Подсвечник меняет профессию

Подсвечник меняет профессию
Фото: Александр Сакалов

Недавно сотрудники Томского краеведческого музея провели маленькое собственное «расследование». Оказалось, что в музейных фондах хранятся три предмета, назначение которых было определено некорректно: две вазы и подсвечник. Вазы были престранные. Одна, например, в форме капельки. Потому все время падает. Ну как в такую наливать воду и ставить цветы? А между тем, воду в нее наливали и цветы ставили — судя по зеленому следу на донышке от «зацветшей» воды.

«История одной вещи» - совместный проект с томскими музеями

Подсвечник меняет профессию

Миниатюрную синюю стеклянную «капельку» в дар музею принес томич Владимир Фадеев в апреле 1982 года. На словах объяснил, что это — вазочка для цветов. Нижний вытянутый конец не обработан и выглядит грубоватым. Но эта особенность «конструктивная» — вазочку, по словам сдатчика, надо было вставлять в специальное отверстие в буфете. Или в столе. Или в комоде. Или еще в каком предмете интерьера. Столов с отверстиями в краеведческом музее не было, поэтому на выставки предмет не брали. Так и лежала «капелька» в запасниках.

Подсвечник меняет профессию
Подсвечник меняет профессию
Подсвечник меняет профессию
Подсвечник меняет профессию
«Эту вазочку произвели на рубеже 19-20 веков или на фабрике, или кустарным способом, — говорит сотрудница музея Елена Малофиенко. — Форма достаточно сложная — снаружи вазочка гладкая, а внутри — ребристая. Причем, по моде стиля модерн, популярного в то время, ребра отклонены слегка набок. Приём назывался «сдвинутые ребра» и при повороте предмета создавал эффект переливчатости».
Елена Малофиенко, сотрудница Томского краеведческого музея
Елена Малофиенко, сотрудница Томского краеведческого музея

Если бы не грубоватый низ «капельки», то Елена Малофиенко могла бы определить этот предмет как портбукет. Porte-bouquet (фр.) или tussie-mussie (англ.) — миниатюрный футляр для цветов, который можно крепить к платью или носить в руках. В обиход портбукеты вошли в 18 веке — в Европе.

Портбукет, 1820—1830-е гг, позолота, перламутр, стекло. Музей Фредерика Мареса
Портбукет, 1820—1830-е гг, позолота, перламутр, стекло. Музей Фредерика Мареса
Фото: с сайта ru.wikipedia.org

Это был модный в среде аристократии аксессуар, защищавший платья, руки и перчатки женщин от пятен, зацепок и царапин, которые могли оставлять живые цветы. Портбукет представлял собой декорированную воронку или микровазочку, в которую наливалась вода или закладывался влажный мох или губка — чтобы живые цветы как можно дольше сохраняли свежесть. Портбукет можно было просто держать в руках или прикрепить к лифу платья. В качестве креплений выступали иглы и цепочки.

Портрет Юлии Теляковской — супруга генерал-лейтенанта и ученого фортификатора Аркадия Теляковского с портбукетом в руках (Гавриил Яковлев, 1848 год, Эрмитаж)
Портрет Юлии Теляковской — супруга генерал-лейтенанта и ученого фортификатора Аркадия Теляковского с портбукетом в руках (Гавриил Яковлев, 1848 год, Эрмитаж)
Фото: с сайта commons.wikimedia.org

Иногда портбукеты снабжались небольшим зеркальцем, чтобы во время светских мероприятий можно было незаметно рассматривать себя или окружающих. Пик популярности портбукетов пришелся на 1850-60-е годы, но мода на них держалась до начала 20 века. Делали портбукеты из драгметаллов — золота, серебра, а также — из слоновой кости и перламутра. Украшали жемчугом, драгоценными камнями, расписывали эмалью. Некоторые модели портбукетов были с «ножками», которые позволяли ставить их на горизонтальные поверхности, как вазочки.

«Синяя вазочка вполне могла служить приспособлением для переноски цветов, — размышляет Елена Малофиенко. — Ведь цветы могли быть и колючими. А так можно было принести домой маленький букетик роз, не поранив при этом женских ручек. Принесли и поставили — в отверстие в столе. Только необработанный кончик «капельки» наводит на мысль, что эта вазочка скорее была не портбукетом, с которым ходили по светским мероприятиям, а держателем, «холдером».
Елена Малофиенко, сотрудница Томского краеведческого музея
Елена Малофиенко, сотрудница Томского краеведческого музея
Подсвечник меняет профессию

А вот небольшой медный предмет с мельхиоровыми накладками, который был записан в музейный документах как «подсвечник», по всей видимости, был именно классическим портбукетом — хоть сам он и оформлен лаконично, но обработан полностью, включая нижнюю часть.

Из записи в Книге поступлений:

ТОКМ 592. 1962 год. Подсвечник - медный (?), вставлялся, по-видимому, в гнездо на пианино, в форме высокой стопки с отвернутыми краями. Украшен выпуклым цветочным орнаментом.

Подсвечник меняет профессию
Подсвечник меняет профессию
Подсвечник меняет профессию

«Подсвечник», как и «капелька», самостоятельно стоять не может. Так что предположение, что его вставляли в какое-то отверстие, было вполне логичным. Тем более что в нижней его части явно видны потертости. Но вот следов использования этого предмета в качестве подсвечника нет. Нет наплывов воска или патины, которые неизбежно должны были появиться при соприкосновении медной поверхности с оплывающей свечой. Правда, и следов воды внутри емкости тоже нет.

«Куда он мог вставляться? Вероятно, в специальные приспособления, — рассуждает Елена Малофиенко. — А может, изготавливали на заказ особую мебель или сверлили дырки в столешнице на такой случай? И почему нет следов воды? Может, в этот портбукет ставились бумажные цветы для декора? Так как предмет для Томска редкий, то и с определением его назначения возникли проблемы. Как назвали «подсвечником», так он под этим именем в музее и лежал. Никогда не экспонировался. Может, у кого-то из томичей сохранились воспоминания о том, что бабушки или прабабушки использовали что-то подобное, или в доме была мебель с отверстиями? Будем рады, если кто-то поделится информацией».
Елена Малофиенко, сотрудница Томского краеведческого музея
Елена Малофиенко, сотрудница Томского краеведческого музея

Третьим предметом, который Елена Малофиенко поместила в компанию «портбукетов», стала стеклянная разъемная ваза из двухслойного стекла.

Подсвечник меняет профессию

Из записи в Книге поступлений:

ТОКМ 9481. Ваза для цветов. Состоит из двух разъемных частей. Нижняя часть имеет круглую подставку и ножку в форме цилиндра; верхняя - чаша с узким отверстием в центре и фестончатыми изогнутыми краями. Украшена росписью (цветочные мотивы). Из старых поступлений, записано в 1988 г., происхождение неизвестно.

Изящное изделие с гофрированными бортами на показ в музее выставлялось часто — просто как образец стеклянной продукции рубежа 19-20 веков. Экспонат из «молочного стекла» (также — «глухое белое» или «костяное», изобретено в Венеции в 16 веке, название получило из-за цвета, который получался при добавлении костяной золы или диоксида олова — прим. ред.), скорее всего, был выпущен на одном из заводов Мальцовых или Болотиных. Особенность вазы в том, что она разбирается. Нижнюю часть можно было использовать в качестве вазы для фруктов, а верхняя отдаленно напоминает портбукет.

«Верхнюю часть сделали съемной для удобства — чтобы можно было безопасно сливать и наливать воду для цветов, мыть, — говорит Елена Малофиенко. — Но несмотря на то, что она может служить для переноски цветов, ее в этом качестве, скорее всего, не использовали. Потому что нижний конец — необработанный и массивный — выглядел бы непрезентабельно во время носки в женской руке. Так что я бы назвала это не портбукетом, а букетодержателем».
Елена Малофиенко, сотрудница Томского краеведческого музея
Елена Малофиенко, сотрудница Томского краеведческого музея
Подсвечник меняет профессию
Подсвечник меняет профессию
Подсвечник меняет профессию
Подсвечник меняет профессию

То, что в краеведческом музее хранятся сразу три довольно редких предмета — большая удача. В музее керамики в Кусково, где собрана большая коллекция стекла, например, нет ни одного букетодержателя. Но пока не на все вопросы у томских хранителей есть ответы. Поэтому Елена Малофиенко обращается ко всем, кто может помочь, вместе дописать эту «Историю одной вещи».

«Может, кто-то встречал такую составную вазу, или «подсвечник», или «капельку»? — говорит Елена Малофиенко. — Когда значение предметов определено, тогда вещи обретают новую ценность. Их уже можно объединять в линейки, более уверенно экспонировать. Как мы теперь делаем с ботанизирками, которые у нас в документах долгое время значились как непонятные «экспедиционные баллоны». Эти предметы обогащают наши знания о быте горожан столетней давности — что в ходу были маленькие букетики, которые томичи носили с собой, приносили домой, вставляли в специальные дырки в столешнице... Так разрушаются стереотипы — в том числе, и у музейных работников».
Елена Малофиенко, сотрудница Томского краеведческого музея
Елена Малофиенко, сотрудница Томского краеведческого музея
Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?