Лидия Симакова
Записки из Славянска
Военный конфликт на Донбассе глазами местных жителей.
Летом этого года мне, журналисту ТВ2, предложили поехать волонтером на Донбасс. Помощь требовалась в Славянске.

Славянск – город, с которого началась непризнанная Донецкая народная республика, квази-государство на востоке Украины. Весной 2014 года Славянск полностью захватили люди, называвшие себя «ополченцами» и действовавшие под командованием бывшего российского военного Игоря Гиркина (Стрелкова). Этот захват продолжался три месяца: с 12 апреля по 5 июля 2014 года, с мая в его окрестностях шли тяжелые бои, а в ночь на 5 июля «стрелковцы» ушли из города. Славянск взяла под контроль украинская армия.

Волонтерский лагерь организовала неправительственная организация DRA. Мы помогали детскому дому «Паруса надежды» и переселенцам, вынужденным бежать от войны. Работы было много: покрасить, помыть, размешать бетон, распилить и нарубить дрова. Так, в детском доме мы красили детскую площадку к приезду воспитанников – приют сильно пострадал, во время боевых действий его бомбили, потому что там были расквартированы «стрелковцы».

Жили мы не в самом Славянске, а неподалеку – в Славкурорте. Это один из городских районов с ландшафтным парком и санаторием. Нас – волонтеров и еще нескольких журналистов – поселила в своем хостеле одна из евангелических церквей. С первых дней войны эта организация помогала переселенцам едой, вещами и жильем, продолжает делать это и сейчас.
Один из местных сказал мне: «На протяжении 25 лет независимости Украина строила свою государственность везде, кроме Донбасса». Здесь действительно все говорят по-русски, в местном магазинчике можно встретить товары с этикетками «Из Сибири с любовью». Многочисленные объявления «Людям в военной форме запрещено продавать алкоголь» и «Пропуск в Донецк можно сделать быстро тут» написаны не на «державной мове».

Славянск считается курортом, на озерах с лечебной грязью лечились при царях, при Советах, лечатся и теперь. Война войной, а курорт по расписанию: отдыхать ездят не только из Украины, но и из ДНР и ЛНР.

Курортная традиция налагает особый отпечаток на город: тут любое учреждение или магазин ориентированы на людей с ограниченными возможностями. Повсюду либо пандусы, либо кнопки вызова персонала учреждений. Двери магазинов устроены так, чтобы смогла проехать инвалидная коляска.

В городе внешне – спокойная мирная атмосфера, несмотря на пережитое пять лет назад и то, что в 80 километрах от города находится линия фронта. С одной стороны – силы непризнанной ДНР, с другой – украинская армия. До сих пор тут постоянно стреляют. До сих пор тут постоянно гибнут люди.

В Славянске я разговаривала с людьми с разными биографиями, положением, взглядами на то, что происходит. Все они говорили откровенно – но некоторые из них попросили скрыть их имена.
Когда мы уезжали из Славянска, я разговорилась с таксистом. Он оказался россиянином. Уехал из России вместе с семьей в 90-е. Рассказывает, что во время военных действий вывозил людей из Славянска. Бесплатно. Украинское гражданство не может получить до сих пор – проблемы с документами. На ветровом стекле у него украинский флаг. В городе их вообще немного. Кажется, до сих пор этот город живет немного сам по себе. Вроде и Украина. Но многие жители Славянска ее гражданами себя начинают чувствовать только сейчас.
Фотографии: Диана Дзис, Себастиян Гюнтер, Игорь Мичник, Конград Урбан, Денис Бигунов, Лидия Симакова.


14/10/2019