Экспедиция ТВ2
Забеременеть от памаша
Юлия Корнева съездила в республику Марий Эл
Народ мари (марийцев) — называют последними язычниками Европы. Молельные рощи, родники, вера в силу природы... Марийская традиционная религия официально признана в республике Марий Эл наравне в православием и мусульманством.
«Мы единственный народ, который сохранил веру в силы природы»
Ираида Степанова — руководитель Центра марийской вышивки и гид по родникам
Но за место под солнцем марийцам приходится бороться. В последнее время на их родовых родниках и в молельных рощах стали устанавливать православные кресты и иконы, а марийский язык в школах теперь необязательно изучать как родной.

Ираида Степанова — мари. Именно так предпочитают называть себя марийцы. У нее небольшое предприятие по изготовлению традиционной одежды и утвари с марийской вышивкой. А еще она возит туристов по родникам. Родники — для мари место силы. Таких источников в республике насчитывают больше двух тысяч.
Ираида рассказывает о том, чем один родник отличается от другого, о том, как правильно у родника просить помощь. Набирает в одном из них воду. Замечает прикрепленный к дереву кусочек шерсти — значит у кого-то болят суставы, объясняет она. В этом случае, мари берут шерсть овцы, совершают молитву, натирают шерстью больное место и отставляют шерсть у родника. Попросить у родника помощи или избавления от болезней — это часть традиционных марийский верований.
А вот православных крестов и икон, которые массово стали устанавливать в последние годы, говорит Ираида, — у родников быть не должно.

— Три года назад кто-то повесил здесь иконы. Снять их не решаются. Но нам это очень не нравится, и люди уже ропщут и хотят поднять вопрос на республиканском уровне, чтобы иконы не вешали. Когда устанавливают иконы — они принижают истинную силу родника. Источник должен быть вне конфессий. А не так, что этот мусульманский, а этот православный. А куда тогда идти атеисту? Он что, лечиться не должен?

А почему вы боитесь поднимать этот вопрос?

После некоторых раздумий Ираида ответила так: не мой это уровень — отвечать на такой вопрос, куда мне, пенсионерке, с девятью тысячами пенсии. И продолжает:

— Родник по-марийски — памаш. У каждого своя сила. Источник у деревни Кугушень помогает женщинам забеременеть. Воду из источника в деревне Медянка — если в радиатор налить, то полностью исчезает накипь...

Мариийцы, мари (устаревшее русское наименование — черемисы) — финно-угорский народ в России, проживающий в основном в Республике Марий Эл. По переписи 2010 года марийцев в России насчитывается 547 тысяч человек. 43 процента населения республики — марийцы.
Раньше, когда сеяли зерно, нельзя было шуметь: петь, плясать, даже гвозди забивать, так как считалось, что все это сотрясает воздух. И зерно будет плохо прорастать. А еще мари считают, что если мужчина едет в машине и все время громко слушает музыку, то через два года он становится импотентом…
... Ну не любят мари воздух сотрясать.
21 октября в республике было всемарийское моление. Мы (журналисты из различных регионов) были позже, на моление попасть не удалось. Но проезжали мимо одной из священных рощ — без дела заходить в нее нельзя. Рощи делятся на родовые, деревенские или всемарийские. Молельных рощ в республике около шестисот, 324 из них официально зарегистрированы как культовое место. Остальные пока нет. Ибо, как говорит Ираида, «нужно землю замерить и пройти все формальности».
Каждая роща посвящена своим богам. И каждый мари знает, что не нужно зря богов тревожить, в священных рощах запрещено заготавливать дрова и, например, собирать грибы. Сходил в рощу, следи за поведением: неделю после нельзя делать генеральную уборку, устраивать большую стирку, громко выяснять отношения, и тем более ругаться. Чтобы боги услышали молитву.

— Сейчас период осенних молений. С приношением в дар богам животных или птиц. Это не жертвоприношение, так мы не говорим, это дар, — продолжает свой рассказ Ираида. — На моление во всемарийскую рощу собирается около пяти тысяч людей. Кроме рощ и родников, у нас еще есть святая гора Чумбылат. Гора в 1830 году была взорвана по поручению митрополита Филарета. Но чемерисы все равно ходили туда молится. Сейчас эта гора, после установки границ между областями, оказалась в Кировской области.

Марийцев обратить в православие пытаются уже пятьсот лет. Периодически традиционная религия марийцев подвергается гонениям. Так, в 1830 году после обращения Святейшего Синода, было взорвано место молений — Чумбылат курык. Однако уничтожение Чумбылатова камня не дало ожидаемого эффекта, поскольку марийцы поклонялись не камню, а обитавшему там божеству.
Проезжаем мимо деревень, почти у всех марийские названия. Токтарсола, Ибрайсола. «Токтар» и «Ибрай» — мужские имена. «Сола» по-марийски — это деревня.

— Мне 59 лет. Я свободно говорю по-марийски, но в обиде на советскую власть, что у меня в деревне не преподавали на марийском вообще ничего. А сейчас хотят уничтожить наш язык вообще. Говорят учебников нет, программ нет. Уничтожать начинают с учителей: у них стимула нет преподавать.


Замечаю интересную деталь, Ираида действительно по телефону со многими общается на марийском. В ее поколении почти все родной язык знают. А вот дети и внуки уже разговаривают в основном на русском.

— В марийском языке нет родов: ни женского, ни мужского, ни среднего, — объясняет нам местный фотограф Иван Речкин. — Что девочка, что мальчик — мари говорят «он». Те, кто с детства разговаривал на марийском, до сих пор могут путать рода. Вот и я путаю, внуки надо мной посмеиваются. А ведь многие в деревнях в начале 60-х вообще русского языка не знали.
Все родители в начале года написали заявление об изучении марийского языка либо как родного, либо как государственного. Разница в том, что родной изучается более углубленно и преподавание идет на марийском языке. А государственный изучают как иностранный, преподавание ведется на русском языке. Большинство у нас в школе все-таки изучают марийский как родной. Вот у меня сейчас третий класс, все ребятишки марийцы, все язык понимают, дома с ними бабушки, родители на марийском говорят, но между собой дети говорят уже на русском или на смеси марийского с русским. Родной язык по программе — три часа в неделю. Государственный — один час.
Ирина Ведерникова — учитель начальных классов
Хорошо, если бы от стола до печки дорога была…
(из песни Геннадия Пирогова на марийском языке про велосипед)
Деревня Визимбирь. Под звуки старинных и современных марийских песен в родной деревне Ираиды Степановой пробуем марийскую традиционную кухню. Например, трехслойные блины, выпекаемые в печи. Но лично мое внимание привлекает нечто черное в отдельной плошке. Оказывается, это соль. Рецепт таков: берут обычную соль, ржаную муку, сырое яйцо, смешивают, кладут в холщовый мешочек и — на угли. Мешочек прогорает, запекшийся кусок размельчают и готово.
Делают такую соль по смешанной марийско-православной традиции перед Пасхой. Способ, распространенный в европейской части России, но не в Сибири. Так что черную соль я пробовала первый раз. Понравилось. Но вот купить ее в марийском исполнении оказалось делом непростым. На единственном хлебокомбинате в Оршанке, где такую соль изготавливали, сломалась печь, так что в магазинах сейчас ее не найти.

Мне удалось раздобыть немного черной соли благодаря короткому знакомству с жительницей марийской деревни Старое Крещено Людмилой. Разговорились, пока она ждала с выпаса коров: о том, что на 147 дворов у них сейчас всего 30 коров и о том, что в деревню провели газ, но не каждому по карману провести его в дом… У Людмилы немного черной соли сохранилась с прошлой Пасхи. Ежедневно такую соль в быту уже не используют.
Возвращаемся в Йошкар-Олу и к вопросу о родниках.

— Да есть у нас такое, что если мы этот вопрос сейчас начнем поднимать, то против нашей веры начнутся гонения.

Разговариваем с председателем Союза марийской молодежи «У Вий» (Новая сила)
Николаем Шабдаровым:

— Никакой конфессии, никакой религии родники не должны принадлежать. Вот мы тут всю жизнь на своей земле живем, а они вдруг тут крест поставили, он нас оскорбляет. Или едешь в деревню, а тут крест поставили, что тут похоронили кого-то? Никакого креста или полумесяца у родника быть не должно. Если мы начнем свою тамгу марийскую (солярный знак, оберег) ставить, то как будут на это смотреть русские или татары. Родник природен, все должны туда свободно приходить. Допустим, предки правоверного мусульманина сюда всю жизнь ходили, силу черпали, и вдруг тут крест поставили. Получается мусульманин или мы, мари — приверженцы традиционной веры, уже не можем там силу черпать. Но этот вопрос у нас не поднимается вообще. Хотя внутри у народа боль. Но вопрос нужно поднимать, комиссию какую-нибудь создавать. Вот у нас рядом с городом была священная роща всемарийского масштаба, теперь ее там нет, потому что в этой роще везде иконы понаставили. Или вот над одним родником православная церковь сарайку с куполом поставила, и там под крышей и выпивают и презервативы валяются. То есть люди над родником грешат. Сам родник в трубу отвели, там цемент, кирпичи. Я поговорил с главой района, объяснил, что это неправильно. Он сказал убирайте все это, но это будет первый случай. У нас в каждом районе республики есть общины, есть свои жрецы. Но их не слушают. Нас пятьсот лет обращали в православие, но мы, пожалуй, единственный народ, который сохранил свою веру.
Фотографирую Николая Шабдарова на новой набережной. Он просит — только не на фоне церкви, пусть уж лучше Амстердам или Брюгге.
Йошкар-Ола (по-марийски Красный город)
«Царёв город на Кокшаге» — Царевококшайск был основан в 1584 году при царе Фёдоре Иоанновиче. В период с 1919 по 1928 год — назывался Краснококшайск. 25 января 1928 года получил марийское национальное название — Йошкар-Ола («Красный город»). Население чуть больше 268 тысяч человек.

«Вы, Маркелов, взяли взятку».
Кто вам это рассказал?
Отвечаю по порядку:
Взятку, взятку я не брал...»

(Из стихотворения бывшего главы Республики Марий Эл Леонида Маркелова из СИЗО Владимиру Путину)
Амстердам и Брюгге (город в Бельгии) — это набережные в современном центре Йошкар-Олы. И хотя они не имеют никакого отношения к марийской культуре, это безусловно часть современной истории Марий Эл. В 1990 году Йошкар-Оле был присвоен статус исторического города. А 29 июля 2010 года Йошкар-Ола из списка исторических городов была исключена . В том числе, говорят, по причине развернувшейся при главе республики Леониде Маркелове перестройки города. Современный центр столицы Марий Эл теперь вызывает восторг у туристов. И недоумение у местных жителей и специалистов в области градостроительства и архитектуры. Часть объектов историко-культурного значения в Йошкар-Оле сменила венецианская, голландская и псевдо-русская застройка.
Леонид Маркелов (род. 25 июня 1963, Москва) — российский государственный и политический деятель, бывший глава Республики Марий Эл (2001—2017), член Государственного совета Российской Федерации, кандидат философских наук. С апреля 2017 года находится под арестом по подозрению в получении взятки в размере 235 млн рублей.

Местные жители говорят: возможно, лет через сто мы оценим то, что сделал Маркелов. Но сейчас эту архитектурную вакханалию они объясняют примерно так: «Ткнул Маркелов пальцем в фотографию набережной Амстердама или площади Брюгге или в фото дворца Дожей в Италии и сказал: такое же хочу!»
Если кто не понял, левая картинка это Йошкар-Ола, а справа — Венеция.

В последний год Леонид Маркелов, издавший два стихотворных сборника еще будучи на посту главы республики, прославился тем, что написал из СИЗО стихотворение Путину: «Продолжаю все же верить в справедливого царя»:

«…Мое горе не измерить,
И, по правде говоря,
Продолжаю все же верить
В справедливого царя.

Верить в бога и молиться,
И прощения просить.
Я надеюсь сохраниться
И детей своих растить.

Мне один лишь путь остался
«Еже си на небеси»,
Чтобы в доле разобрался
Президент всея Руси.»


В самой республики Леонида Маркелова обвиняли в подавлении марийских организаций и нарушении прав человека. В 2003 году оппозиционные Маркелову газеты Марий Эл (не менее 15 изданий) даже печатались в типографиях вне республики. В 2005 году сообщалось о блокировании основным провайдером в Марий Эл сайтов, критикующих Маркелова.

Может быть, поэтому сейчас марийские СМИ столь осторожны. После вопроса на круглом столе: рассказывают ли местные СМИ о проблемах, возникающих у приверженцев традиционной марийской религии, состоялся диалог с одним из местных журналистов. Он подтвердил, что не рассказывают и объяснил причину: мол, главное сейчас никого не обидеть и ничего не разжечь.
Текст и фото Юлии Корневой.
В рамках проекта Гильдии межэтнической журналистики «Альтернатива языку вражды».