Выпрыгнуть из колеса жизни
Как живет Богородице-Алексиевский монастырь сегодня?
В Томской области три монастыря, старейшим из которых является Богородице-Алексиевский. В монастыре живут монахи и послушники, проводят богослужения. Как становятся монахами? Из чего состоит день инока? Чем они занимаются и в каких условиях живут?
Решиться жить по Христу
Иеромонах Моисей в монастыре занимается богослужениями и духовничеством — общается с прихожанами, принимает паломников.

Родился будущий монах в 1962 году в селе Катаево Забайкальского края. Свое мирское имя говорить не хочет. Окончил 10 классов средней школы и работал в колхозе разнорабочим. В 17 лет попытался поступить в Иркутский государственный университет, но не прошел.

— Факультет радиофизики и электроники только появился в университете, был очень большой конкурс, — посмотрел в сторону окна иеромонах. — В селе образование оставляло желать лучшего. Физику не преподавали какое-то время вообще. Обычно присылали учителей без опыта. Я сам заинтересовался физикой и стал изучать ее.
Отец Моисей окончил водительские курсы в ДОСААФ. Ему дали грузовик, и в 17 лет он перевозил грузы и людей. Серьезно раньше к безопасности, по его словам, не относились — доярок и механизаторов возили в кузове.

Потом он поступил в Красноярский сельскохозяйственный институт на факультет электрификации. По распределению в 1985 году приехал в Томск — нужно было отработать три года в деревне Кожевниковского района.

— Долго я там не задержался, — рассказывает иеромонах Моисей. — Привык к городу. Вернулся в Красноярск и устроился в профучилище мастером производственного обучения. Тогда распределение молодых специалистов контролировала прокуратура, и директору училища пришлось меня уволить. Вернулся в Томск. Здесь меня направили в сельскую местность недалеко от города. Работал главным специалистом в совхозе полтора года, а потом уехал в Москву получать педагогическое образование, но потом вернулся.
Томск отцу Моисею показался спокойным и тихим городом.

— Мне все очень понравилось, — пояснил он. — Томск провинциальный и уютный город. Но когда я остался здесь жить, удивился сырости и пасмурности местного климата. Меня поразили сугробы. В Забайкалье можно зимой свободно ходить по лесу без всяких лыж.

В 90-х будущий монах занялся бизнесом – капитальным ремонтом электрокабельных линий.

— Пока шло финансирование, занимался этим, — рассказал он. — Потом в 94-м все хуже стали финансировать. Ребята-компаньоны пошли в торговлю. Мне туда не хотелось. С тех пор стал храм посещать. Времена настали непростые, а каждому человеку свойственно искать смысл жизни.
Сущностью мироздания иеромонах интересовался еще в детстве.

— В Советском Союзе атеистической пропаганде каждый человек подвергался с детства, — рассказывает отец Моисей. — Нам постоянно внушали, что Бога нет, что религия — опиум для народа. В институте висели антирелигиозные плакаты. В Москве преподаватель была воинствующим атеистом. Она каждый урок приводила высказывания известных личностей, Ломоносова, Менделеева, людей на самом деле глубоко верующих. Их высказывания преподаватель использовала для подтверждения своих взглядов. Все это я прошел, но так или иначе доходила информация о том, что существует иной мир, духовный. Еще отец рассказывал, когда в армии служил, что к ним приезжал гипнотизер. Он позвал сослуживца, сдвинул два стола, потом убрал их, а сослуживец в воздухе висел. Я понял, что все не так, как нам говорят. Потом стал почитывать в конце 80-х журнал «Знак вопроса», где всякие случаи интересные с научной точки зрения описывали.
Священник вспоминает, что в то время трудно было достать литературу духовную, но появилась масса литературы мистической. Будущий монах читал «Розу мира» Даниила Андреева, книги про реинкарнацию. Со временем он стал изучать Евангелие, отрывки из которого использовали авторы для подтверждения своих мыслей.

— Я крестился в 1988 году в Москве по просьбе тетушки, которая была верующей, — поделился отец Моисей. — Я не отрицал ничего, но для меня были стерты грани между черным и белым. Евангелие привело меня к понимаю, что я далек от жизни, которую предлагает господь. Веры по щелчку не бывает. Я понял, что нужно менять все коренным образом в своей жизни. Тетушка присылала брошюрки про жизнь святых отцов.

Одновременно я продолжал чтение еретической литературы. Все было смешано в сознании, много возникало неразрешенных вопросов. Решиться жить по Евангелию непросто. Нужно через себя переступить. В 33 года я понял, что так нельзя жить, собрался и уехал в монастырь Оптина пустынь в Калужской области.

«Роза мира»:
Религиозно-философское произведение, основанное на мистических озарениях автора во Владимирской тюрьме
Где свет, а где тьма
— Приехал с массой вопросов, — пояснил иеромонах. — Был интерес к непознанному, к тому, что не вкладывается в рамки атеистического мировоззрения. Это был 1995 год. До поездки я купил себе три томика, в том числе Рериха (художник, философ-мистик). В монастырь прибыл в декабре, очень холодно было. Это удивительно для тех мест – 27°С с ветром. Рождественский пост был. Первое, что я попросил — дать возможность поговорить со знающим человеком, чтобы он на мои вопросы ответил. Монах назначил встречу через неделю. Мне сказали, что я должен посещать богослужения и участвовать в таинствах.

В монастыре будущий монах жил паломником-трудником. Должен был посещать богослужения и трудиться в течение дня. Поселили отца Моисея в скиту.
Монастырь Оптина пустынь // фото с официального сайта РПЦ
— Храм тогда был в запустении и устроен для проживания паломников, — рассказывает иеромонах Моисей. — Очень холодно было. Спали в ватных штанах и телогрейках. Вода в стакане замерзала, если стояла на подоконнике. Вставали в пять часов, умывались ледяной водой и шли через лесок на богослужение, пили чай, потом шли на работу, обедали, потом опять работали. Для меня — человека, который привык жить по своей воле, все это было очень непросто.

Послушания давали разные. Иеромонах считает одним из самых трудных работу в кочегарке: всю ночь приходилось кидать в котел уголь и вывозить шлак. Также отправляли в ночные дежурства по подсобному хозяйству. У монастыря была техника, коровники и большая территория.
— Жуть была в этом своя, — признался отец Моисей. — Идешь, и лукавый всякие привидения показывает. Страх лукавый использовал, чтобы создать преткновение для духовной жизни, не допустить дальнейшего прохождения послушаний на святом месте. В колхозе спокойно было, когда отару сторожил ночью. В монастыре я получил и урок. Нам поручили на складе полки с одеждой пленкой полиэтиленовой застилать и обрезать, что свисает. Я рационально решил подойти — подгибал пленку, а не подрезал. Монах вернулся и отругал нас. Потом я стал читать жития святых: у Сергия Радонежского был случай, когда к нему молодые люди пришли в монастырь. Он им дал послушание садить капусту вверх корешками. Кто посадил вверх корешками — оставил в монастыре, кто правильно посадил — тех домой отправил. Суть здесь в том, что логика человеческая – враг веры. Есть два вида гордости — гордость ума и гордость воли, и борьба с этими недугами предстоит в течение всей жизни. В писании сказано: гордым Бог противится, а смиренным дает благодать.

Монах считает, что спасение заключается в отсечении своего человеческого суждения и воли, желаний. В результате обретается душевный мир и покой. В этом он видит суть монашеской жизни.
— Через неделю пришло время идти к монаху на беседу, — рассказал отец Моисей. — Пришел к нему и с удивлением для себя отметил, что вопросов нет. Господь сам все открыл. Вопросы все отпали. Человек, который не открыл свое сердце для Бога, остается во тьме, под воздействием темных сил. В этом случае, даже если все адвокаты в мире соберутся, одного бесенка не переговорят — всегда будут новые и новые вопросы. В христианстве все очень просто и ясно, когда ты решаешься жить по Евангелию. Три недели прожил в монастыре и вернулся в Томск. Все книги еретического содержания, описывающие сверхчувственный мир, сжег в огороде. Шелуха все отпала, и я стал регулярно храм посещать. Однажды священник сказал, что нужно принимать сан. Я его спросил: а если воли на то божьей нет? Он сказал: главное, чтобы своей не было.

С 1997 года отец Моисей стал священником. Помимо основного прихода, был настоятелем еще в шести. В 2015 году принял постриг в Богородице-Алексиевском монастыре.
- После обращения к Богу у меня был монашеский настрой, - рассказал священник. – Тогда у меня была семья. Я должен был воспитывать дочь, которой было 10 лет. Ездил паломником в монастыри, послушания проходил. Когда дочь выросла, в миру ничего не держало абсолютно. Монастырь – это место, где можно послужить, не отвлекаясь. Родственники все отреагировали хорошо. С дочерью видимся – приходит иногда в монастырь.
Подчинить свою волю
В монастыре сейчас 15 человек, среди которых четыре послушника. День монахов начинается в 06:00 с подъема.

С 06:30 до 11:00 — утреннее богослужение. После обеда с 12:30 до 16:30 идет трудовое послушание — монахи убирают территорию, готовят еду. С 18:00 до 19:15 — вечернее богослужение.
В общей сложности на молитву уходит около шести часов. Помимо этого, желательно молиться по четкам, читать духовную литературу, что тоже занимает пару часов в день. Библиотекарь монастыря отец Амвросий сравнил это с обычной рабочей сменой человека.
— Послушание – полезная трудовая деятельность, у каждого она своя, — рассказал иеромонах Амвросий, который согласился провести экскурсию по монастырю. — У каждого есть свои послушания. Из-за того, что монастырь у нас маленький, часто человек делает сразу несколько дел. У нас есть дежурный священник, который общается с людьми и исповедует. Многие священнослужители преподают и ездят в школы, вузы, рассказывают людям про православие. Некоторые преподают в семинарии. Я служу настоятелем храма в колонии на Южной. У наших монахов разное образование — есть кандидаты математических и химических наук, у предыдущего игумена филологическое образование.

Настоятель монастыря — митрополит Ростислав. Он делает все ключевые назначения. Нынешний наместник монастыря игумен Кирилл решает текущие духовные и хозяйственные вопросы.

Следом в монастырской иерархии идет благочинный иеромонах Иов, отвечающий за богослужения, их подготовку, уборку в храме.
Братия монастыря // фото с сайта Богородице-Алексиевского монастыря
Кроме монахов, в монастыре есть мирские люди — обслуживающий персонал храма, водитель. По словам священника, обычно в монастыре работают пожилые женщины из-за низких зарплат. Молодых в мужской монастырь не берут.

Перед монашеским постригом человек живет в монастыре послушником. Послушание длится около трех лет.

— Послушник — стадия духовной жизни и ответственности, — рассказывает иеромонах Амвросий. — Послушник только приглядывается к монашеской жизни и волен спокойно уйти из монастыря. Монах уже по бумагам причислен к церковной структуре и связан с церковью духовно. Послушником может стать любой человек. Для этого необходимы элементарные порядочность и честность.
При постриге монах негласно принимает три обета – послушание («отсечение воли»), нестяжание (отказ от собственности) и целомудрие (не только отсутствие семьи, но и чистота помыслов).

— Монах не может отказаться от важной церковной работы, — пояснил отец Амвросий. — Например, монастырю нужен брат, который будет щи варить, работать в трапезной, а брат, которого назначили, не хочет этого. Он может войти в противоречие, но это будет преступлением. Здесь нет трудовых договоров. Часто противоречие начинается у современных послушников. Попав в монастырь, они предъявляют претензии, но им здесь никто ничего не должен. Люди сюда приходят, чтобы подчинить свою волю.
Трапезная
Современный быт монахов подогнан под жизненный стандарт обычного человека. В каждой келье есть кровать и шкаф. Площадь комнаты — 10-15 м².

— Уровень жизни современного монаха схож с жизнью студента в общежитии, — рассказывает иеромонах. — Послушники живут в общих комнатах, селятся по три-четыре человека. Монахи — в кельях. Все подгоняется под евростандарт, но нет никаких изысков. У нас так же, как у всех, есть кухня-ванна. В последнее десятилетие у любого монаха есть интернет и сотовый телефон. Жизнь не стоит на месте. Раньше бегали и искали друг друга по всем закоулкам, а сегодня достаточно позвонить. Интернет используем и в работе. Я заведую молодежной группой при монастыре, выкладываю посты в социальной сети. Другой священник у нас занимается сайтом монастыря.

В мир монахи могут выходить только по уважительным причинам с благословения игумена.
— У нас не очень строгий монастырь, — рассказывает отец Амвросий. — Можно общаться с родственниками, съездить к ним на побывку раз в год. Если мама у кого-то заболела, мы обязательно отпустим. Проблема в том, что человеку самому тяжело будет возвращаться в братство потом. Родственники в монастырь могут в любой день прийти, но происходит это редко.
Любой человек может поселиться в гостиницу при монастыре как паломник. Для этого нужно отсутствие вредных привычек и паспорт. Селят на срок до трех суток. Распорядок дня паломников полностью соответствует жизни монастыря.

— Человеку очень важно выпрыгнуть из колеса жизни, посмотреть на свою жизнь, помолиться, — рассказал священник. — Кто-то приезжает специально старцу Феодору помолиться. Паломников в монастыре не много — один-два человека в месяц. Послушники присматривают за паломниками, чтобы не было беспорядков.
Плохая память
Одна из важнейших составляющих жизни монастыря — образование. При монастыре работают библиотека с духовной литературой, воскресная школа. Также в монастырь постоянно приходят с экскурсиями разные группы: студенты, школьники, иногородние туристы.

В воскресной школе при монастыре занимаются 100-150 детей. Им преподают богословие. Также они могут посещать образовательные кружки — в школе есть курс игры на гитаре. Курируют школу священники, а преподают прихожане.
Занятия в школе проходят по воскресеньям, но бывают и кружки среди недели. Со взрослыми, которые ожидают детей, общается отец Моисей. Ему они могут задать все интересующие вопросы на религиозную тему.

В монастырской библиотеке свыше 16 000 книг. Почти все они посвящены религии. Самой старой книге в фонде 250 лет, это Псалтырь.

— Из старого мало сохранилось, — поясняет иеромонах Амвросий. — Книжки к нам стихийно попадают. Довольно много книг есть XIX века. Нет никакой передачи фонда. Все ценное из монастыря и семинарии перекочевало в научку ТГУ. Отдали нам только периодику церковную. Есть несколько старообрядческих книг. Томск — город с плохой духовно-исторической памятью. Здесь все вымывается и уничтожается очень быстро.
Часто пополняют фонд сами прихожане — приносят старые книги из дома. По словам монаха, это самое дорогое, что люди хранили и чем пользовались: Евангелие, Псалтырь, Новые заветы «пушкинских времен».
— Мы не можем похвастаться старыми манускриптами, — признается Амвросий. — Зато наша библиотека — самая большая подборка современной православной и христианской литературы за последние 30 лет. В этом смысле она лучше семинарской.
Похож на монаха
Иеромонах Амвросий — один из старейших духовников монастыря. Здесь он служит 20 лет. До этого монах служил в Калининграде, занимался миссионерской деятельностью на Дальнем Востоке.

— У меня нет романтической истории, — признается он. — Я сознавал себя религиозным с детства. В роду были священнослужители, хотя это замалчивалось в советское время. Я всегда заглядывался на храмы, хотя жил там, где их нет вообще (Калининград). До перестройки там не было ни одного храма во всей области. В церковь верующие люди ездили в поселок Кибартай, на границе с Литвой.
В перестройку, когда ему было 14-15 лет, отец Амвросий стал читать Евангелие, помогал в храмах и жил в них. Через какое-то время люди стали говорить, что он похож на монаха.

— В 1994 году я с митрополитом Ростиславом поехал на Дальний Восток, — рассказывает Амвросий. — Там принял постриг в монастыре, объехал все Колыму и Чукотку, служил в 20 храмах. В Томск приехал с митрополитом в 1999 году. Здесь получил заочное образование в семинарии и сразу попал в монастырь. Когда приехали сюда, храм был в плачевном состоянии. Нам приходилось заниматься капитальным ремонтом.

Отец Амвросий вместе с прихожанином сделал макет монастыря в XVII веке. Делали его по гравюрам и плану монастыря из краеведческого музея.
У отца Амвросия Томск вызвал сперва противоречивые чувства.

— Здесь есть шарм, культурное и историческое наследие, но город несобранный, — пояснил он. — Не чувствуется ядра и единства, он лоскутный. В нем разные интересы: наука, атомщики, нефть и прочее. Много интересов конкурируют. Томск может вдохновить и разочаровать. Здесь есть прекрасный проспект Ленина, но загляните в подворотни и увидите XIX век, упадок и полную разруху. Даже наш монастырь только из грязи выползает, но стоит спуститься вниз в деревянный сектор — люди очень удручающе живут буквально под боком.
От храма к спортзалу: туда и обратно
Богородице-Алексиевский монастырь основали в 1605 году. Монастырь изначально располагался у впадения Киргизки в Томь.

Далеко от крепости находиться было опасно — постоянно совершали набеги кочевые киргизы и татары.

Списки убитых защитников и прихожан записывали в монастырскую хронику: «В 7122 (1614) году июля в 14 день побили под Томском служилых людей киргизские люди и тем побитым имена. Помяни Господи раб своих (40 мужских имен)… В 7138 (1630) году ноября в 15 день приходили под Томской калмыцкие люди и побили Томских служилых людей и тем служилым людем имена (19 муж. имен)…».
В 1658 году монастырь перенесли на Юрточную гору, нынешнее месторасположение. В 1662 году возвели здесь первый деревянный храм в честь Казанской иконы Божией Матери.

— Храмы часто горели, — показал на фотографию отец Амвросий, — До постройки каменного было четыре деревянных храма. Только в 1789 году было построено современное каменное здание.
Богородице-Алексиевский монастырь управлял восемью монастырями Томского разряда. В XVIII веке при монастыре открылась первая школа города — Томское духовное училище, а в XIX веке — архиерейский дом и первая томская духовная семинария. В 1830-е годы монастырь окружили каменной стеной и башнями.

В монастыре две главных реликвии: Казанская икона Пресвятой Богородицы и мощи старца Феодора Томского. Ряд исследователей считает его ушедшим в странствование по Сибири императором Александром I.

В 1922 году монастырь закрыли с приходом советской власти.
— В 1927 году расстреляли всех монахов, — рассказал иеромонах Амвросий. — Документов и списков не сохранилось. Расстреляли на заимке монастыря в районе Северска. Затем на территории монастыря в 30-е годы была детская колония. В войну здесь открыли фабрику по ремонту одежды с фронта, а в 50-е всю территорию отдали педагогическому училищу. В полуразрушенном здании храма был спортзал. На месте часовни, где был похоронен старец, находились выгребные ямы.

По словам иеромонаха Моисея, в советские годы была установка — расстрелять определенное количество людей без суда и каких-либо объяснений, а культура должна была это оправдывать – театр, литература, кинематограф.
Крест в память о погребенных на территории монастыря
— Моего деда Федора расстреляли в 1937 году как врага народа, — рассказывает отец Моисей. — Расстреляли в новогоднюю ночь. Друг предлагал ему отсидеться в лесу, пока не уедут, а дед отказался, сказал, что разберутся. В детстве мне очень хотелось иметь дедушку. Дед по отцовской линии Михаил пришел с войны израненный и долго не прожил. Я родился, когда его уже не было. С дедом Михаилом для меня было все ясно, а про деда Федора я часто задавал бабушке вопрос: почему Сталин допустил его расстрел? Она мне отвечала, что Сталин не знал, это было вредительство на местах. Это меня еще больше озадачивало. Особенно когда я узнал, что почти у всех сверстников дедушки, которые не погибли на войне, также были расстреляны как враги народа, а их дети, как и моя мама, носили на себе это клеймо с соответствующими последствиями.

В институте иеромонах Моисей стал интересоваться XX съездом Коммунистической партии, имя которого носил колхоз, где он работал после школы.
— Тогда я получил ответ на мой детский вопрос, — рассказал он. — В одном из докладов к съезду было озвучено число репрессированных с 1935 по 1940 годы — 19 млн 840 тысяч человек, из которых 7 млн расстреляно. В это число в 1937 году и попал мой дед Федор. Но почему же моя бабушка так хорошо отзывалась про Ленина и Сталина, созданную ими коммунистическую партию, которые запустили машину геноцида собственного народа еще в 1917 году? На этот вопрос я также нашел ответ. В то время часто в кинотеатрах показывали фильмы «Ленин в октябре» и «Ленин в 1918 году», отмеченные впоследствии в прессе как «высочайший образец художественного мастерства, созданный по инициативе товарища Сталина». Я тоже смотрел их в детстве. Сталин сам утверждал актеров на главные роли. На роль Сталина был утвержден известный актер оперетты Михаил Геловани. Со слов его почитателей, настоящий душка. Ленина играл Борис Щукин, весело и бойко, в водевильной манере. Такой забавный Ленин нравился зрителям.
Отец Моисей отмечает, что именно поэтому «узурпатора и палача» Сталина в 1953 году народ искренне оплакивал.

— Кино – развлечение, а не наука, и основная цель была достигнута: вожди — не людоеды, а обаятельные, веселые люди, любящие свой народ и сочувствующие ему, — пояснил иеромонах. — Всем становилось ясно, что такие идеальные люди не способны совершать преступления и плохие поступки. Мои родители приходили смотреть кино, и перед фильмом нужно было послушать доклад Сталина часовой. В конвейер репрессий попадали и верующие. В Советском Союзе никто не афишировал свою религиозность, опасались, если узнают на работе, порицать будут. Страх был постоянный. Были, конечно, люди, которые скрывались, собирались на богослужения в домах, закрывали ставни.
Богородице-Алексиевский монастырь вновь открылся для прихожан в 1992 году, но потерял значительную часть территории. По словам иеромонаха Амвросия, раньше вся земля до трамвайных путей принадлежала монастырю. Ближе к трамвайным путям священник показал часть сохранившейся исторической стены.
Сейчас на территории монастыря строят новое здание воскресной школы, куда планируют перенести и церковную лавку из храма. Работы почти закончены. Тяжбы вокруг строительства идут около десяти лет.

— Дом жилой рядом, муниципальная территория и частная, — пояснил отец Амвросий. — Также постоянно возникают проблемы с археологами. У нас на территории ведутся раскопки. Здесь раньше, до революции, было кладбище большое. Много останков в ходе стройки нашли. Среди них могилы четырех священников.
Раскопки на территории монастыря
Духовный кризис
По мнению иеромонаха Амвросия, современное общество пребывает в духовном кризисе.

— Сейчас важны личные свободы, самовыражение, а в монастыре волей-неволей приходится от многого отказываться, — рассказал Амвросий. – Несмотря на то что у нас не строгий монастырь, люди редко выдерживают. Послушники приходят, но монахами так и не становятся. Для современного человека главная проблема — подчинение, он не хочет ключевые вопросы жизни отдавать воле других.
В монастырской жизни трудна рутина.

— Сначала человек приходит и ему все интересно, — рассказал священник. — Современное сознание всегда ищет новизны, новой информации, впечатлений. Преодолеть это очень тяжело, если человек не раскроет потенциалы молитвенной жизни, нравственной жизни как подвига, жертвы для блага других. Если человек этого в себе не раскроет, он неминуемо уходит. Это психологически формируется очень сложно, нужно время, годы труда.

По словам монаха, главная ценность религии в служении Богу, готовности отдавать себя.
— Вера вложена в душу человека, — говорит он. — Без веры человеку существовать очень тяжело на свете. Она является некой направляющей силой, дает ответы на основополагающие вопросы: зачем жить, чем жизнь закончится и другие.
— Религия мешает сохранять индивидуальную свободу, а до свободы личности от греха, в Боге, человек не доходит, — пояснил отец Амвросий. — Стремление к самореализации довлеет над людьми, им трудно служить чему-то, тем более непознанному ими Богу. Если молодой человек в вере открывается, это уже воспринимается нами как чудо Божие, потому что все остальное в мире происходит вопреки этому. Но, даже открыв для себя духовный мир, человек нуждается в покаянии и молитве. Этому и учит монастырь.
Текст: Александр Мазуров

20 июля 2019