«Я чувствую боль
и радость»
Без вести пропавший солдат опознан родственниками и захоронен
«Я чувствую боль
и радость»
Без вести пропавший солдат опознан родственниками и захоронен
Василий Изотов родился в 1918 году. В сентябре 1941 был призван в Красную Армию из города Юрга тогда еще Новосибирской области (с 1943 года – Кемеровской). В 1943 году пропал без вести. Чтобы обрести близких, солдату потребовалось ни много ни мало – 75 лет. В мае 2018 года погибший Василий Изотов был найден с медальоном в Ельнинском районе Смоленской области московским поисковым отрядом «Застава Святого Ильи Муромца». 30 августа, в День пропавших без вести, его родственники наконец смогли с ним проститься в Томске.
На Южном воинском кладбище города Томска в полдень очень людно. Останки считавшегося без вести пропавшим в ходе боевых действий Великой отечественной войны солдата привезены в Томск поисковым отрядом «Поиск» Томского индустриального техникума. Родственники Василия Изотова – дочь Татьяна Цабиенко, внучки Оксана Иванова и Кристина Мухова, а также правнучки – прощаются с солдатом в сопровождении почетного караула. Кроме них почтить память воина пришли ветераны, поисковые и студенческие отряды, кадеты, представители городской и областной администрации. Руководитель поискового отряда «Поиск» Екатерина Крапп передает дочери Василия его личные вещи, документы, а также посмертную награду «Шагнувший в бессмертие». Родственники благодарят всех, принявших участие в поиске и транспортировке. Минута молчания отделяет от погружения останков солдата в воинскую могилу. Под гимн России мемориальная плита скрывает захоронение. На нее возлагаются цветы.
Мы похожи на дедушку, мама и я. – Рассказывает внучка Василия Оксана Иванова . – Но мы мало о нем знаем. В 23 года в 1941 году он погиб. Всего лишь в 23. Говорили о нем разное, что эшелон их разбомбили. О деде я мало знала. Бабушка умерла, когда мне девять лет было. Первый раз у меня возникла сильная обида, когда устанавливали мемориальные стелы в Лагерном саду Томска. Этим занималась моя одноклассница, она участвовала в подготовке списков погибших, и ничего не нашла о моем деде Василии Изотове. К тому же он призывался в Юрге, а стела посвящена призывным томичам. Тогда я сама начала поиск, потратила на это девять лет. В те годы уже был онлайн-доступ к отсканированной документации, в базах стали появляться документы с достоверными потерями, призывные и так далее. Я нашла странный документ, в котором были три возможных даты гибели деда: 1941, 1942 или 1943 год. Хорошо, что появился «Бессмертный полк». Я внесла туда свои данные, и в итоге они меня нашли. А поисковой отряд «Поиск» сам доставил к нам останки из Москвы, куда они были привезены московским поисковым отрядом из Смоленской области на опознание. Знаете, сейчас многие черствые, и деньги главное, но это не про поисковиков. Они сами все для нас сделали.

Оксана Иванова
Внучка Василия Изотова
Я чувствую боль. За тех молодых парней, которые также погибли или пропали. Сколько деревень было, откуда их призывали, сейчас и деревень даже этих нет, целые улицы с ними исчезли. Из без вести пропавших единицы вернулись домой. За это у меня боль. Без вести – это приговор. У кого была похоронка, тому льготы полагались, а без вести – это не то же, что погибший, это чуть ли не враг народа.
Максим Елезов, руковдитель Поискового движения Томской области
Максим Елезов, руководитель Поискового движения Томской области (региональное подразделение Поискового движения России) рассказывает, как находят потерянных в годы войны людей.

– Сколько погибших солдат находят поисковые отряды, скажем, за год?

– Всегда по-разному: люди не грибы. Но по стране существует порядка 500 поисковых отрядов, общими усилиями поднимается из земли примерно 15-16 тысяч останков в год, а устанавливается из них по именам – лишь 600-800 человек.

– Активность родственников может помочь в опознании?
– Далеко не всегда. Если бойца нашли без ложки, без фляжки, медальона – трудно что-то сделать в этой ситуации для опознания. У нас был исключительный случай в прошлом году в Беларуси. Была найдена братская могила, 12 человек, на нее только один медальон. Там значился родственник заместителя губернатора Смоленской области. Он потратил 500 тысяч рублей, оплатил ДНК экспертизу всех останков, в ходе чего его родственник был опознан. Его буквально собрали по частям.

Кстати, здесь сейчас захоронили не одного, а двоих. Два солдата, вместе поднятые из земли, их не разделить никак.

– Теперь второй солдат, даже если он откуда-нибудь из Литвы, будет здесь?

– Он будет здесь, неважно, где он без вести пропал. Его положили на воинском захоронении, о чем мы сообщим в министерство обороны. Вообще это нормальная практика. В Томске хоронили много солдат со всей страны: умерших в госпитале недалеко от Южного кладбища, в Сосновом бору. В прошлом году мы здесь же захоронили Николая Есина, погибшего в 1941 году, он кемеровский, из Юрги. Самый первый наш захороненный здесь солдат был Николай Аксенов в 2007, потом случился простой на пять лет. Поисковики не сильно возили останки по регионам тогда. Потом в 2012 на Южном кладбище снова захоронили солдата – Бажукова.
У моего отца осталась только золовка, единственный живой человек, который видел его, – говорит дочь бойца Изотова Татьяна Цабиенко. – К сожалению, она уже в очень преклонном возрасте. Я родилась без него и знала только со слов других людей, каким он был. Жил он с семьей в Алаево, 40 километров от Юрги. Был строительным мастером. Все говорили, что добрый хороший человек был, как его любила моя бабушка! На работу каждый день идет и говорит: «Мамаша, ну я на работу пошел». Хороший. Неизвестно, конечно, какой дальше бы стал – не успел раскрыться человек.

– Что вы чувствуете сейчас?

– Сейчас я чувствую радость и печаль. Радость от того, что он рядом, мы все сейчас живем в Томске, сможем прийти к нему. Ну и печаль, оттого что он такой молодой. В 23 года пошел в бой – и все.

– Знаете про второго солдата в могиле?

– Знаем про второго. Царствие Небесное. У Бога нет неизвестных, все они в одном строю.
Татьяна, дочь Василия Изотова
Журналист Денис Бевз объясняет, как работает система поиска солдат:

– Руководитель команды поискового отряда «Застава Святого Ильи Муромца» в Москве Андрей Фетисов выложил на сайте отряда все материалы по поиску Василия Изотова, с ними можно ознакомиться, что за бои у него были, в каких подразделениях служил. Он был не в томской дивизии, а скорее всего, в новосибирской или алтайской. Его подняли в Смоленской области из земли, в Москве расшифровали медальон.

Есть такие крупные базы данных по поиску людей, погибших или потерянных в военные годы: ОБД «Мемориал» или «Подвиг народа». Там можно найти солдата, но нельзя найти родственников. Для этого существует народная летопись «Бессмертного полка», там адресные истории. Люди свои актуальные контакты оставляют. Так и родственники Василия Изотова внесли свои контакты в нашу базу, мы сопоставили их с московскими данными после расшифровки медальона. Затем мы связались с родственниками по нашей базе, скоординировали их с отрядом из Москвы.

Денис Бевз
Журналист, участник проекта «Бессмертный полк»
На все про все, сопоставление данных из нескольких баз и звонок родственникам, ушло не больше дня. – уточняет Бевз.
Родственники поминают солдата прямо у захоронения. Угощают присутствующих. После официальной торжественной церемонии это по-настоящему семейный момент. Главное, что теперь он стал возможен. Спустя три четверти века пропавший солдат посмертно обрел землю и близких.
Текст: Вера Сёмкина
Фото: Даниил Попов