«Врачи без границ»: медицинская организация быстрого реагирования

Майя Теренина — координатор международной гуманитарной организации «Врачи без границ»/Médecins Sans Frontières (MSF) уже почти 30 лет. Большую часть своей жизни она ездит по миру и поддерживает работу врачей, которые работают там, где происходят вооруженные конфликты или природные катастрофы. В Томск Майя приехала вместе со своими коллегами для поиска новых сотрудников. Мы поговорили с Майей Терениной об экстремальных командировках, о рисках и радостях ее работы.

Сотрудники "Врачей без границ"
Сотрудники "Врачей без границ"
Фото: предоставлено организацией "Врачи без границ"

Организация существует почти полвека, лауреат Нобелевской премии мира, про нее достаточно часто пишут, но если я вас попрошу сформулировать самое главное про «Врачей без границ», что вы поняли, работая в этой организации. В нескольких словах. Врачи без границ – это… Продолжите, пожалуйста.


— «Врачи без границ» — это гуманитарная медицинская организация, основная цель которой — быстро реагировать на природные и человеческие катаклизмы, различные столкновения. Кратко: гуманитарная медицинская организация быстрого реагирования.


«Врачи без границ» работают по большей части не в самых благополучных регионах. Велики ли риски? Какие риски самые большие?


— В случаях, когда наша организация работает в странах с высоким уровнем небезопасности, мы разрабатываем собственные правила безопасности. Правила, которые каждый экспат или местный сотрудник должен выполнять. Кроме того, каждый сотрудник застрахован. Иногда, при отсутствии возможности застраховать местного сотрудника, «Врачи без границ» сами выделяют врача. Который занимается здоровьем местных сотрудников или направляет их в разные медицинские учреждения. Кроме того, у иностранных сотрудников еще три месяца после окончания работы действует медицинская страховка. То есть он еще сможет пройти медицинское обследование. Если в миссии возникают серьезные проблемы, то для этого существует медицинская эвакуация.


Естественно, в каждом случае «Врачи без границ» не могут гарантировать стопроцентную безопасность. Но всегда договариваемся с правительством, со всеми сторонами конфликта.

Но если уровень опасности слишком высок, мы не посылаем иностранных специалистов в эту точку. Иногда создаются миссии в странах, которые находятся недалеко от конфликта или в горячих точках. Когда в России мы работали в Чечне, мы ездили туда на короткий период. Однако постоянно там не работали. Такая же ситуация в Сирии, Ираке. Врачи находятся не в самих горячих точках, а рядом. Тем не менее работают и поддерживают местных врачей.

Перед первой миссией существует курс — недельный, а иногда и двухнедельный. Там готовят человека к условиям, в которых он будет работать. Проводят ролевые игры, создают реальные ситуации, с которыми он может столкнуться. Есть курс общий и есть отдельно по специальности: для логистиков, медиков, финансистов, администраторов и так далее. Это тоже позволяет понять человеку, хочет он этого или нет. Кроме того, человек может заранее указать, что в какие-то регионы он ехать отказывается, это нормально.

«Врачи без границ»: медицинская организация быстрого реагирования
Фото: предоставлено организацией "Врачи без границ"

Часто ли давят на организацию люди или организации, которые находятся по разные стороны конфликта?


— Один из основных принципов организации — нейтральность и беспристрастность. «Врачи без границ» не занимают ничью сторону. Они помогают всем нуждающимся в данный момент. Ни в какую конфронтацию с государственными структурами «Врачи без границ» не вступают. Поэтому при внутренних конфликтах мы по-другому работаем. В таких случаях работают люди из стран, которые не раздражают правительство. Повторюсь, что мы нейтральны. Даже если мы помогаем, мы не занимаем ничью сторону. Конечно, у нас есть какая-то своя точка зрения на определенные вопросы. Однако главное — это медицинская помощь нуждающимся в данный момент пациентам.


Вместе с этим мы не можем в силу непредвзятости и нейтральности выступать против каких-то культурных обычаев, которые нам кажутся дикими. Когда они могут угрожать здоровью, то мы пытаемся объяснить. Через местных сотрудников, НКО. Их легче слушают, чем чужаков. Я знаю, что есть женская организация в Сьерра-Леоне, где до сих пор существует проблема обрезания девочек. «Врачи без границ» открыто об этом говорить не могут, и действуем мы через местных активистов.

«Врачи без границ»: медицинская организация быстрого реагирования
Фото: предоставлено организацией "Врачи без границ"

Вы говорили про меры безопасности. Что именно должен сотрудник делать? Или это зависит от страны?


— Это, конечно, тоже зависит от страны. Например, комендантский час, передвижение на машине только в дневное время. В каких-то странах вообще нельзя ходить по улицам, нужно использовать только машины. Чтобы доехать от дома до офиса или больницы. Вот в Сомали для всех иностранцев нужна вооруженная охрана. Будь то туристы, если они захотели туда поехать, или иностранные рабочие. Поскольку «Врачи без границ» не могут брать на борт своих транспортных средств вооруженных людей, то пришлось арендовать другие машины для охраны. И они нас сопровождали. Они договаривались с людьми на контрольных пунктах.

«Врачи без границ»: медицинская организация быстрого реагирования
Фото: предоставлено организацией "Врачи без границ"

– А в бытовом смысле как устроена жизнь миссий «Врачи без границ»? Опять же, страны часто неблагополучные. Насколько условия близки к экстремальным?


— Обычно в столице, где находятся координационная команда и шефство миссии, условия нормальные. Там есть и гостиницы, и дома. Другое дело — жизнь в проектах. Там могут быть разные условия. Поэтому каждый сотрудник предупреждается об этом. Там могут быть и экстремальные условия проживания. Проживание большого количества людей в одном месте, в палатках. Если это проект по вакцинации, а это отдаленные районы, в которые нужно долго добираться, то мы стараемся даже в этом случае улучшить условия. У каждого есть маленькая палатка, которая защищает от москитов, спальник и небольшой туристический набор. Если необходимо ехать в джунгли, то обычно создается мобильная команда, которая работает только днем. Утром команда выезжает, днем работает. Временно разворачивает госпиталь, консультационные пункты, оказывает первую медицинскую помощь, выявляет какие-то сложные случаи и раздает медикаменты. При необходимости организовывает эвакуацию тяжелых больных. Все это за один день.

«Врачи без границ»: медицинская организация быстрого реагирования
Фото: предоставлено организацией "Врачи без границ"

Вам приходилось жить в экстремальных условиях?


— Я координатор и обычно работаю в столице. Но чтобы знать, что происходит на местах, и чтобы оказать поддержку, каждый координатор выезжает на свои проекты. Иногда в больших странах, таких как Конго или Афганистан, дорога в проект может занимать несколько дней. Потому что по правилам безопасности мы должны путешествовать только в течение светового дня. Тут может быть несколько видов транспорта: самолет, вертолет, пирога, машина, мотоцикл. Много перевалочных пунктов. У нас был один проект по чрезвычайной ситуации: по беженцам из Конго. Поначалу все жили в палатках. И когда решили продолжить проект, то заключили договор с местной клиникой и построили небольшие домики для сотрудников.

Для меня самым большим челленджем был Южный Судан. Это была короткая миссия, которая пришлась на тяжелый жизненный момент, так как я потеряла свою маму. Для «Врачей без границ» это тоже был тяжелый момент — тогда началась эпидемия Эболы в Западной Африке. Операционные директора прислали письма, что если кто летом свободен, а летом сложнее найти персонал, пожалуйста, приезжайте. Чем сложна Эбола – после работы с ней нужно пройти 21 день карантина. То есть очень много сотрудников было блокировано, они не могли начать другую миссию, людей не хватало, случился коллапс. Я тогда написала, что готова ехать. Меня в итоге отправили в Южный Судан.

Условия жизни там были прекрасные, строился новый офис. На крыше умный шеф миссии отключил вай-фай, чтобы все общались друг с другом. С точки зрения безопасности контекст был не очень сложный. Но у меня не сложились отношения с некоторыми местными сотрудниками из числа моих подчиненных. Они устроили итальянскую забастовку — были на рабочем месте и не работали. Это продолжалось два месяца и психологически было ужасно. Руки мне не подавали. Потом тот, кто их подначивал, уволился и как по мановению волшебной палочки все стали работать и руку мне тоже начали жать. В итоге из трех месяцев один – это была радостная работа, а два других – кошмар. 

«Врачи без границ»: медицинская организация быстрого реагирования
Фото: предоставлено организацией "Врачи без границ"

– А как вы сами попали в эту организацию?


— Я попала в организацию «Врачи без границ» случайно. В 90-е годы. «Врачи без границ», как и несколько других организаций, были приглашены московским правительством для помощи Москве. Помощь была разная. В моем случае бесплатное детское питание для молочной кухни. Год шла эта программа гуманитарной помощи. Организация решила остаться в России: увидели проблему бездомных в Москве, в Санкт-Петербурге и организовали новый проект. Целью было показать, что подобная проблема существует, потому что в далекие 90-е годы она замалчивалась. Бездомные люди без документов не могли обратиться в больницы, их никто не принимал. Мы вышли с поддержкой организаций Санкт-Петербурга и поучаствовали в лоббировании законодательного процесса по этому поводу. Теперь любого человека без документов клиника обязана принять и оказать помощь.

На фото Майя Теренина
На фото Майя Теренина
Фото: взято с личного аккаунта Майи Терениной

– Что было самым радостным в работе?


— Радости всегда очень много. Ты сталкиваешься с настоящими большими проблемами и видишь, как люди страдают. И что работа врачей, и косвенно моя как поддерживающего эту работу члена команды, действительно приносит результаты, останавливает эпидемии, спасает. Это повод для радости и гордости, в первую очередь за врачей.


Недавно была история. Меня направили в  Мозамбик. Там сначала один ураган прошел, потом другой. В стране сорок лет не было ураганов и никто не был к этому готов. И мы, поскольку там была наша постоянная миссия по проекту ВИЧ/СПИД, быстро среагировали. Приехала наша команда по чрезвычайным ситуациям, и мы должны были там пробыть шесть месяцев. Но поскольку в Мозамбике, как ни странно, до сих пор существует советская система здравоохранения, то нам удалось остановить эпидемию за три недели вместо трех месяцев. У нас осталось много оборудования, поэтому мы ездили и передавали это оборудование в рамках гуманитарной помощи. Основная команда уже уехала, и нас оставалось немного. Столько, сколько нужно для закрытия проекта. Мы знали: система здравоохранения в Мозамбике дает возможность послать в любую точку «скорую помощь» для транспортировки пациента. И в одной очень дальней клинике мы увидели беременную девушку, за которой не приехала «скорая». Наш местный сотрудник начал связываться с городской клиникой. И в клинике сказали, что «скорая» приехать не может, так как застряла где-то на трассе. И чтобы мы при возможности постарались вывезти эту девушку. Хотя у нас не было врача, мы взяли ее на борт. Потому что состояние уже было критическое. Шофер, конечно, гениально ее вез. По саванне. Девочка очень страдала. Мы все боялись, что она сейчас родит. Выясняли, кто что умеет делать. Но, к счастью, мы ее довезли. На трассе обещанной машины «скорой помощи» не было, мы ее доставили в клинику. Конкретную человеческую жизнь спасли. Написали потом письмо в клинику, потому что они обязаны были предоставить машину. Вот такие бывают радостные истории.


И грустные истории, когда начинаются программы по истощенным детям. Они запускаются в некоторых африканских республиках и в Индии. Целые отделения в клиниках, где находятся истощенные дети. И на это смотреть страшно. Когда вспышки истощения возникают, то «Врачи без границ» оперативно на это реагируют.

«Врачи без границ»: медицинская организация быстрого реагирования
Фото: предоставлено организацией "Врачи без границ"

– Как складываются отношения с госструктурами в разных странах? Нет ли напряжения, учитывая международный статус организации? Знаю, что были случаи, когда «Врачей без границ» обвиняли в шпионаже…


– Никаких официально доказанных серьезных скандалов не было. Обычно «Врачи без границ» работают прозрачно. Стороны конфликта оповещены. С госструктурами работаем, в первую очередь, с министерством здравоохранения. Без этого нельзя. Особенно в тех странах, где есть программы по вакцинации. Потому что у нас нет мандатов. Министерство здравоохранения должно признать эпидемию и тогда уже призвать на помощь других партнеров, в том числе и «Врачей без границ».


Вы уже упоминали проект в Чечне. А конкретно в России как сейчас работается, у нас же сейчас к международным организациям отношение напряженное. Не давят?


— Тот проект был передан минздраву Чечни в 2018 году. Он долго существовал. Во время войны вне страны. В Первую чеченскую войну он находился в Назрани, потом в Дагестане, а потом вернулись в Чечню. Сначала был хирургический проект, потом проект «Здоровья женщин». Давления не было. Там работали местные врачи, международных не было. Потому что там было опасно. Помогали оборудованием, медикаментами.


В чем смысл приезда в Томск? Почему именно к нам?


— Мы приехали в самые наукосоставляющие города Сибири: Новосибирск и Томск. Потому что тут известные университеты, тут много студентов. Молодежи, которую может заинтересовать возможность поехать и поработать в составе «Врачей без границ». «Врачи без границ» – это множество небольших проектов всех типов и видов медицинского реагирования. Где человек многому учится. К сожалению, со студенческой скамьи мы брать не можем, но мы и приехали для того, чтобы рассказать, чтобы мы могли предложить. И какие у нас условия. Чтобы у студентов и молодых профессионалов появились мысли о расширении своих границ. Нам нужны врачи: анестезиологи, гинекологи, акушеры, фармацевты, логисты, инженеры, финансовые специалисты, администраторы.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?