Запрет импортных лекарств: чем грозит?

13 апреля председатель Госдумы Вячеслав Володин сообщил о новых санкциях в отношении США. Новый законопроект предусматривает ограничение ввоза в Россию лекарств, произведенных в США или иных «иностранных государствах», поддержавших санкции против России.


В Россию ввозится около 230 брендов американских лекарств. В законопроекте сказано, что запрет не коснется препаратов, у которых нет аналогов, производящихся в России или других странах. В список могут попасть такие лекарства: препарат от простуды «ТераФлю», обезболивающее «Нурофен», антибиотики «Аугментин» и «Клацид», гормональный препарат «Дюфастон», препарат от болезней суставов «Терафлекс», витаминные комплексы «Витрум», слабительное «Дюфалак», лекарства от гепатита «Бараклюд» и «Совальди», вакцина от вируса папилломы человека, защищающая от рака шейки матки «Гардасил» и вакцина от пневмококковой инфекции «Превенар», назальные спреи «Тизин» и «Назонекс», препараты инсулина и многое другое.


Окончательный список лекарств будет составлять правительство.

Запрет импортных лекарств: чем грозит?

В интернете сразу появилась петиция, в которой врачи и пациенты выступают против запрета на ввоз иностранных лекарств в Россию.


«У врача и пациента всегда должен быть выбор, основанный на особенностях человеческого организма и личном опыте. Запрет на оригинальные препараты из США и других стран может угрожать здоровью огромного количества людей, эффективно проходящих терапию на тех препаратах, которые им уже подходят сейчас, но от которых им предлагают намерено отказаться», — говорится в тексте петиции.


Авторы петиции также обращают внимание на то, что данный закон нарушает 41 статью Конституцию России, которая гласит, что «здоровье — одно из высших благ человека, без которого утрачивают значение другие блага и права».


ТВ2 собрал мнения экспертов и пациентов по поводу того, как скажется данный закон об ограничении ввоза импортных лекарств на россиянах и чем он грозит пациентам с серьезными заболеваниями.

Президент благотворительного фонда «Кислород» Майя Сонина:

Запрет импортных лекарств: чем грозит?

Этим законом депутаты мстят не проклятому капитализму, а своему же электорату.  Зачастую дженерики (аналог оригинального лекарственного препарата - прим.ред.) российского производства неэффективные и опасные. И дают много побочных эффектов. Особенно при хронических тяжелых заболеваниях. Это  удар по нашим  родственникам и знакомым, то есть, по простым гражданам.  Конечно, сами депутаты от этого не пострадают, поскольку они на спецобеспечении. И при необходимости прекрасно получают лечение за рубежом.

Елена Петрова — руководитель детского благотворительного фонда имени Алены Петровой:

Запрет импортных лекарств: чем грозит?

Я думаю, что депутаты будут более разумными и не введут ограничения на лекарства, потому что они обрекают детей на совсем безрадостное существование. Есть же часть препаратов, которые нечем заменить. Правда, для наших пациентов препараты идут в основном из Великобритании,  против этой страны нет санкций. Но я знаю, что в других фондах: «Вера» и  «Подари жизнь» используют препараты только американского происхождения и заменить их нечем. Но в этом же законе говорится, что на те лекарства, которые совершенно нечем заменить, на них не будут вводиться санкции. Поэтому хочется дождаться  этого законопроекта и посмотреть какие санкции введут. И после этого можно говорить о том, как он скажется на наших детях.


Мы в настоящий момент закупаем одной девочке препарат «Эрвиназа», который стоит три миллиона, от российского аналога «Аспарагиназа» у нее появилась аллергическая реакция. Всего за 11 лет на этот препарат  у семи детей возникли аллергические реакции. То есть, это не частный случай.  Отказаться от «Эрвиназы» никак нельзя, потому что лекарство включено в протокол. Если мы от него откажемся, то все усилия врачей могут быть напрасными.

Руководитель томского областного благотворительного общественного фонда «Сибирь-СПИД-Помощь» Александр Функ:

Запрет импортных лекарств: чем грозит?

Запрет препаратов может сказаться и на здоровье людей, живущих с ВИЧ, и на самой терапии. Не все антиретровирусные препараты производятся в России, а некоторые — в Европе или США. Зачастую это препараты не однокомпонентные, каждый компонент влияет на разную стадию развития вируса. Если этот закон примут, то людям придется менять систему лечения. Соответственно, человеку придется принимать не по одной таблетке утром и вечером, а три-четыре раза в день. Это увеличит количество принимаемых препаратов и новых побочных эффектов. Из-за побочных эффектов человек может вообще отказаться от лечения, а это может повлиять на качество жизни человека, так как вирус станет размножаться.


Я также считаю, что отказ от импортных лекарств нанесет удар не только по людям с ВИЧ-инфекцией, но и по людям с другими  редкими заболеваниями. Надеюсь, что наши депутаты одумаются.

Запрет импортных лекарств: чем грозит?

Провизор в одной из аптек Томска Анастасия (имя изменено):

В первую очередь, этот закон ударит по тем, кто вынужден принимать инсулин, так как большинство людей предпочитает инсулин импортного производства. После закона им придется переходить на российский инсулин.


От возможного ограничения ввоза импортных лекарств пострадают люди с орфанными заболеваниями и те, кто недавно перенес операцию, так как в аптеках большинство препаратов, которые не дают образовываться тромбам импортного производства. Тем более, что в нашей аптеке, например, в последнее время фиксируется большой спрос на подобные лекарства. Если их запретят, то процент выживаемости после операций станет меньше.


Скажу, что в последнее время в аптеки всеми правдами и неправдами пытаются продвинуть российские препараты — аналоги. В одной из сети томских аптек, не буду называть ее, помимо обычной зарплаты, можно получить дополнительные деньги, если фармацевт будет советовать препарат российского производства. Например, человек пришел с рецептом от врача, а ему говорят: да вы что, есть же российские препараты. Они намного дешевле.  И бабушка думает: деньги сэкономлю, и покупает.


Согласно протоколу, фармацевты обязаны огласить весь список препаратов-дженериков, которые есть в аптеке. Я стараюсь предлагать людям дженерик все-таки импортного производства, например, Израиля. Но если российского, то более-менее качественного. Вот, например, приходит ко мне женщина, просит препарат российского производства. У лекарства привлекательная цена — 30 рублей за упаковку. Честно, я не знаю, из каких компонентов его делают. Она берет 20 упаковок. Я спрашиваю: как вы его пьете? Она отвечает: четыре таблетки выпиваю и мне нормально. Это она завышает суточную норму в четыре раза, чтобы что-то почувствовать. Это уже говорит о качестве препарата.


К тому же в последнее время появилось очень много информации о «заговоре врачей», «заговоре фармацевтов», и что «все лекарства одинаковые». Поэтому многие люди считают: какая разница, какой препарат брать, они все одинаковые. Свое мнение они меняют только тогда,  когда у человека возникает действительно серьезное заболевание. И тогда они начинают понимать разницу между оригиналом и аналогом.


У нас был случай три года назад: мужчине нужен был бронхорасширяющий препарат. Он пришел в аптеку и стал говорить, что все лекарства одинаковые и купил четыре флакона лекарства российского производства. Они были чуть дешевле оригинала. Через неделю он вернулся и купил оригинал. Я спросила: в чем дело, где те четыре флакона? Мужчина пояснил, что он их выкинул, так как приступ наше лекарство не снял. То есть человек задыхался Больше своему лекарству не изменял.

ВИЧ-активист из Санкт-Петербурга Борис Конаков:

На фото акция Бориса Конакова. Активист приковал себя в дубу и обливается боярышником
На фото акция Бориса Конакова. Активист приковал себя в дубу и обливается боярышником
Фото: Давид Френкель

Из-за высокой цены и политики импортозамещения, многие лекарства для АРВТ-терапии уже недоступны для ВИЧ-положительных людей. Этот запрет может помешать распространению на территории России препарата Трувада, который необходим для доконтактной профилактики.


Что касается дженериков, то ряд препаратов, которые уже сейчас выписываются ВИЧ-положительным людям тоже окажутся недоступны. И в лучшем случае это означает изменение схемы. В худшем — перебои в поставке лекарств и потенциальное увеличение побочных эффектов в связи со сменой препаратов. Из-за этого законопроекта в России не скоро придут к схеме, которая уже вовсю используется в других странах: одна таблетка — один день. Сейчас в России люди, живущие с ВИЧ принимают по 4-5 таблеток в день.


Предполагаю, что у людей, живущих с ВИЧ, снизится мотивация к лечению. Люди будут отказываться от приема лекарств. Возникнет прямой риск угрозы жизни для них. Продолжительность жизни снизится, а опасность ускорения динамики новых случаев заражения возрастет. А это противоречит принципам и планам изложенным в государственной стратегии противодействия эпидемии ВИЧ в России до 2020 года «90-90-90». Согласно этой программе 90% людей знают о своем ВИЧ-статусе, 90% из них получают терапию и 90% из них имеют неопределенную вирусную нагрузку. В настоящее время в России только чуть больше 40% с положительным ВИЧ-статусом получают терапию. Можно только представить, как снизится эта цифра в дальнейшем.


Особенно цинично звучит призыв Петра Толстого пить боярышник, от контрафакта которого, в прошлом году умерло десятки людей. Я уж не говорю о том, что помимо АРВТ-терапии мне могут понадобиться и другие лекарства, как и другим людям. У всех разные медицинские истории. Например, антидепрессанты, противозачаточные, препараты для онкологических больных, диабетиков, людей, живущих с гепатитами В и С - список можно долго продолжать.

Директор фонда «СПИД.Центр» Антон Красовский (пост в Фейсбуке):

Запрет импортных лекарств: чем грозит?

Я родился, чтобы тут же умереть. У мамы была молочница, и мы оба лежали в родовом отделении Подольской больницы с адской температурой за 40. Нужны были таблетки, которых тогда – в 1975-м – не было. Какие-то наверно довольно простые антибиотики непенициллинового типа. Родительские друзья, знакомые, сослуживцы бегали тогда по всем аптекам Москвы в поисках этих лекарств, но все было зря. И вот в тот момент, когда шансов почти не оставалось, бабушке, которая работала директором пионерлагеря Внешторга, кто-то выдал талон. И мы с мамой выжили. Сегодня Володин, Зюганов, Жириновский, Миронов, Неверов и Мельников отбирают этот талон у всей страны. Нормальных и по-настоящему хороших препаратов лишатся все. <...> Я посмотрел линейку наших – ВИЧ- лекарств. Итак. У нас отнимут Эвиплеру – единственный комбинированный препарат три в одном, внесенный в список жизненно-важных средств. Она канадская или ирландская, а компания ее разработавшая самая вражеская – американская. Отнимут Труваду, главный в мире препарат доконтактной профилактики. Исчезнет Эдюрант, важнейший компонент нетоксичных схем. Пропадет Маравирок, редкий ингибитор слияния. В тартарары полетит Ралтегравир, основной препарат, одобренный в детских схемах. Запретят Совальди – главный хит в лечении гепатита С. Ну и не станут даже регистрировать новые американские разработки, на которые штатовских и европейских ВИЧ-позитивных людей перевели еще в позапрошлом году — Генвойю, Дескави и Одефси. Все это вероятней всего заменят так называемыми «аналогами». По закону «аналог» – это не аналогичный препарат, а препарат схожего действия. Ну снижает вирусную нагрузку, и – отлично. Никого не будут волновать побочки, прорастающие в почках камни, ломающиеся кости, гниющая печень и отказывающее сердце. Наш ответ Чемберлену важнее. <...> Компании посмотрят на все на это, покрутят пальцем у виска и уйдут из России. И в результате вместе со сложными лекарствами исчезнут и простые. Элементарные антигистаминные и антибиотики. И я очень надеюсь, что когда кто-нибудь из авторов законопроекта или его родных будет помирать, а на Запад их лечиться конечно же уже не пустят, то кому-нибудь из его внешторговских друзей все же посчастливится найти заветный талон.

Редакция ТВ2 также решила поговорить с томичами и выяснить мнение людей по поводу ограничения ввоза импортных лекарств в Россию.

— Как вы относитесь к возможному запрету ввоза импортных лекарств в Россию? И чаще какого производства лекарства покупаете?


—  Надо было свое производство делать, но раз своего нет, придется чужим пользоваться. И зарубежные есть, и наши.


— В принципе, должно быть свое. Импортные лекарства с нас только деньги сдирают и больше ничего. Пью только наши, отечественные.  Импортное все втридорога. Даже сейчас в аптеках пытаются российское лекарство дорого продать, мотивируя это тем, что оно импортное.


— Пусть запрещают. Я сама покупаю только российские аналоги, которые дешевле.



Я даже не знаю, особо лекарствами не пользуемся, стараемся не болеть. Но если заболеваем, то пользуемся российскими аналогами. Если есть лекарства, которые наши не производят, то в страну такие лекарства должны поступать. А как иначе лечиться?


— Негативно отношусь. Наши лекарства не смогут составить конкуренцию импортным лекарствам. И стараюсь не болеть.


— Мне кажется нерациональным запрещать ввоз импортных лекарств. Потому что очень много болезней отечественными лекарствами не вылечить. Сама я стараюсь не пить лекарства.


— Запрет будет не самой лучшей идеей. Мне кажется, что за рубежом медицина лучше развивается чем у нас. Сама стараюсь не болеть.


—  Отвратительно отношусь. Лекарств станет меньше, а цены выше. Я вот купил таблетки за 460 рублей и не особо радуюсь. На производителя особо не смотрю, сравниваю цены в интернете. Если мне что-то подходит, то покупаю.


— Конечно плохо. Если бы своя промышленность работала, то было бы другое дело. А то мы вечно надеемся на авось, а потом сидим в галошах. Лекарства покупаю и те, и другие.  Где в аптеке дадут импортное дороже, где попросишь подешевле. Сами знаете, как на пенсии жить хорошо.

Добавим, что некоторые депутаты уже публично высказались по поводу данного законопроекта.  


Зампредседателя Госдумы Петр Толстой в эфире телепередачи «60 минут» посоветовал россиянам с гипертонией «сплевывать» иностранные лекарства и лечиться, например, отваром боярышника или коры дуба. Так парламентарий ответил на вопрос своего оппонента, президента фонда «Институт региональных проектов и законодательств» Бориса Надеждина, что делать людям, если в ответ на западные санкции в России запретят американские и европейские лекарства.


На передаче Надеждин рассказал, что страдает гипертонией и ему приходится принимать западные лекарства из Франции и Швейцарии. И добавил, что в советский период ему предлагали лечиться отваром боярышника.


В ответ Толстой начал выяснять, какие именно таблетки пьет Надеждин, а потом решил подшутить над ним, предложив лечиться народными средствами.


«А вы выплевывайте, выплевывайте [таблетки]. Кору дуба заваривайте, боярышник!» — сказал депутат.

Другой политик — сенатор Совета Федерации от Зауралья Сергей Лисовский, комментируя после заседания Курганской областной думы возможный запрет в РФ западных лекарств, призвал не преувеличивать роль последних, так как с расстройствами прекрасно справляются «аскорбинка и марганцовочка». Он считает, что «поводов для беспокойства нет, ведь позиционированием дорогих импортных, в том числе и американских лекарств, специально занимается телевидение».


По словам Лисовского, «россиян специально провоцируют покупать дорогие лекарственные препараты для того, чтобы убрать нормальные лекарства, которые прекрасно работали как во времена Советского Союза, так и во времена царской России».

Депутат Госдумы от Томской области Татьяна Соломатина прокомментировала возможное принятие законопроекта об ограничении ввоза лекарств в Россию так.

Запрет импортных лекарств: чем грозит?

«Сейчас идет рассмотрение этого законопроекта и мы, члены комитета по охране здоровья Госдумы,  активно участвуем в его обсуждении. Я считаю, что в настоящее время,  несмотря на открытие новых фармацевтических производств в стране, мы не готовы и не можем отказываться от медицинских изделий и лекарств, производимых за рубежом. И здесь дело не только в наличии или отсутствии аналогов на отечественном рынке, важно понимать, что  лекарственные препараты подбираются индивидуально и их эффективность в каждом конкретном случае разная. У человека должен быть выбор. Этого никто не отменял. И мы, как врачи, об этом прекрасно знаем. У нас есть время для обсуждения этого законопроекта, и мы доведем свою точку зрения до всех депутатов. Я уверена, что никто не позволит сегодня оставить наших людей без жизненно-важных лекарственных препаратов» 

Сейчас известно, что депутаты решили перенести первое чтение закона об ограничении ввоза в Россию лекарств, произведенных в США или иных «иностранных государствах» на 15 мая. Если все пройдет по регламенту, то второе чтение законопроекта состоится уже через 30 дней.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?