Вода живая и мертвая

Катайга — крупный поселок в Верхнекетском районе Томской области. Добраться туда непросто. От Белого Яра, районного центра, до Катайги 230 километров, от Томска — около 700. Жителям Катайги не хватает чистой воды. В ноябре 2017 года проблему, казалось бы, решили — Катайга вошла в губернаторскую программу «Чистая вода». По этой программе в 69 поселках Томской области поставили 70 водоочистных станций, разработанных учеными из Томского политехнического университета. Потратили на это более 80 миллионов федеральных субсидий. 

«Почти каждую весну в Катайге проблемы с водой, — рассказывает житель поселка Александр Дубинец. — Уровень грунтовых вод падает и колодцы пустеют. Станцию эту поставили, но толку никакого. Даже если бы она работала, как ходить за водой пожилым людям с окраины поселка? На деньги, выделенные для Катайги, а это примерно два миллиона рублей, по моим данным, можно было б всех колодцами или скважинами обеспечить. Раньше ведь стояли общественные колодцы с чистой водой, за ними следили. При прежнем главе поселка Наталье Бараксе их засыпали. Отравить колодцы могут, говорят, теракт устроить. Но это же смешно! Можно и фильтры у станции отравить, было бы желание».

Вода живая и мертвая

На пять поселков Верхнекетского района по программе «Чистая вода», по информации областной администрации, было потрачено около шести миллионов рублей. Сколько именно потратили на катайгинскую станцию нам узнать не удалось. Глава Катайги за данной информацией отправил нас в администрацию Верхнекетского района, а там назвать стоимость станции отказались.


Александр Дубинец рассказывает, что ответственный за обслуживание водоочистных станций инженер ТПУ Кирилл Костиков объяснил, что из-за катайгинских морозов этой зимой просто перемерзла кнопка запуска. Тогда же выяснилось, что установки барахлят не только в Катайге, но и в других деревнях Верхнекетского района. Обслуживающие станцию специалисты два раза приезжали в далекую Катайгу и брали воду на анализы. Определили, что фильтр не справляется с количеством примесей и пообещали его улучшить. Проблему обещают решить во второй декаде июня, но Александр в этом сомневается. 

Говорят, заменят фильтры и кнопку, но я не верю. Гарантий ведь никаких. Можно до осени так сидеть и дождаться, что или денег не найдут, или оборудование новое не приедет — придумают, что сказать. Мне вообще кажется, что станция эта — муляж. В хороший фильтр воду можно из лужи лить, на выходе питьевая будет. Тут вода выходит грязная, будто внутри синего вагончика пусто. Многие в поселке и не знают, что нам станцию установили. А кому ни скажу про замерзшую кнопку — смеются.

Вода живая и мертвая

«Станция не работает и не работала, — говорит глава Катайги Иван Носов. — Я первым хотел попробовать чистую воду. Нажал кнопочку, а вода какая шла, такая и вышла — мутная и с запахом. После этого станцию решили не запускать. О проблеме знает Сергей Жвачкин, контролирует ее и скоро решит».


Губернатор обещает развивать программу «Чистая вода» и обеспечить все население Томской области доступной питьевой водой. В этом году администрация планирует оснастить станциями еще 66 поселков, потратив дополнительно 68,7 миллионов рублей.


«Проблема чистой питьевой воды волнует жителей большинства сел, — рассказал в отчете о работе за 2017 год Сергей Жвачкин. — К сожалению, десятилетиями за эту проблему толком не брались. Мы подсчитали, что на строительство больших коммунальных сетей у нас уйдут десятилетия и миллиарды. И, подключив томских ученых, пошли параллельным путем — разработали программу строительства локальных станций по очистке воды. Эта программа тоже недешевая, но экономить на здоровье людей больше нельзя. Разработкой технологии и созданием станций занимаются ученые и конструкторы Национального исследовательского Томского политехнического университета вместе с ТГАСУ. Для каждого села, с учетом рельефа, особенностей подземных вод и прочих факторов конструируется уникальный объект. Но, повторю, эти усилия того стоят. Новгородская область, например, уже начала закупку томских станций «Чистая вода». А мы доказали, как можно на пользу людям быстро внедрять научные открытия в реальную жизнь».

Вода живая и мертвая
Фото: фото с сайта областной администрации

Александр Дубинец считает, что стоимость программы себя не оправдывает, и альтернатива ей есть. По крайней мере, для Катайги.


«В Катайге есть частные бурильщики скважин. Ребята хорошие, работают на совесть. Я сам их услугами пользовался и остался доволен. Одна скважина в нашей местности стоит 50-60 тысяч рублей. Посчитайте, сколько скважин можно было пробурить в Катайге на два миллиона. Оплати область 50% от стоимости скважин, к бурильщикам бы очередь из селян выстроилась. 50-60 тысяч не каждый у нас может выложить, а с областным бюджетом весь поселок бы водой обеспечили».

Вода живая и мертвая

Рядом с катайгинской школой стоит старая водокачка. Построили ее еще в советские времена и трубы с тех пор не меняли. Металл проржавел, и вода в школу идет еще более грязная, чем в колодцах.


«Водой школа обеспечена, но санитарным нормам она не соответствует, — рассказывает директор школы Ирина Пупасова. — В воде много железа, а очистных сооружений у нас нет. Из колодца воду школе брать запрещено — учатся дошкольники. Приходится работать с тем, что есть: отстаивать воду в ведре, кипятить и только потом использовать. Метод, конечно, древний, но в наших условиях по-другому никак. На специальные фильтры для школы у нас денег нет. Но даже если мы их поставим, кто будет заниматься обслуживанием?»

Вода живая и мертвая

Александр Дубинец уверен, что c помощью одной скважины школу можно обеспечить питьевой водой. Грязная вода из водокачки тоже пригодится — для отопления. Но пока жителям остается только любоваться — на синенький вагончик в центре Катайги.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?