот из того, что на мне, в войну выпороли от 40 до 80 см, чтобы сшить одежду подрастающему ребенку».

«Эти лавки — мужские, — приглашает занять места для гаданий в своей «избе» Марина Игнатьевна, — но я сяду во главе стола. Когда ко мне приходят гости, я прошу их охарактеризовать меня как хозяйку — и многие единственное, что могут сказать: «Ну, бедненько... Посуды нет». А чего ради я ее доставать буду — я не за стол вас звала. А вот то, что мужской рабочий угол — пустой, внимания не обращают. Нет мужика в доме. Зато висит люлька — солдатка, однако. Или — вдовушка из недавних. А еще в избе много самоваров, гармонь имеется и грабли стоят деревянные — для вязания. Это — изба, которая сдается внаем. Сюда молодежь приходит на вечерки — тусовки, по-нынешнему. Для вдовушки это удобно — молодежь за посиделки или копеечками расплатится, или по хозяйству отработает. И молодым хорошо — не на глазах у родителей, поозоровать можно. Вот в такие дни в таких избах и гадали!»

"Изба" Марины Игнатьевны
"Изба" Марины Игнатьевны
Люлька с "младенцем"
Люлька с "младенцем"
Заглянуть в будущее

Гадали обычно от страха перед будущим — будет ли урожай? хватит ли здоровья? достанет ли денег? Особенно нервничали молодые девицы — возьмут замуж или не возьмут? кто будет жених и куда ехать придется?

«От девиц в этом вопросе ровным счетом ничего не зависело, — поясняет Марина Игнатьевна. — Максимум, что могла сделать девушка — это сесть у печки и поковырять ее, показав таким образом, что хочет замуж. Или забиться под кровать в горнице, где никто не спит, обозначив, что не рада такой перспективе. Хорошо, если родители к ней прислушаются. Потому что против воли родителей идти было не принято».
Марина Игнатьевна, сибирская крестьянка
Марина Игнатьевна, сибирская крестьянка
«На самом деле, была возможность справиться с этой бедой, — возражает Татьяна Егоровна. — Можно было и убёгом уйти. Я убёгом замуж вышла. Потому что бедные мы были. А свадьба — дело дорогое. Тут и попу надо было заплатить. И угощение для всего села готовить. Ну мне родители и сказали: «Ты, Татьяна, беги давай... Потом не серчай, конечно, мы покажем, что гневаемся...» Ну что, отдала я своему Феденьке кольцо, он с попом сговорился. И мы тайно обвенчались. А потом пришли, в ноги упали: «Маменька-тятенька, простите». Те ругаются, арапником походили... Но это дело такое — показать-то надо, что против воли повенчались, и перед селом совестно, что свадьбу не сыграли. Ну а потом простили. Ведь я — венчана. Честная жена. Все, как положено».
Татьяна Егоровна, переселенка в Сибирь
Татьяна Егоровна, переселенка в Сибирь

Гадать, как правило, ребята и девчата начинали, когда входили в брачный возраст. Гадания делились на чистые и нечистые. Нечистые устраивались там, где, как подразумевалось, должна была обитать нечисть — например, в бане или — у проруби.

Заглянуть в будущее

«Собралось нас однажды человек 20, — рассказывает Татьяна Егоровна, — и девки, и парни. Пошли на речку гадать — сели вокруг проруби, за руки схватились. Одна девушка, что с нами не гадала, очертила нас снаружи палкой кругом — чтобы нечисть, которую мы зовем, нас не изурочила (не околдовала — прим.ред). И вот мы сидим в тишине — кому что послышится. «Где моя судьба, там собачка зла» — думаю и слышу, как вдалеке за рекой собачка маленькая тявкает. Ну, значит, за ровню выйду. А подружка рядышком сидела — ей примерещилось, что кобель в нашей деревне брешет. Ее в тот год за соседа-вдовца выдали. А один парень услыхал, как лошадь с бубенцами скачет. Его в солдаты забрили. А если бы девушка услышала такое — то это к верной свадьбе. Но страшнее всего было услышать такое - «тук-тук». Значит, гроб тешут... Когда закончили, та, что не гадала, опять нас кругом очертила, мы из него вышли и только после этого руки расцепили — когда держались за руки, не так боязно было».

В Сибири, по меркам Центральной и Южной России, замуж выдавали поздно — земли много и лишние рабочие руки никому особо не мешали. А там, откуда в конце 19 века Сибирь ехали переселенцы, «невеститься» начинали едва ли не с 12 лет — дочек нередко воспринимали как «лишний рот» и были рады пристроить их в другую семью. Венчать девочек в таком возрасте было не положено — батюшку за такое могли и наказать. Поэтому родители или давали священнику денег, чтобы лишнего не спрашивал, или прибавляли «невестам» лет.

«Когда мне было 12 лет, — говорит «переселенка в Сибирь из Тамбовской губернии» Татьяна Егоровна, — я с подружкой пошла погадать в баню. Почему туда? Потому что там икон никто отродясь не держит. Место нечистое. С банником лучше не связываться — нет его злее, нет и добрее. В порог надо обязательно нож воткнуть, чтобы еще какая нечисть в баню не вошла. Зеркало поставили, две свечки, стакан — простой, граненый. В него надо налить воду и опустить колечко на волоске. И смотреть. Я вот зеленый лужок углядела, а по нему теленок, задравши хвост, скачет. Рассказала маме. А она мне говорит: «Татьяна, рано тебе еще про женихов думать, погуляй еще в девках. Мы, конечно, люди бедные, но с рук тебя сбывать не торопимся — поживи еще вольной жизнью...»
Татьяна Егоровна, переселенка в Сибирь
Татьяна Егоровна, переселенка в Сибирь

«А моя бабушка учила нас подблюдным гаданиям, — выдвигает на центр стола большое блюдо «сибирская крестьянка» Марина Игнатьевна. — Вот у нас блюдо стоит. В него каждый должен положить свою вещицу — кто колечко, кто браслетик, кто гребешок... Теперь закрываем тряпицей натуго, чтобы не видно было. И — кто-то один начинает петь:

Загадайте нам, святки,

Чтобы всем по загадке,

Святый вечер — щедрый вечер,

Кому вынется — тому сбудется,

Святый вечер — щедрый вечер,

Кому сбудется — не минуется...

...А дальше кто-то другой достает вещицы с блюда по очереди. Ради разнообразия можно иногда вынимать пустую руку. Поющий на то, что достают с блюда не смотрит — и поет без остановки то, что приходит первым в голову. Например:

Мышь пищит — каравай тащит,

Святый вечер — щедрый вечер.

А еще попищу, а еще потащу!

Святый вечер — щедрый вечер...

Это значит, что год будет богатый, да щедрый. Мыши караваями тащат — а хозяева даже не смотрят. Говорят — ешь на здоровье!

Ленивая ленивица, да таял на столбе снежок,

Святый вечер — щедрый вечер.

Ленивая ленивица, вытаяла ...ой пирожок...

...Это значит — как потопаешь, так и полопаешь. Хочешь доказать, что гадание врет — значит, потрудись в этом году. И еще — замуж после такого предсказания в этом году точно не выйти...

И шел кузнец по улице.

Святый вечер — щедрый вечер.

И нес кузнец три молота,

Святый вечер, щедрый вечер.

Кузнец, кузнец — скуй злат венец.

А на счастье кузнеца, скуй еще и два кольца!

Этот куплет — к свадьбе.

Медведь — пыхтун.

По реке плывет,

Святый вечер — щедрый вечер...

Кому пыхнет во двор, тому зятюшка скор,

Святый вечер — щедрый вечер...

И с этим куплетом — тоже все понятно, опять же — к свадьбе».

«Есть еще такое гадание — простенькое, но страшное, — перехватывает эстафету Татьяна Егоровна. — Ложишься спать, волосы распустишь, пояс, крест снимаешь — гребешок под подушку кладешь и приговариваешь: «Суженый-ряженый, приди косу расчесать». Рассказывают, одна девица так улеглась — а ночью как заревет! Оказывается, ей во сне начали волосы драть. Выдали в тот год замуж за богатого — да больно нехорошо они жили. Драчун был. Вот иной раз думаешь — гадать не гадать? Наворожишь — а не ровен час сбудется. Боязно...»
Татьяна Егоровна, переселка в Сибирь
Татьяна Егоровна, переселка в Сибирь
Заглянуть в будущее

Можно воспользоваться и другими бабушкиными способами заглянуть в будущее — например, кинуть через голову чеботок (ну или лапоть, сапожок, валенок, ботиночек) — в какую сторону носок укажет, там и судьба ждет. Главное, не попасть в случайного прохожего — раньше ходили байки о том, что после того, как чебот на лету убил лошадь проходившего мимо мужичка, одной девице пришлось выйти замуж за первого встречного. Еще вариант — просто подойти к незнакомцу на улице и спросить имя. Если повезет, то и суженого будут так звать.

«А еще можно вырезать из бумаги птичек или зверюшек разных — раньше козульками их называли, — говорит Марина Игнатьевна. — На таких бумажных фигурках писали предсказания в виде пословиц и поговорок, и вытаскивали — кому что».

Заглянуть в будущее

«Сибиряки видно, что народ грамотный, — улыбается «переселенка» Татьяна Егоровна. — А у нас неграмотный был — напекут таких козулек-печенек из теста и положат внутрь или зернышко, или колечко, или монетку, или щепочку. Ну щепочку все боялись, это, вроде как, гроб вытащишь... Или вот простое гадание. Поужинает семья на Рождество — посуда-то общая, а ложка у каждого своя. Зачерпывают воды в ложку — и на мороз. Утром смотришь — если с ямочкой замерзло, значит, год с убытком будет. Ложка перевернулась — совсем плохо. Ежели ровненькая поверхность — значит, так себе год. А если с горочкой — то с прибытком. Как потом меня научили — воду в ложку надо лить полнее, да ставить ровнее! Или вот еще вариант — подбежать к церковной оградке, со всего маху обнять ее, и досочки сосчитать. Коли чет вышел, значит год будет хороший. Коль нечет — значит, что-то плохое случится».

Заглянуть в будущее

«А еще у меня глиняная большая чаша есть, — говорит Марина Игнатьевна, — с одной стороны приклеена монетка намертво, с другой — колечко. Монетка — богатство, колечко — любовь. Чтобы сразу и любовь и богатство — это такие сказки, так не бывает... С других сторон, крестообразно — приклеены зернышко и камешек. Хлеб, то есть зернышко — это здоровье. Камешек — болезнь. В чашу наливали воды и бросали туда щепочку — куда причалит, то и будет. Если начинало прибиваться к болезни, то мы всю воду выплескивали: «Отвяжись, худая жизнь. Привяжись хорошая». А вообще — без болезней только покойники живут...»

Чтобы нечисть всякая после святочных гаданий в течение года жизнь любопытным людям не портила, на Крещение погадавшим советовали или окунуться в Иордань, или хотя бы водой из нее лицо умыть. Или — почистить карму другим благородным способом.

«Нам батюшки говорили — известно, что грешить будете, так вы тайком милостыню подайте, — делится Марина Игнатьевна. — Сделайте, чтобы и у людей бедных все, что нужно, было. Приезжают иной раз: детей — мал мала меньше, голы, как соколы, есть нечего. Милостыню просить стыдно, а заработанного нет. Так вы пойдите и чем можете — помогите, чтобы ни у кого пустого стола не было на рождество! Ведь, если у кого стол не накрыт — это не их грех. Это грех соседей».
Марина Игнатьевна, сибирская крестьянка
Марина Игнатьевна, сибирская крестьянка

Побывать в гостях у Марины Игнатьевны, перевоплотиться вместе с ней в образы сибиряков конца 19 века и погадать на свое будущее можно и лично — в Томском краеведческом музее в дни святочных праздников будут проходить экскурсии-«погружения» по предварительной записи. А 18 января с 18.00 до 21.00 там пройдет большое вечернее мероприятие «Святочное новогодье» - что-то вроде «Ночи в музее» с новогодней тематикой. Не пропустите!

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?