Ветхое наследие
О том, как живут люди в доме, построенном в 1827 году
Деревянному дому на Средне-Кирпичной, 8, построенному в 1827, почти 200 лет. Несмотря на возраст, резные наличники на окнах и резьбу под крышей, это здание — не памятник деревянного зодчества. Однако дом входит в томский «список 701», то есть подлежит сохранению в качестве исторического наследия. Еще в 1991 году здание признали аварийным и подлежащим сносу, но так и не снесли. И сейчас «историческое наследие» разваливается на глазах у жителей дома.
— Жить здесь нельзя! — говорит пенсионерка и опекун двоих детей Надежда Смирнова — Но нам с внуками пришлось. В этом году невозможно терпеть стало, ушли. Печи не работают с 2010 года, отопления нет. Дверь зимой вздувается и не закрывается, дети мерзнут. В одеялах сидят, в одежде, а все равно холодно. Я раньше работала, потом работу бросить пришлось: страшно внуков оставлять. Как не приду — они сидят тут синие от холода. Плачут, нервные стали. На улице вроде 21 век, но слив в доме есть только у тех, кто его сам себе провел. Приходится ведро под раковину ставить и выливать на улице. Вот я как-то раз понесла выливать, запнулась на лестнице и ногу сломала в двух местах.
Надежда Смирнова рассказала, что в 2005 году получила муниципальную квартиру в доме на Средне-Кирпичной, 8, — после того, как здесь умер инвалид первой группы, болевший туберкулезом. По словам пенсионерки, в квартире была такая грязь, что пришлось «стены ножом отскребать». Ремонт в помещении никто не делал, кроме самой Надежды Смирновой: сразу после заселения она заделала дыру в потолке, потом два раза за свои деньги чинила проводку. Но до поры до времени пенсионерка все-таки радовалась муниципальному жилью. Пока не спустилась в подвал и не увидела, что печь, отапливающая весь дом, практически висит в воздухе. И если она упадет, то вместе с ней рухнет и здание.
Дома по адресу Средне-Карипичная, 8 признали аварийным еще в 1991 году. Но новая власть, сменившая советскую, решила дом не сносить и жильцов не расселять. С 2010 года пенсионерка пыталась доказать, что в доме жить нельзя. Но с ее жалобами и просьбами не согласились ни в прокуратуре, ни в мэрии, ни в областном департаменте по градостроительству.
— В конце ноября прошлого года я писала в областную прокуратуру, просила комиссию прислать. А они меня в ответ направили в администрацию Октябрьского района, — продолжает Надежда Смирнова. – Теперь даже письменного ответа не дают. В суд пыталась обратиться — иск не приняли. Так как тут неправильно написано, там поправить надо. Сама я этого сделать не могу, а на юриста денег нет, вот и приходится прошения писать. С 2010 году пишу, ответов целая стопка накопилась. У меня их больше было, но я половину сожгла – разозлилась, разрыдалась и кинула бумаги в печь.
Сейчас Надежда Смирнова живет в Зеленых горках. Там получил квартиру сирота, который когда-то тоже находился у пенсионерки под опекой. Вместе с Надеждой Петровной живет младший внук. 14-летняя внучка живет у другой бабушки на Черемошниках – оттуда проще добираться до школы.
Органы опеки меня пилят за то, что дети не по прописке живут. А что делать, если в доме по прописке жить невозможно, если он в любой момент рухнуть может? Они не понимают, ругаются. Говорят, что я старшую внучку забросила, грозят наказать. Младший внук со мной живет, в школу ездит по 40 минут. Недосыпает постоянно, устает, но что поделаешь, — вздыхает пенсионерка.
По словам Надежды Смирновой, документы на дом уже давно утеряны. Жильцы провели независимую экспертизу здания за свой счет и обратились с результатом в администрации города и Томской области. На Средне-Кирпичную, 8 приехали замгубернатора по социальной политике Иван Деев и Александр Цымбалюк, тогда занимавший пост заммэра Томска. Посмотрели документ, забрали и не вернули. А на проведение новой экспертизы жители тратиться не готовы.
Бессильны мы, — вздыхает Надежда Смирнова. — Кто ни бегал по ведомствам из жильцов дома — сдались. Инвалидка из третьей квартиры до последнего бегала, но в конце концов и она слегла. Почти все отсюда ушли, потому что боятся жить. Наверху только несколько квартир остались и внизу семья с тремя детьми. А как тут не бояться, когда дом от хлопка дверью трясется. Плохо это все кончится!
Когда мы приехали, то дома удалось застать лишь жильцов квартиры №3. Дверь открыла та самая женщина, которая «до последнего бегала, но в конце концов слегла» — Наталья Крылова. В столе она хранит постановление 1991 года о признании дома аварийным, публикации в газете о готовящемся сносе и цветной план здания с висящей в воздухе печью. Но ни одну из этих бумаг муниципалитет не считает доказательством того, что дом на Средне-Кирпичной, 8 нужно расселять.
Я в этом доме живу больше 20 лет, — рассказала Наталья Крылова. — Здесь у меня жили прабабушка с прадедушкой, бабушка тоже тут жила. Кому ни скажу, что дом 1827 года — не верят. Тут даже вывеска раньше висела о том, что он ветхий и аварийный. Но потом нам сказали, что капитальный ремонт сделают, и на этом все, никто никого расселять не будет.
Квартира Натальи Крыловой отапливается — вместе с мужем они провели центральное отопление. Но другие проблемы старинного дома решить не удалось: в квартире трескается потолок и проседает пол, обсыпаются печка и стены. УК «Октябрьский массив» делала в доме капитальный ремонт, но после него, по словам женщины, стало только хуже.
Лучше бы вообще этот ремонт не делали, — возмущается Наталья Крылова. — Щели где метр, где полметра длиной появились, из них крысы лезут. На ночь повсюду приходится мышеловки ставить, даже на холодильник. В квартире у нас раньше большая русская печка стояла, но ремонтники ее зачем-то демонтировали и поставили маленькую. Должны были межэтажные перекрытия сделать и отмостку вокруг дома — ничего из этого не появилось. Рабочие приходили в 12 часов, а уже во втором часу уходили. Это ремонт называется? Директор «Октябрьского массива» Владимир Шиллинг в ответ на претензии ответил: «Поживите пока в сарае». А у нас ребенку на тот момент четыре месяца было. Вот пошел бы Шиллинг да сам в сарае пожил!
По информациина сайте справочно-правовой системы Право.ру, в 2003 году дом на Средне-Кирпичной, 8 входил в муниципальную программу «Переселение граждан города Томска из ветхого и аварийного жилищного фонда». До 2010 года из аварийного жилья планировали переселить около семи тысяч человек, но уже в 2007 году программу по переселению отменили. Сейчас дом по адресу Средне-Кирпичная, 8 в список из 111 подлежащих сносу и реконструкции домов не входит.
«В 2008 году межведомственная комиссия решила, что дом по адресу Средне-Кирпичная, 8 подлежит капитальному ремонту, — ответили ТВ2 запрос в пресс-службе мэрии. — Решения об аварийности, сносе или реконструкции не принималось. Те списки, о которых говорят жильцы дома — это, наверное, списки домов, в которых требуются ремонтные работы. В 2010 году в доме проводился выборочный капитальный ремонт в рамках муниципальной программы «Капитальный ремонт жилищного фонда». Отремонтировали системы электроснабжения и освещения, печи, обшивку стен и потолков. В 2014 году на вопрос жильцов был дан ответ, что «несущие строительные конструкции дома с учетом проведенных работ капитального характера находятся в рабочем состоянии». Если сейчас их состояние поменялось, то жильцы должны обратиться в районную администрацию и согласовать вопрос дальнейшего ремонта в рамках федеральной программы по капремонту. Администрация Октябрьского района намерена поставить дом на Средне-Кирпичной, 8 в очередь на капремонт, но пока не ясно, на какой год».
По словам юриста в сфере ЖКХ Владимира Фурсина, разрешить эту ситуацию жильцы дома по адресу Средне-Кирпичная, 8 смогут только через повторную экспертизу дома.
В подобной ситуации необходимо провести полное обследование состояния дома на сегодняшний день. Нормативы с 1991 года значительно изменились – комментирует Владимир Фурсин. – Без документов сложно что-то предположить. Если на сегодняшний день состояние дома с 1991 года не изменилось или ухудшилось, то дом, конечно, нужно расселять. Если в здании проводили капремонт, его все равно нужно осмотреть. Потому что в Томске были случаи, когда до капремонта дом не был аварийным, а после стал. Жильцам нужно жаловаться в департамент ЖКХ и Роспотребнадзор – ведомства вышлют специалистов для осмотра дома. В противном случае жильцам придется организовывать комиссию за свой счет.
Надежда Смирнова рассказывает, что к специалистам межведомственной комиссии с просьбой осмотреть дом повторно они обращались несколько раз. Но осматривать здание не торопятся. А значит, жильцов дома ждет еще одна холодная зимовка.

В рамках рубрики «Знай свои права» мы ждем от вас новых тем по адресу portaltv2@mail.ru. В этой рубрике томские юристы будут консультировать вас по различным вопросам.

Фотограф: Ангелина Шагивалиева.