Море пустоты в кресле

Море пустоты в кресле
Фото: Сергей Коновалов

Деревянный ларчик высотой сантиметров 15 и металлическая вещица, которая легко помещается в карман. Эти предметы объединяют похожие фигурки человека, сидящего в кресле без тапочек. «Монах» — так обозначил человека в своей описи владелец вещей, разведчик Михаил Полумордвинов. И, в общем-то, не ошибся.

«История одной вещи» - совместный проект с томскими музеями

Деревянный будда в киоте
Деревянный будда в киоте
Металлический амулет в сравнении с кольцом
Металлический амулет в сравнении с кольцом
Снятые башмаки
Снятые башмаки
Море пустоты в кресле

Ларчик и амулет с «монахом» поступили в Томский краеведческий музей в 1920 году от вдовы Михаила Полумордвинова. Маленькую статуэтку полковник приобрел за 50 центов в 1913 году у старьевщика в Мукдене (маньчжурское название китайского города Шеньян — прим. ред.) А ту, что побольше, купил в Японии в 1907 году.

«Можно предположить, почему разведчик оказался в то время в Японии, — говорит сотрудница музея Александр Котенко. — Скорее всего, это было связано с его награждением. Дело в том, что спустя несколько лет после того, как Россия потеряла Порт-Артур в ходе русско-японской войны, японцы решили поставить памятник русским офицерам и солдатам. На открытие памятника приехала русская делегация, в том числе, и Михаил Полумордвинов со своим начальником — генералом Володченко. В фондах нашего музея хранится фотография от одного из японских военнослужащих из Порт-Артура — с благодарностью Михаилу Полумордвинову за помощь. Как мы понимаем — за помощь в обустройстве мемориала».
Александра Котенко, сотрудница Томского краеведческого музея
Александра Котенко, сотрудница Томского краеведческого музея
Cапёрный подполковник Сигэнао Хаттори и текст на обороте карточки
Cапёрный подполковник Сигэнао Хаттори и текст на обороте карточки
Фото: Томский областной краеведческий музей. ФФ 3802-102

Текст на обороте:

«Многоуважаемому Капитану Полумордвинову на добрую память. Я будучи заведующим силами производства открытия памятника Русских офицеров и нижних чинов, глубоко был тронут Вашею любезностью и [неразборчиво 1 слово] содействием и потому принесу сию карточку в знак благодарствия и дружбы. Саперный подполковник С. Хаттори в штабе крепости Порт-Артура 11-го июня 41-го года Мейдзи.

工兵中佐服部重直»

Членам русской делегации тогда вручили разные награды. Михаилу Полумордвинову достался орден Священного сокровища. В Японии Священных сокровищ три: священный меч, священное зеркало и священная яшма — где они находятся и существуют ли вообще, никто не знает. Открывать места их хранения нельзя — иначе случатся стихийные бедствия. Так гласит легенда. Орден Священного сокровища давали тем, кто вносил большой вклад в дипломатические отношения между странами и способствовал укреплению мира.

Орден Священного сокровища
Орден Священного сокровища
Фото: с сайта ru.wikipedia.org

Оба предмета с «монахом», привезенные Полумордвиновым в Томск — и деревянный ларчик, и металлический амулет — японские. Несмотря на то, что один из них куплен в Китае. Об этом говорит один и тот же персонаж, сидящий в кресле — Кукай. Кукай — прижизненное имя (у японцев была традиция давать еще и посмертные имена)  известного общественного деятеля, монаха, религиозного мыслителя.

Море пустоты в кресле

«Имя Ку:кай пишется двумя иероглифами, — объясняет Александра Котенко. — Они означают «пустота» и «море», или «море пустоты» — это более частый перевод. Это очень буддийское имя. «Пустота» для японцев не просто что-то абстрактное, это очень сложный термин и у него много значений, в зависимости от буддийской традиции. Вероятно, Кукай под «пустотой» подразумевал пустоту своей личности. Что его личности как таковой — не существует. Есть просто случайный набор качеств, который получился в результате его очередного перерождения».

Кукай жил в Японии в 8-9 веке. Родился на острове Сикоку в 774 году и в возрасте 30 лет решил отправиться в Китай постигать буддийское учение. Решение было смелым, потому что в те времена морем до Китая добираться было опасно — суденышки ненадежные, стихия непредсказуемая. Кроме того, «учеба» должна была занять не меньше 20 лет. Но что-то пошло не так. Через два года, в 806 году, Кукай вернулся. И основал в Японии одну из самых популярных школ буддизма Сингон. Название, означающее «правильное слово», показывает, что в школе особенно ценили духовные тексты и молитвенные формулы — мантры.

Кукай на корабле, плывущем в Китай
Кукай на корабле, плывущем в Китай
Фото: с сайта tomskmuseum.ru

«Буддизм, когда приходит в разные страны, начинает изменяться под религии, которые там существуют, — поясняет Александра Котенко. — В Японии национальная религия — это синтоизм, «Путь богов». Это вера в бесчисленное множество разных духов — Духа горы, Покровителя рода, Покровителя речки... И когда буддизм пришел в Японию, он стал приспосабливаться к этой сложной картине богов. Буддисты стали говорить, что вот все эти духи — они на самом деле, буддийские будды или бодхисаттвы. Одним словом, защитники буддийского учения. То есть, буддисты не стали вступать в конфликт, говорить, что все это — демоны, и надо от них избавляться, а начали тесно с другой религией сотрудничать».

Учение, основы которого заложил Кукай, было связано с буддой Вайрочана — «Великим Сияющим Светилом». Кукай провел аналогию Вайрочана с богиней солнца Аматэрасу — наиболее почитаемой богиней в синтоизме, от которой, по легенде, вели свой род японские императоры. И учение Кукая получило большой успех. Да и вообще память о себе у людей Кукай оставил великую.

Ку:кай
Ку:кай
Фото: с сайта ru.wikipedia.org

«Японцы приписывают Кукаю изобретение буквально всего, — рассказывает Александра Котенко. — Он за два года жизни в Китае стал мастером каллиграфии и привез в Японию так называемый «эмоциональный стиль» начертания иероглифов. Его каллиграфическое мастерство ценили столь высоко, что даже стали считать создателем азбуки вообще. Что не совсем правильно. Кукая почитали и как культурного героя в строительстве — он рос как буддийский патриарх, привлекал к своему учению все больше людей и всячески способствовал строительству храмов. При храмах он устраивал школы, которые были доступны для всех — и для знатных, и для бедных. Так что за ним закрепилась слава основоположника народного образования».

Образец почерка Кукая
Образец почерка Кукая
Фото: с сайта japanhoppers.com

Также Кукаю приписывают достижения в медицине, строительстве дамб, поэзии (стихи писал в основном буддийского содержания) и прозе (оставил несколько заметок, которые считаются высокохудожественными). Но самое интересное — его считают основоположником практики прижизненного мумифицирования.

«Когда ему исполнился 61 год, он перестал есть, — повествует Александра Котенко. — Точнее, он перешел на особую диету, в состав которой входили кора сосны и ее корни. На этой диете он себя истощил и наполнил свой организм особыми элементами. И когда он умер, тело его действительно мумифицировалось. В соответствии с волей патриарха, его тело поместили в мавзолей на восточной стороне горы Коя-сан. После этого другие монахи стали делать также — в предчувствии смерти начинали питаться особенным способом. И в результате буддисты получали еще одну реликвию в виде мумии».

Ку:кай
Ку:кай
Фрагмент ваджры в руке
Фрагмент ваджры в руке
Четки в руке
Четки в руке
Море пустоты в кресле
Море пустоты в кресле

Предметы с Кукаем, которые разведчик Полумордвинов привез в Томск в начале 20 века, назначение имели ритуальное. Маленькое металлическое кресло, купленное у старьевщика, скорее всего, было карманным амулетом. Деревянный Кукай в киоте предназначался для алтаря — или домашнего, или храмового. Статуэтки по-японски называются — ко-ботокэ, или «маленький будда».

Деревянный и металлический Кукай в сравнении
Деревянный и металлический Кукай в сравнении
Море пустоты в кресле
Море пустоты в кресле
«Полковник Полумордвинов назвал статуэтки «монахом», и некоторое время существовала версия, что это Бодхидхарма — первый патриарх китайского чань-буддизма, — продолжает Александра Котенко. — Но если внимательно присмотреться к деталям, становится понятным, что это именно Кукай. Во-первых, он сидит в кресле. Конечно, есть и другие духовные наставники, которые также восседают, оставив башмачки внизу. Но у Кукая в правой руке ваджра — скипетр с двумя концами. Это, пожалуй, самый известный буддийский атрибут. Ваджра можно перевести как «алмаз» или «молния». В первом случае это означает твердость учения, во втором — озарение: как жить, чтобы избавиться от страданий. В левой руке у Кукая четки — буддисты читают молитвы, отсчитывая их. Есть и еще один предмет — бумпа. Это такой сосуд с носиком, в котором хранили священную воду для окроплений. Ну и, конечно, бритая голова. Так что это фигурка Кукая и никого другого».
Александра Котенко, сотрудница Томского краеведческого музея
Александра Котенко, сотрудница Томского краеведческого музея

Возможно, вскоре томичи смогут увидеть эти миниатюрные предметы своими глазами. В этом году в краеведческом музее запланирована выставка Восточной коллекции. Так что не пропустите.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?