1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора

1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора
Автор: Сергей Коновалов

Дата, фото, описание. Томский краеведческий музей запустил проект «Томск 1917-го: от Февраля к Октябрю». На сайте музея начали публиковаться страницы фотоальбома, хранившегося в музейных фондах с 1920-х годов — 172 фотографии революционного Томска. Фотографии отличного качества — очевидно, что оригиналы. К нескольким десяткам из них имеются негативы на стекле. Большинство фотографий в альбоме подписано, вероятно, рукой автора. Но сам автор неизвестен. Мы попытались выяснить, кто мог вести фотолетопись революционных событий.

«История одной вещи» — совместный проект с томскими музеями

1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора

Практически одновременно с краеведческим музеем похожие (и во многом — совершенно идентичные!) фотографии революционного Томска опубликовала Областная библиотека имени Пушкина. Краевед Эдуард Майданюк оцифровал и выложил в открытый доступ свою коллекцию снимков «Революционные события в Томске», сгруппировав кадры по датам.

1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора
1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора

10 марта 1917 года: площадь Ново-Соборная переименована в Площадь Свободы, и на ней проходит митинг с участием войск, присягнувших Временному правительству. На втором снимке в это же время люди митингуют и в районе Буфф-сада (справа видны ворота, ведущие в сад, слева — деревянный дом, который недавно снесли).

1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора
1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора
1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора
1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора
1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора
1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора
1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора
1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора
1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора

16 апреля 1917 года: в Томске проходят выборы в органы местного самоуправления — губернское уездное и городское собрания. 18 апреля в городе впервые легально проходит первомайская демонстрация. В течение июня в Томске активно собирают деньги на продолжение войны — повсюду анонсируются мероприятия в поддержку «Займа Свободы».

1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора
1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора
1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора
1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора

В это же время в городе становится все трудней доставать продукты и промтовары — у торговых точек выстраиваются огромные очереди.

1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора
1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора
1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора
1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора

Июльской отправкой маршевых рот на фронт заканчивается опубликованная Эдуардом Майданюком серия из 41 фотографии. Всего в коллекции Эдуарда Кондратьевича 99 снимков. Так же, как и в Краеведческом музее, они отличного качества — с них уже распечатали копии большего формата, чтобы скоро представить в библиотеке на выставке.

1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора

На некоторых фотографиях есть небольшие пояснительные надписи, — говорит коллекционер Эдуард Майданюк, — на оборотной стороне, видимо, их оставил предыдущий владелец. Эти фотографии я впервые увидел у Николая Круликовского. Это томский ученый, математик, работал в ТГУ — очень интересный человек был, коллекционер. На этой почве мы с ним и познакомились. Ему на тот момент около 90 лет было. Увидев у него эту фотоколлекцию, я заикнулся, не желает ли он с ней расстаться? Тогда он не желал. А потом я узнал, что эти снимки перешли в руки коллекционера Владимира Манилова. Сейчас он собирается переезжать, и у него есть благородное желание — все, что связано с Томском, оставить здесь. Он согласился расстаться с этими фотографиями и передал их мне.

1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора

Один из любимых снимков Эдуарда Майданюка - «Фотограф за работой». Человек с фотоаппаратом возвышается над толпой, чтобы сделать кадр. Может ли он быть автором или одним из авторов революционной серии? Вероятно, может. В руках у него портативное устройство — техника к тому времени как раз стала более-менее компактной, так что стало возможным работать оперативней: бегать за демонстрациями, снимать колонны в движении.

1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора
Автор: с сайта arzamas.academy

Самыми популярными в 1915-1917 годах в России были фотоаппараты Кодак: «Жены, матери и дети, делайте Ваши снимки аппаратом Кодак и отправляйте их в армию. Сколько поистине приятных минут смогут доставить они дорогим героям вдали от Вас в окопах!» (из рекламного плаката компании «Кодак»)

1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора
Автор: фотопластины из серии 1917 года в ТОКМ

Снимали тогда не на пленку, а на фотопластины. На стекло наносился фоточувствительный слой, в процессе съемки он засвечивался, потом проявлялся в темноте. В темноте же пластина выкладывалась прямо поверх фотобумаги, плотно прижималась и засвечивалась в течение нескольких секунд или долей секунд. Бумагу проявляли и получали фотографии невероятно высокого разрешения.


Качество гарантировал большой размер пластин — понятие вошло в обиход со времен дагерротипов, тогда светочувствительный слой наносился на поверхность размерами 16,4 х 21,6 см! Так что неудивительно, что уважаемый в среде непрофессионалов формат 35 мм (самый ходовой размер пленки: 35 мм — диагональ, размеры сторон - 2,4 х 3,6 см) кажется невероятно скромным по сравнению даже с «урезанным» форматом фотопластин под названием «четверть пластины» (8 х 10 см).

1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора
Автор: страниц фотоальбома с хроникой 1917 года в ТОКМ

Видимо, такие «четверть пластины» и прилагаются в виде негативов к революционным снимкам в Краеведческом музее. Потому у снимков и отличное разрешение. А вот что касается композиции кадра и прочих фотографических хитростей, то здесь к автору могут быть нарекания. Или человек делал репортажную съемку в большой спешке или просто был не в курсе профессиональных приемов.

Эдуард Майданюк
Эдуард Майданюк

У первого владельца фотоколлекции Николая Круликовского несколько лет назад Эдуард Майданюк про авторство снимков спрашивать не стал. Подумал, раз хранятся в семейном архиве, возможно, снимал кто-то из родственников. Сейчас остается только догадываться. Впрочем, у Эдуарда Кондратьевича есть предположения, кто мог бы с фотоаппаратом вести летопись революционных событий.

Владимир Соловкин был хороший фотограф, — размышляет Эдуард Майданюк, — Николай Селиванов фотографией занимался и очень много делал работ. На открытках встречаются имена Алексеева, Юнышева. А еще были Хаймович, Песахов... Имена-то есть, но как найти и доказать, что это именно тот человек? И один ли он был? Может, в музее истории физики ТГУ смогут что-то подсказать — у них тоже хранится коллекция революционных фотоснимков. Даже больше, чем моя...

Ида Анохина, заведующая музеем истории физики ТГУ
Ида Анохина, заведующая музеем истории физики ТГУ

Заведующая музеем истории физики ТГУ Ида Анохина выкладывает перед нами большой зеленый альбом. В нем — десятки фотографий все тех же революционных улиц Томска.

1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора
1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора
1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора
1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора

Правда, разрешение снимков заметно уступает тем, которые хранятся в Краеведческом музее или в коллекции Эдуарда Майданюка. Очевидно, что эти фото пересняты с оригиналов.

Один и тот же снимок из альбомов ТОКМ, Эдуарда Майданюка и музея истории физики ТГУ
Один и тот же снимок из альбомов ТОКМ, Эдуарда Майданюка и музея истории физики ТГУ

Впрочем, и такого качества вполне достаточно для того, чтобы Ида Николаевна могла использовать фотографии в оформлении музейных статей. Так, кадры с очередями за хлебом, солдатами в университетской роще, объявлениями о займе на войну иллюстрировали материал о первом выпуске физмата ТГУ.

Я писала о наших первых выпускницах, — рассказывает Ида Анохина, — и пыталась передать существовавшую тогда атмосферу. Ведь на факультет в 1917-м, когда был первый набор на физмат, поступили 200 человек. А окончили всего 5 женщин! Причем, люди поступали тогда самые разные: у нас сохранились дневники первых выпускниц, они писали, что очень много было людей в рясах. Отмечали, что постоянно в университетских стенах шли дебаты — эсеры спорили с меньшевиками, собирались митинги, в общем, жизнь кипела. А окончили учебу только пятеро — эти женщины выдержали все трудности гражданской войны, эпидемий... Одна стала биологом, три — математиками, еще одна стала физиком - Мария Большанина, доктор наук, лауреат государственной премии, более 40 лет заведовала кафедрой общей физики.

Фотоальбом революционного Томска из снимков Павла Кондратьева оформила Валерия Сапожникова, старший научный сотрудник Института оптики атмосферы
Фотоальбом революционного Томска из снимков Павла Кондратьева оформила Валерия Сапожникова, старший научный сотрудник Института оптики атмосферы

Что касается истории альбома, то Ида Николаевна знает лишь то, собран он из фотографий, которые сделал Павел Кондратьев, основатель университетского музея истории физики. По словам хранительницы музея, Кондратьев был «собирателем» — обожал находить интересные вещи, возвращать их к жизни, но, к сожалению, у него не хватало времени на то, чтобы их описывать. А ценных экспонатов, в музее истории физики ТГУ — предостаточно: работающий фонограф, радиоприемник Александра Попова (лично присланный автором профессору Капустину), телефон Белла и многое-многое другое.

Увы, именно про альбом я вам сказать могу немного, — говорит Ида Анохина. — Мы думаем, что Кондратьев, скорее всего, переснял их у Николая Николаевича Круликовского. Круликовский работал в университете математиком (я у него училась), и они с Павлом Кондратьевым общались...

Николай Круликовский со своим скульптурным портретом, и автор скульптуры - Анатолий Соловкин
Николай Круликовский со своим скульптурным портретом, и автор скульптуры - Анатолий Соловкин
Автор: из журнала "Персона", 2011 год, №5

Николай Круликовский родился в Томске в ноябре 1918-го, то есть через год после того, как была сделана революционная фотохроника. В семье Круликовских часто бывал в гостях художник Анатолий Соловкин — первый дипломированный скульптор Томска. В 1925 году он предложил 7-летнему Коле Круликовскому вылепить его портрет. Глиняная скульптура хранилась в семье Круликовских почти 80 лет, пока Николай Николаевич не передал ее в дар Художественному музею.

Коля Круликовский, скульптура 1925 г.
Коля Круликовский, скульптура 1925 г.

Брат Анатолия СоловкинаВладимир Соловкин тоже был в Томске известным человеком. В начале 20-го века за ним закрепилась слава лучшего производителя искусственных цветов в Томской губернии! Цветы заказывали для разных мероприятий, спектаклей, ехали за ними в Томск из других городов. В Томске у Владимира Соловкина была мастерская, которую в газетных объявлениях он рекламировал так: «Художественные работы, искусственные цветы. Костюмы призовые и принадлежности к ним. Научные фотографические работы и пр.»

Владимир Соловкин с моделями
Владимир Соловкин с моделями
Автор: из журнала "Сибирская старина", 1993 год №2

В последней строчке рекламы и кроется ответ на вопрос, почему именно Владимира Соловкина краевед Эдуард Майданюк назвал первым в списке возможных авторов фотохроники 1917-го.


Фотография была самой большой страстью Владимира — он активно участвовал в выпуске открыток с видами Томска. Известно, что Соловкин стал автором двух больших серий, вышедших в издании книжных магазинов С. Пиглевской и Е. Тарнопольской «Экономия» и В. Посохина. Фотографии с подписью «Томск. Фото Соловкин» встречались до середины 1930-х годов. Так что именно его камерой могла быть снята та сотня кадров, которую всю жизни хранил у себя томский математик Николай Круликовский.

1917-й из частных фотоколлекций. Ищем автора

Но это лишь предположение. А вот предложение, от которого, по мнению краеведа Эдуарда Майданюка, томским властям и меценатам не стоит отказываться:

Замечательно, что в Томском краеведческом существует фотоальбом, в котором 172 снимка из жизни революционного Томска! Его надо издавать в виде книги или альбома — это будет великое дело. Это же уникальная вещь — мало какой город сможет похвастать таким наследием в виде фотохроники 1917 года. Столицы во внимание не берем — там работали знаменитые фотографы, которые нанимались и фиксировали все подряд. Но я впервые слышу, что такая хроника существует в провинциальном, сибирском городе!

Поделитесь
Первая Частная Клиника
ПРОФЕССИОНАЛЬНО, ОПЕРАТИВНО, КОМФОРТНО

Читайте также

Street Vision
Street Vision 2017
семь площадок современного искусства в центре Черемошников
Премия "Просветитель"
25 НАУЧНО-ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ
от ПРЕМИИ "ПРОСВЕТИТЕЛЬ"
Поделитесь