Вся Россия стоит не там. Часть 2

Томская природоохранная прокуратура подала в суд по поводу «захвата» земли тремя поселениями Томского района. Спасское, Калтайское и Корниловское поселения, якобы, утверждая границы своих поселков, залезли на земли Гослесфонда. В суде прокуратура защищает права неопределенного круга лиц. Спасское сельское поселение суд уже проиграло. Сейчас в Спасском, подчиняясь судебному решению, перекраивают свой генплан. В Ярском (с. Яр), Батурино и Вершинино просто «вернули» спорные земельные участки Гослесфонду, хотя на некоторых участках люди живут с 1974 года. Деревню Казанка из генплана пришлось исключить полностью. Ибо вернуть земли в Казанке — значит, по словам главы поселения, ущемить в правах не единицы, а уже десятки реальных людей, получивших земельные наделы. За Казанку Спасское сельское поселение намерено побороться. Но уже в Верховном суде.


— Вообще-то первые суды, где мы защищали жителей, которым выдали участки якобы в Гослесфонде, мы выиграли, — рассказывает глава Спасского сельского поселения Дмитрий Гражданцев. — Потому что прокуратура не смогла доказать где проходят границы Гослесфонда. Судья так и сказала: у Спасского поселения участки стоят на кадастре, у них проведены границы населенного пункта, у них хотя бы что-то есть, к чему они апеллируют, а у вас границ Гослесфонда нет, поэтому вы не можете доказать, что они куда-то залезли. Это было в начале года. Но природоохранной прокуратуре данный факт не понравился. И они нашли новую зацепку.

Вся Россия стоит не там. Часть 2
Спорный участок, поросший лесом у д. Казанка
Спорный участок, поросший лесом у д. Казанка
Фото: фото предоставлено Департаментом лесного хозяйства администрации Томской области

— В деревне Казанка мы выделили новый микрорайон, 70 участков, всем было хорошо, — продолжает Дмитрий Гражданцев. — Как вдруг один из жителей написал жалобу, что мы залезли в лесфонд (спорных участков 40) и хотим разрешить там вырубку. Гослесфонд во всех населенных пунктах должен был провести и утвердить свои границы. Он этого не сделал. А наказывают нас. Сейчас мы практически все границы уже пересогласовали. Кроме Казанки. Там Гослесфонд не хочет согласовывать границу, а ситуацию назад уже не повернешь, очень много людей пострадает. Соответственно, Казанку мы исключили, сейчас согласовываем генплан без нее. А потом пойдем в Верховный суд. И там уже будем доказывать, что у Гослесфонда в Казанке не было границ, а значит ничьих земель мы не захватили, и леса у них там стояли под вырубку, что там дровяной лес, не имеющий никакой ценности. Данные об этом у нас есть: Гослесфонд описания всех лесов выкладывает в интернете.

Мы живем на улице Береговой в Ярском с 1974 года. И дом и земля у нас в собственности. Какой лесфонд? Мы тут всю жизнь живем, — житель с. Яр Алексей Никулин так и не понял сути претензий к их земельному участку.

Дом по адресу Береговая, 1 в деревне Яр
Дом по адресу Береговая, 1 в деревне Яр

Вначале Спасскому поселению было дано предписание, на спорных участках не допустить вырубку леса. Но некоторые из этих участков уже давно принадлежат частным лицам, там стоят дома, живут люди, которые вроде как не обязаны отчитываться за лесные насаждения на своем участке перед администрацией поселения. Эти участки сейчас Спасское поселение либо в суде уже отстояло, либо вернуло Гослесфонду, надеясь, что частным порядком люди смогут защитить свои права.


Из решения Томского областного суда от 22 августа 2017 г.:


«...Генеральный план не был согласован в установленном приказом Министерства регионального развития № 69 от 27.02.2012 порядке с уполномоченным органом исполнительной власти. В результате незаконного утверждения генерального плана муниципального образования «Спасское сельское поселение» Томского района Томской области были нарушены положения ст. 8, ч.2 ст. 83 Земельного кодекса Российской Федерации, ч. 1 ст. 8 Федерального закона № 172-ФЗ от 21.12.2004 «О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую», устанавливающих процедуру перевода земель из одной категории в другую посредством установления границ населенных пунктов. Указанное в свою очередь повлекло незаконное использование лесных участков, находящихся в федеральной собственности».


— Гослесфонд никаких претензий к нам не предъявляет, мы же встречаемся с ними в суде. К нам претензии предъявляет природоохранная прокуратура, — говорит и.о. главы Калтайского сельского поселения Роман Титов. — Калтай, Кандинка, Курлек — три населенных пункта, в которых прокуратура нашла участки, которые якобы находятся на землях Гослесфонда. А там участки уже давно предоставлены и люди уже лет пять-шесть как живут. Предоставляла эти участки еще администрация Томского района. У нас тогда еще не было таких полномочий. Генплан приняли в 2014 году. Сейчас дело рассматривается в областном суде. Ситуация затронет примерно 45 участков. Кто-то уже знает, что оказался в такой ситуации, кто-то нет. Прокуратура требует полностью отменить генплан. Для нас это катастрофа.


Беседуем с юристом Департамента лесного хозяйства администрации Томской области Виталием Маткиным. Он представлял в суде сторону истца, то есть прокуратуры.


— Еще с советских времен земли делили на категории: лес, для сельского хозяйства и т.д. Согласно земельному кодексу 2001 года границы лесного фонда устанавливаются по материалам лесоустройства. Это планы лесных насаждений. Перенести в кадастр эти границы мгновенно нельзя. У нас есть такая статистика: земли лесного фонда по России занимают примерно 60 процентов от всей территории. В Томской области земли лесного фонда занимают 91 процент от всех земель. Представляете какой объем.


— То есть утвержденных границ все-таки мало?


— В лесничествах имелись планы лесных насаждений, в нашем департаменте они тоже есть. Вопросов с границами до 1 января 2007 года не было. Но в последние десять лет эти границы вдруг размылись. Все решили, что раз их в кадастре нет, то значит их и нет. Но так быть не может.


— Не могла на этот якобы захват земель лесного фонда повлиять ситуация с новым способом межевания по координатам (МСК 70)? Известно, что границы по новой кадастровой карте чаще всего не совпадают с реальными границами участков. Может еще и эта путаница причина того, что вы не сошлись в границах?


— Я не могу определенно ответить на этот вопрос. Мы сравнивали новые границы населенных пунктов по генплану с границами лесного фонда. Получилось, что они залезли и, получилось, что в некоторых случаях давным-давно, уже лет десять назад. Ну вот прокуратура и подала в суд. Мы выезжали в деревню Казанка, там организовано садоводческое товарищество и там реально стоит лес. Там мы даже нашли просеку старую, которая ограничивала земли лесного фонда от других земель.

До выселения людей, я думаю, не дойдет, — добавляет Виталий Маткин. — Ну признают несоответствующими часть границ по генплану. А что дальше? По Спасскому поселению действительно есть участки, где наш лес переходит в лес, выросший на землях сельхозназначения и он почти неотличим. У нас есть территории покрытые лесом, не учтенные нигде. То есть территории, где категории земель вообще не установлены. Мы на такие не претендуем. Но мы всем советуем, если видите лес, обратитесь к нам с официальным запросом во избежание проблем, но тоже Спасское поселение к нам с таким запросом не обращалось.

Прокуратура в качестве комментариев отослала нас к судебному решению. Ранее «Интерфакс-Сибирь» сообщало со ссылкой на Томского межрайонного природоохранного прокурора Ирину Борзенко, что Спасское сельское поселение при составлении генплана без согласования включило почти 60 лесных участков, Корниловское — более 80, Калтайское — более сотни.


«Из-за того, что генпланы не были согласованы, люди начали вырубать лес на арендованных участках. Поэтому в ходе проверки мы выдали главам поселений предостережение о недопустимости рубок на данных территориях, арендаторов предупредили», — цитирует Ирину Борзенко Интерфакс.


В Корниловском сельском поселении у прокуратуры претензии к границам трех населенных пунктов: Корнилово, Лязгино и Аркашево. Генплан был утвержден в 2014 году. Тогда никто, в том числе проектировщики и проверяющие органы, земель Гослесфонда не обнаружили.


— Границы чертили проектировщики: Томская проектная компания. Районная и областная архитектуры генплан согласовывали. После согласования проводили слушания. После слушаний — какие замечания были, мы их устраняли. Потом совет Корниловского сельского поселения все утвердил. Но в градостроительном кодексе нет требований согласовывать генплан с Департаментом лесного хозяйства, — говорит глава Корниловского сельского поселения Геннадий Логвинов. — В 2014 году мы генплан приняли и вдруг в 2017 году Департамент лесного хозяйства вспомнил, что там есть границы его лесов. Земли государственного лесного фонда на кадастре на нашей территории не стоят. Я не лесник, я лично не знаю где эти земли. Мы же границу поставили на кадастровый учет. И ни кадастровая палата, ни Росреестр нам не выставили никаких замечаний. Более того, мы сами против безосновательной вырубки. А то сейчас разреши, все выкосят. Насколько мне известно там, где у проектировщиков были сомнения, они делали запрос и мы ставили зону Р1 (то есть зона рекреации: лесов, парков и отдыха).

Окраина д. Некрасово
Окраина д. Некрасово
Фото: Юлия Корнева

Сейчас кроме трех поселений, на которых природоохранная прокуратура уже подала в суд, появились претензии и к Богашевскому сельскому поселению. Там генплан был принят в 2013 году. Сейчас главе поселения пришло предупреждение о недопустимости вырубки леса на территории Гослесфонда у деревни Некрасово.


— У нас полномочия по земле с 1 марта 2015 года. И есть документы, что примерно 27 участков уже были выделены на этом теперь спорном участке с 1997 года. В 2016 году к нам приехал Ефимов, вроде как из ОНФ, который сейчас рубит лес в Батурино, типа по жалобе и говорит вы там незаконно вырубаете. Он поднял шум, приехала прокуратура, обэп, все проверили и сказали, что все в порядке, никакого лесного фонда там нет. Там у нас уже нарезаны дороги, мы их оформили в собственность, я все контролировал, чтобы не дай бог лишнее дерево не вырубили. Например, по документам дорога должна быть 9 метров шириной, но мы решили, что достаточно шесть. И все было хорошо. Как вдруг выясняется, что сейчас они какие-то документы нашли, что в 2013 году они якобы проводили лесоустройство и этот земельный участок оказывается вошел в лесной фонд. Но документов нам представить они не могут. Мы согласовываем с Департаментом лесного хозяйства любую вырубку, например под дороги, которыми мы должны обеспечить застраиваемые территории. Но в Некрасове не было информации, что это лесной фонд. Была такая информация по деревне Белоусово и там мы сразу эти земли исключили из генплана.


Сейчас в Некрасове спорных участков примерно двадцать. Пока там люди только начали строиться. Теперь процесс затормозился. Все ждут, когда спор о границах окончательно решится.

Вся Россия стоит не там. Часть 2
Фото: Юлия Корнева
Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?