МАТЬ И ДИТЯ: ПРИГОВОР НА ДВОИХ

Здесь все строго по режиму, в том числе свидание матерей со своими детьми. Дети рожденные в колониях, если мать принимает решение рожать, остаются в местах лишения свободы пока им не исполнится три года.


Сейчас в Томском сизо 53 женщины. Две из них беременны. Женщин с маленькими детьми в данный момент нет. С сентября этого года томичек с детьми отправляют в Новосибирскую область или Пермский край. Раньше они отбывали наказание ближе к дому. В Мариинске.

Image

Мариинская колония № 35

Сейчас в ней 784 женщины. 26 из них – с детьми. Самому маленькому — неделя отроду. Самому старшему – три года и шесть месяцев. Но он продолжает находится в колонии рядом с мамой. Если у женщины в течении последующего года наступает конец срока, ей идут навстречу и оставляют ребенка вплоть до выхода ее на волю. Если до окончания срока еще долго, а родственники не могут ребенка забрать, его из колонии переводят в детский дом на волю или в приемную семью. Когда мама освобождается, опеку по ее заявлению могут прекратить и она может вернуть ребенка.


Рассказывает начальник Дома ребенка ИК № 35 Елена Цибулькина:


Сейчас в России 13 Домов ребенка, где содержаться дети. Раньше было меньше: 11, но в 2009 году построили Дом ребенка в колонии в Красноярском крае, потом в Можайске. Дело в том, что когда на воле с 2007-2008 года начала увеличиваться рождаемость, колонии это тоже не обошло, в связи с этим начались перелимиты. В нашей колонии, например, в 2009 году было зарегистрировано 144 ребенка при лимите в 80. В 2009 году у нас только из Красноярска было порядка 20 детей. Красноярск построил Дом ребенка и они их забрали. Причем в Красноярском крае построили корпус для совместного проживания матери с ребенком. Сейчас к этому все стремятся, чтобы мамочки жили со своими детьми. Мы тоже в процессе, переделываем одно крыло под совместное проживание.


Раньше в Мариинской женской колонии содержались дети из девяти регионов, сейчас только из Кемеровской области.

Image

Строго по режиму

Кормящие мамы приходят к своему ребенку через каждые три часа, в среднем, получается, 6-7 раз в день. Некормящим мамам положено свидание — два часа в день: с 10 до 11 утра и с 17 до 18 часов ежедневно. Раньше свидание было только одно в день. Если есть возможность устроится работать в Дом ребенка, например, нянечкой или техничкой, тогда можно видеть своего ребенка чаще.

Image

Рассказывает осужденная Алена Кемерова, 28 лет, статья «Сбыт наркотиков»:


В местах лишения свободы я первый раз. Попала сюда за распространение наркотиков. В колонии у меня родился сын Стас, 1 марта ему будет три года. У меня это третий ребенок. Двое находятся со свекровью на свободе. Старшему сыну восемь лет, дочке пять. На свидание привозить их сюда — я сама свекровь не прошу. Один раз старшего сына видела, так он всю обратную дорогу плакал и не с кем дома не разговаривал. Это тяжело. Срок у меня пять с половиной лет. В декабре будет три года, как я здесь. Младшего сына решила оставить в колонии, потому что здесь я его вижу каждый день, хожу к нему на свидания. Хотя все-равно мне не хватает с ним общения — разбудить его утром, уложить спать, накормить самой. Не хватает тех простых домашних забот, которые были у меня, когда я находилась дома с детьми. Не знаю, может быть это звучит эгоистично, но я хотела бы чтобы мой сын был здесь со мной. Иначе я бы вообще не видела как он растет. В марте его уже заберут, мы договорились с моей родной сестрой, что она оформит опекунство.


А потом вы объясните, где он провел первые три года?


Конечно, когда он подрастет, он будет задавать мне вопросы: а что я делал когда маленький был. Может быть, я ему что-то вкратце расскажу, а может и все расскажу и попрошу прощения. В любом случае в свидетельстве о рождении у него значится не ИК № 35, а просто город Мариинск. И у нас тут фотографии детей постоянно делают, так что мне будет что ему показать. Диск с фотографиями нам отдают, когда мы выходим на свободу.

На фото: сыну Алены Кемеровой 1 марта исполнится три года
На фото: сыну Алены Кемеровой 1 марта исполнится три года

Биографии этих детей начинаются со статей уголовного кодекса

«Сбыт наркотиков», срок 4 года. У 40-летней мамы это первый ребенок, девочка. Мама — наркоманка со стажем, на воле не имела постоянного места жительства. В 2017 году в августе — окончание срока. Сейчас колония шлет в Кемерово различные запросы, чтобы найти им, после выхода на волю, хотя бы временное жилье.


«Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью», ст. 111, часть 1. Срок десять месяцев. Женщина нанесла своему сожителю удар ножом. Сейчас она беременна, это будет ее второй ребенок, на свободе осталась дочка. Судимость вторая.


«Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего», ст. 111. часть 4. Семь лет лишения свободы. До этого у женщины уже было два ребенка, но они умерли в младенчестве. Сейчас родила третьего. Руководство колонии отправило прошение о ее помиловании президенту. Ответ пока не пришел.

Image

Рассказывает осужденная Наталья Ядрова, 40 лет, статья «Разбой»:


Первому моему сыну 11 лет, после смерти моей мамы, он остался жить с отчимом. Второму ребенку — всего девять месяцев. Он родился уже в колонии. У меня ситуация попроще, мы успеваем до его трех лет освободиться, у меня срок всего три года. Моему сыну будет два года и восемь месяцев, если мы не выйдем раньше — условно-досрочно. Я на это надеюсь, хотя у меня это уже вторая судимость. Первый раз тоже отсидела три года. Тогда старший сын был с мамой на опеке.


То есть за то время пока растет ваш старший сын, вы уже два раза находитесь в местах лишения свободы. Вас не беспокоит...что для него это уже привычная ситуация, когда мама в тюрьме?


Ну... как-то так получилось. Хотя я сейчас уже понимаю, что хватит. И лет мне уже прилично и ребенок еще один, и теперь я, после смерти мамы, осталась одна, я думаю что я все уже наконец-то поняла.

На фото: сыну Натальи Ядровой исполнилось девять месяцев
На фото: сыну Натальи Ядровой исполнилось девять месяцев
Image

Жизнь отличается от законов...

У многих женщин на свободе уже есть дети. По закону работающие заключенные имеют право на отпуск с выездом из колонии. Это возможность — повидать матери своих детей, оставшихся на свободе, и вывезти на волю малыша, что находится с ней в колонии. Но на практике этот закон не работает.


Теоретически никто не отменял данную статью, рассказывает начальник отряда № 1 Татьяна Казанец. — Но практически это невозможно. Потому что это очень сложный процесс. И все согласовывается с главным управлением. Так что у нас такого прецедента не было. Сейчас есть видеопереговоры, где мама может посмотреть на своих детей. И может папе или родственникам показать того ребенка, что родился в колонии.


Image

Еще по закону, беременная женщина или женщина, у которой детям не исполнилось 14 лет — имеет право на отсрочку приговора. Эта отсрочка дается судом. Суд при этом учитывает наличие судимостей и тяжесть статьи.


Если особо тяжкое преступление и срок превышает пять лет, то отсрочка не может быть применена, рассказывает начальник отряда № 1 Татьяна Казанец. — Сами же мамы используют все шансы, чтобы остаться на свободе или выйти на свободу по УДО. Вряд ли кто-то нибудь из них отказался бы от отсрочки приговора.


Если женщина в первый раз осуждена, у нее есть шанс выйти по УДО и воспитывать ребенка на воле. Ну а кто второй, третий раз приходит к нам... А у нас есть такие, кто в роддоме нашей колонии рожали и по четвертому ребенку и по пятому. Да, потом они выходят от сюда, и чаще всего забирают своих детей. Но по факту уход за детьми обычно осуществляют их родственники, родители, отцы. Если они целый ряд преступлений уже совершили, обычно все-равно возвращаются, — добавляет Елена Цибулькина.

Image

На волю...

Детей, которых некому из родственников отдать на воле, сейчас обычно отправляют в приемную семью, раньше в детский дом. В этом году из Мариинской колонии в приемные семьи отправились четыре ребенка. Все они находятся в Мариинске. Детей матерям, так как они не лишены родительских прав, раз в месяц приводят на свидание. Если мама выходит на свободу — чтобы забрать ребенка, она должна иметь жилье и место работы.


С 2014 года всех детей вместе с освободившейся матерью, медсестра сопровождает до места жительства. Составляется акт, что родственники принимают маму с ребенком, акт передается в органы опеки по месту жительства. Чтобы хотя бы первые полгода отслеживать — все ли у ребенка нормально.


Сейчас ситуацию, сотрудники УФСИН характеризуют как достаточно благополучную. Еще лет десять-пятнадцать назад мало кто из матерей, освобождаясь из мест лишения свободы, забирал своих детей.

Поделитесь
Первая Частная Клиника
МАРАФОН КРАСОТЫ И ЗДОРОВЬЯ
Дом детской моды Lapin House
Аттракцион неслыханной щедрости в LAPIN HOUSE
Поделитесь