Вера Ганзя: Путин дал нам поручения, но не сказал, где взять денег

Вера Ганзя в прошлом учитель истории и обществознания, а ныне депутат Госдумы от Новосибирской и Томской областей. В Сети ее знают и как депутата, который пожаловался на свою зарплату, и как депутата, который не поддержал законы о повышении НДС, пенсионного возраста и обособлении российского интернета.


Вера Ганзя предлагала отдать деньги, которые выделяют Росгвардии, на повышение детских пособий, выступала за отмену транспортного налога и просила выделить дополнительные деньги на науку и метро.


Редакция ТВ2 встретилась с депутатом и поговорила о выборах, положении регионов и критике власти. 

Вера Ганзя: Путин дал нам поручения, но не сказал, где взять денег
Фото: Госдума РФ

— Повышение пенсионного возраста одобрено. Вы неоднократно критиковали данную пенсионную реформу, а незадолго до принятия законопроекта написали, что повышение могла бы остановить только улица. Но ведь проходили многочисленные митинги, пикеты… Что улица должна была сделать, чтобы ее голос был услышан?


— Прежде всего улица должна была собрать такое количество протестующего населения, которое было бы основанием для того, чтобы либо совсем отодвинуть пенсионную реформу, либо смягчить ее намного больше, чем она была смягчена. Мы считали всех протестующих буквально по головам, считывали лозунги. Но протестный накал был недостаточным для того, чтобы президент и правительство обратили на него внимание. Естественно, улица должна была не громить, как желтые жилеты во Франции, не скакать, как в Украине, а просто прийти на цивилизованные протестные акции и выразить свою позицию. Если бы они это сделали, все сделали, а мы назначали время и после работы, и в выходные дни, то могло бы быть по-другому. Я написала на своей странице в соцсетях, что теперь все зависит от каждого. Придете, выразите свою позицию, ваша позиция будет учтена. Не придете — значит, правительство посчитает, что вам не столько безразлично, сколько вы одобряете проведение пенсионной реформы. 


— Есть ли у КПРФ дальнейшие планы борьбы против пенсионной реформы?


— Мы никогда не оставим действия, которые направлены против пенсионной реформы. Мы продолжаем наращивать протестную активность. Вы знаете, просто пока эта реформа коснулась не каждого. Коснулась тех, кто выходит на пенсию уже в 2019 году. Вот когда люди, которые выходят на пенсию в этом году, в следующем, на себе испытают все прелести реформы, тогда отношение будет, возможно, другое. Тогда они поймут, что нужно встать с дивана, прекратить обсуждать проблемы на собственной кухне, что нужно выходить, показывать протестную активность и добиваться решения своих собственных проблем. 


Мы уже обратились в Конституционный суд, сейчас идет рассмотрение этого вопроса. Пытались провести референдум. Я была инициатором поиска тех ложных инициативных групп, которые были созданы властью для того, чтобы нивелировать действия реальных групп по пенсионному референдуму. Если сегодня суд вынесет решение не в нашу пользу, то мы будем работать с населением, то есть с каждым гражданином, которого коснулась пенсионная реформа. И каждый гражданин тогда сможет от себя лично подать в Конституционный суд иск о нарушении его прав, так как статьи Конституции гарантируют, что такого ухудшения жизни в принципе не может быть в нашем законодательстве. А оно есть. 


Мы будем делать все, чтобы эту реформу все-таки остановить, повернуть вспять. Насколько это возможно, сказать не могу, но все зависит от каждого из вас. Если вы проявите гражданскую позицию, то этой реформы просто не будет.

Вера Ганзя: Путин дал нам поручения, но не сказал, где взять денег
Фото: www.instagram.com/veraganzya

— Насколько могли быть другими результаты выборов, если бы закон о повышении пенсионного возраста приняли до сентябрьского голосования? 


— Конечно, это очень сильно бы повлияло на результаты выборов. Сегодня рейтинг действующего президента серьезно обвалился. Те цифры, которые нам дают, 33%, несколько преувеличены, по моему мнению. Я встречаюсь с теми, на кого направлена пенсионная реформа, и они все выражают недоверие президенту. И национальные проекты, и прямая линия, и последнее послание президента, направленные на решение социальных проблем, никоим образом не перевешивают ту пенсионную реформу, которую поддержал президент. 


Мы знаем, как проводились выборы. Как топили нашего кандидата Павла Грудинина. Мы знаем, что продолжается это до сих пор. Сначала в городе Видное он был снят с поста председателя депутатов, потом его лишили вообще депутатского мандата, у него огромные проблемы с его совхозом, потому что сейчас все пытаются найти людей, которые смогут вытащить из совхоза деньги и уничтожить его, а землю потом распродать. То есть бессовестная, нечестная и подлая работа со стороны правительства, я не боюсь этих слов, продолжается. В результате получается, что наш кандидат потерял голоса из-за ушатов грязи, которые были вылиты отовсюду, и потому что действующий президент Путин обещал, что, пока он президент, повышения пенсионного возраста не будет. Сейчас мне каждый второй избиратель говорит: Вера Анатольевна, почему президент нас обманул? Я отвечаю им: пожалуйста, давайте выйдем на митинг и зададим этот вопрос ему.

Вера Ганзя: Путин дал нам поручения, но не сказал, где взять денег
Фото: www.instagram.com/veraganzya

— В Сибири самые напряженные выборы проходили в Хакасии. Вы несколько раз посещали регион в период предвыборной кампании. Что можете сказать о ней?


— Я была не только в Хакасии, но и в Иркутской области, и в Приморье. И мое воображение поразили те методы и средства, которыми чиновники держались зубами за власть в Приморье. Я сама была свидетелем нарушений, когда просто не фиксировались данные в системе ГАС-выборы, когда просто сидели и выжидали, когда в городе Артеме собрали сто полицейских вокруг территориальной избирательной комиссии. Когда в Уссурийске было вброшено 11 тысяч бюллетеней, в Артеме — 3 тысячи. Это было страшно. Так с народом нашим поступать нельзя. Это верх безобразия, верх подлости нашей власти. Нельзя так делать, поэтому выборы и были отменены.


В Хакасии ситуация сложилась примерно такая же. Это очень депрессивный регион, там огромные долги, там введено внешнее казначейское управление. То есть там власть, принадлежавшая единороссу, довела регион до ручки, и сегодня нужны серьезные меры, чтобы его вытащить. Поэтому, естественно, протестная активность населения Хакасии была очень сильной. Соответственно, когда кандидат ЕР снял свою кандидатуру, а у него выхода другого просто не было после того, что было сделано с регионом, то Валентин Коновалов остался единственным кандидатом. Я была на последнем этапе выборов. Тогда власти придумывали какое-то параллельное голосование, которое нигде не было заявлено вообще. И после того как Валентин Коновалов, несмотря на все ухищрения властей, одержал убедительную победу, снова началась его травля. 


В Иркутской области травят нашего губернатора Левченко, который вытащил регион из депрессивного состояния и сделал его регионом-донором. Конечно, это было трудно сделать, но регион-то развивается. А вся проблема в том, что Левченко – коммунист, а коммунист не должен управлять регионом. Поэтому нам в оппозиции очень сложно работать. Мое мнение, что нам пока в исполнительной власти делать особо нечего, потому что, имея окружение в виде депутатов, где преобладают члены правящей партии, быть губернатором, представляющим оппозицию, невероятно сложно. Ведь губернатор является заложником тех законов, которые сегодня выдают федеральные, региональные и муниципальные органы власти.

Вера Ганзя: Путин дал нам поручения, но не сказал, где взять денег
Фото: www.instagram.com/veraganzya

— Почему тогда представители правящей партии на выборах побеждают?


— Во-первых, давайте посмотрим, сколько человек приходят на выборы. Люди разуверились в выборах. Все эти вбросы, подтасовки, переписывание протоколов напрочь убили в людях доверие к выборам и доверие к власти. Вы знаете, я являюсь представителем группы международных наблюдателей в разных странах. Я была и в Киргизии, и в Армении, несколько дней назад вернулась из Молдавии. Так вот, каждая страна защищает свои результаты выборов, потому что понимает, что если выборы проведены нечестно, то власть не легитимна и с ней можно сделать все, что угодно. Наша власть, к сожалению, этого не понимает. Ситуацию можно сравнить с паровым котлом — вот он греется, греется, а когда он рванет? Когда терпение людей иссякнет. А ведь это на подходе. 


Во-вторых, очень большое влияние имеет административный ресурс — вся бюджетная сфера, которую просто строем отправляют голосовать. Я удивляюсь сознательности наших бюджетников. Я спрашиваю у них, вот ты пришла, зашла в этот избирательный участок, зашла в кабинку. Рядом с тобой бюллетень, ты и твоя совесть. Больше никого нет. Почему ты ставишь значок напротив той партии, которая обязывает тебя это делать. Ответ: ну как, я должна это сделать, меня же попросили. Меня гражданская позиция наших избирателей, особенно бюджетной сферы, удручает. Так ведь нельзя.


К сожалению, я как представитель КПРФ хочу кинуть камень и в свой огород. Мы плохо поработали на выборах, так как не смогли поднять свой электорат с диванов, увести их с дач, огородов и привести на избирательные участки. Это нам огромный минус.


А по поводу махинаций. О них очень много говорят. Один наблюдатель оставил телефон на выборах между цветочками и вышел. Что там началось. Вы видели, сколько в соцсетях роликов с вбросами бюллетеней? Я в Артеме видела это собственными глазами. Это доказано, ведь выборы там отменили, поэтому, пользуясь случаем, хочется обратиться к работникам участковых избирательных комиссий. Дорогие мои коллеги-учителя  (а я учитель с 33-летним стажем), скажите, чему можно научить подрастающее поколение, если самим на участках вбрасывать бюллетени? Это нечестно и подло. Конечно, не все из вас такие, но все же. Вы же можете сказать «нет» махинациям, подлости. Можете? Почему не говорите? Вас попросили, но ведь попросить можно все, что угодно, и вы все будете исполнять? Поэтому я обращаюсь к учителям, так как именно они работают в основном на избирательных участках. Дорогие мои коллеги, будьте честными перед собой, перед своими учениками и перед страной. Тогда у нас в стране будет порядок и тогда мы получим доверие к власти. А оно зависит, прежде всего, от вас. Сделайте так, чтобы власть была легитимной в нашей стране.

— В Томской области в конце прошлого года был принят закон, отменяющий муниципальные выборы. Сейчас это решение обжалуют в суде. Как вы думаете, получится ли отменить решение таким путем?


— Юридическим способом, мне кажется, отменить закон вряд ли получится, потому что есть право либо избирать представителей во власть, либо назначать этих представителей так называемой конкурсной комиссией. Если большинство голосов принимает решение о назначении конкурсной комиссией, то так тому и быть. Если процедурных нарушений не было, то суд примет решение в пользу тех, кто за назначение глав.


Я считаю, что данные законы категорически неприемлемы. Сегодня этим пользуется исключительно партия власти, потому что люди, которых назначают, это представители партии власти. Ведь людей, которые подают документы на эту конкурсную комиссию, отсеивают. И делают это, прежде всего, по политическим мотивам. А значит, это прежде всего еще раз бьет по доверию к власти. Поэтому сегодня, и кстати, президент об этом тоже говорил, нам нужно возвращать институт прямых выборов. КПРФ несколько раз вносила такой законопроект, и мы будем добиваться, чтобы выборы вновь стали прямыми, чтобы именно люди решали, кого видеть главами своих территориальных образований. 

Вера Ганзя: Путин дал нам поручения, но не сказал, где взять денег
Фото: Госдума РФ

— Вы неоднократно упоминали про растущие долги регионов. Что, на ваш взгляд, нужно сделать, чтобы эту ситуацию переломить. 


— Минфин разделил регионы на три категории. Красный цвет регионов — это регионы, которые не могут сами в полном объеме выполнять свои социальные обязательства и обслуживать государственный долг. У этих регионов он около ста или выше ста процентов от уровня собственных доходов. Таких регионов четыре. 


Вторая категория регионов, среди них и Томская область, имеют до 50% внутренний государственный долг от уровня собственных доходов. И третья группа регионов — это регионы, которые либо имеют совсем небольшой процент, либо являются регионами-донорами. Сегодня порядка семи регионов являются донорами, остальные живут на дотации.


Что нужно сделать, чтобы этот государственный долг уменьшить? Он на сегодняшний день составляет 2,1 трлн рублей. Эта цифра фигурирует уже несколько лет подряд, а на  обслуживание долга тратятся огромные деньги. Что же сделано правительством? Коммерческие кредиты были заменены бюджетными, с очень маленьким процентом, но ведь и их нужно возвращать. И это тоже удар по бюджетам регионов. 


Что касается налоговых поступлений, то мы видим, что федерализм нашего государства принимает очень уродливые формы. Идет жесточайшая централизация всех уровней доходов и налоговых поступлений. То есть из региона поступают 70-80% налогов на федеральный уровень, а затем в виде дотаций, субсидий, субвенций распределяются между регионами. Есть специальные методики распределения (я являюсь членом трехсторонней комиссии по распределению бюджетных трансфертов), и я не понимаю, зачем сегодня забирать на федеральный уровень все средства, обдирая и обескровливая регионы, когда можно оставлять часть налоговых средств, чтобы у региона были деньги на собственное развитие. Сегодня регион этих средств не имеет. 


 Дело в том, что федеральный центр постоянно скидывает на уровень региона новые полномочия. 

Давайте посмотрим недавнее послание президента. Он говорит, что нужно решить массу социальных вопросов. Но за счет чего их решать? У федерального центра есть нацпроекты, но давайте говорить откровенно, это те же самые государственные программы, а отдельных денег на нацпроекты нет. Как в прошлом году были госпрограммы, так они и есть, а нацпроекты выдернуты отдельной строкой, как мне кажется, исключительно ради пиар-акции. 

Как было раньше? Я работала в образовании. Каждая школа знала, что она получит из федерального бюджета, на какое оборудование. Сейчас этого нет. Регионы подписывают соглашение. В результате они будут вынуждены затратить часть собственных средств на реализацию нацпроектов. Часть регионов уже отказалась участвовать, потому что денег у них нет. То есть вот такая уродливая система межбюджетных отношений провоцирует регионы на внутренние долги.


По секрету могу сказать, что Минфин на комитете по бюджету и налогам анонсировал увеличение государственного долга до 3 трлн рублей. То есть мы понимаем, за счет чего будут решаться проблемы, поставленные президентом в послании, в майских указах 2012 года, майских указах 2018 года? Ведь президент накидал нам всем огромное количество полномочий. А где взять деньги, президент, к сожалению, не сказал. Я вообще не знаю, кто поставляет президенту информацию о состоянии дел в регионах, отраслях, учреждениях? Возьмем хоть какие отрасли — образование, здравоохранение, социальную сферу, сельское хозяйство, лесную отрасль... Откуда такая благодушная информация у нашего президента? Зачем окружение намеренно вводит его в заблуждение? Или он все знает и просто выдает желаемое за действительное? Этот вопрос постоянно стоит передо мной. 


Поэтому сегодня решение проблем доходов ложится на плечи регионов. Когда Козак два года назад проводил инвентаризацию регионов, то некоторые полномочия регионов убрали, а кое-какие деньги добавили. Но за счет чего? Просто у одних регионов забрали деньги и отдали их другим. То же самое будет и в нацпроектах: заберут у одних и добавят другим. Деньги-то будут одни и те же. 

Вера Ганзя: Путин дал нам поручения, но не сказал, где взять денег

Как еще можно помочь регионам? Нужно изменить цену отсечения на нефть. Сегодня то, что 42 доллара за баррель, идет в федеральный бюджет, все, что выше — в фонд национального благосостояния. Деньги этого фонда вкладываются в развитие экономики иностранных государств. У нас на сегодня день порядка 4 трлн рублей выведено из экономики, и они находятся в иностранных ценных бумагах. А к 2021 году бюджет запланировал вывести из экономики, вы не поверите, 11 трлн рублей, чтобы создать подушку безопасности. Я уже говорила, что эта подушка безопасности задушит экономику России и убьет регионы. Сегодня экономика задыхается от нехватки денег, у регионов не хватает денег на выполнение социальных обязательств. У нас люди не имеют жилья и никогда его не получат. Программы-то объявлены, а жилья нет, денег нет. А раструбили, что все будет хорошо, что есть, например, программа обеспечения жильем, есть программа строительства школ. Но разве одна новая школа на регион в год — это выход?


Так вот, предложение КПРФ – сделать ценоотсечение не 42 доллара за баррель, а 50 долларов. И направить эти деньги в бюджет на реализацию социальных программ. Есть еще много предложений. Например, национализировать наши ресурсодобывающие отрасли.

 У нас же большая часть средств поступает не в бюджет, а идет именно тем, кто оказался в нужное время, в нужном месте, прихватив национальное богатство страны. Двести семейств сегодня владеют национальным состоянием целой России. Это как? Разрыв между доходами настолько страшен, что такого даже в Африке нет. 

Сегодня получается, что только в виде дивидендов между четырьмя предприятиями (Газпром, Роснефть и т.д.) распределены порядка 11 млрд рублей. Давайте посмотрим, кто же в руководстве компаний? А там иностранцы, то есть именно они управляют нашими ресурсами.  Это как? До чего мы довели страну? Мы отдали все, что можем, и все, что нельзя, тоже отдали.  Давайте вернем стране наши социальные богатства, не той кучке олигархов, а стране. 


Далее — Центробанк. Сегодня он устанавливает ключевую ставку и делает дорогими кредиты, без которых экономика задыхается. Вы посмотрите проценты. Вы знаете, что в некоторых странах процентная ставка ушла в минус, а у нас она какая? Под восемь процентов — 7,75%. Получается, что у нас огромное количество возможностей, которые бы помогли спасти ситуацию в регионах. И тогда были бы отремонтированы дороги, больницы и крыши школ бы не протекали. Все можно сделать, но для этого нужна политическая воля президента, правительства, которую мы не дождемся никогда. А самое главное – политическая воля граждан Российской Федерации, которые бы обозначили свои требования к руководству страны. Вот когда обозначим и когда заставим эти требования выполнять, вот тогда можно будет все, что я перечислила, сделать.

Вера Ганзя: Путин дал нам поручения, но не сказал, где взять денег

— Пожалуй, самый нашумевший законопроект этого года, который Госдума уже приняла в первом чтении, это предложения сенатора Клишаса о борьбе с фейковыми новостями и оскорбительными высказываниями в адрес органов власти, а также создании суверенного российского интернета​. Вы голосовали против. Почему?


— Я сама постоянно попадаю под удар какой-либо критики. Как только я выступлю на митинге за отставку президента и правительства и роспуск Государственной Думы с ее антинародными законами, так сразу и прилетает. Надергают, вырвут слова из контекста, и получится, что я жалуюсь на свою зарплату, или еще что-то придумают. Я просто сразу поясню, что речь шла о том, что моей зарплаты не хватает на то, чтобы помочь всем, кто обращается. А идут за всем. Помогите дрова вывезти, ребенка на операцию отправить, то, другое, третье — всем нужно помочь. И я говорила о том, что не надо нам зарплаты, сделайте нам депутатский фонд, откуда бы мы выделяли деньги на помощь. Но расписали, как хотели.

Что касается оскорбления власти. Я задавала вопрос, когда шло обсуждение, как найти ту грань между критикой и оскорблением. Я считаю, что этим законом будут пользоваться исключительно в политических целях. Людям надо закрыть рот и остановить поток критики. 

Посмотрите, что делается? Откройте любую страницу в соцсетях. Там же все прописано, особенно после пенсионной реформы. Там на каждого депутата огромное досье, метка, что именно он голосовал за пенсионную реформу. А это же обидно! И чтобы это пресечь, и придумали такой закон. Конечно, там прописаны нивелирующие пункты, но я знаю очень хорошо нашу правоприменительную практику. Есть цель — закрыть рот народу. И тут же появляется суверенный интернет, потому что обсуждение идет исключительно в соцсетях. Посмотрите, что происходит в СМИ, там же нет никаких критических статей. Все, что есть, это все в интернете. А давайте мы интернет перекроем, и все! Пусть люди ничего не знают. Наши бабушки — это основной наш электорат, они привыкли верить печатному слову. Они открывают газету, и в ней можно врать сколько хочется. А у нас, естественно, все прекрасно: развивается экономика, улучшаются дороги, здравоохранение выходит на новый уровень, мы гордимся достижениями в сельском хозяйстве. Люди верят в это, а оглянуться вокруг им некогда.


Поэтому мы против этого закона. Нельзя закрывать людям рот. Они должны выпускать пар, они это делают в соцсетях, а лучше, конечно, на митингах. Правда, акции организуются тоже в соцсетях, возможно, это тоже одна из причин.

Вера Ганзя: Путин дал нам поручения, но не сказал, где взять денег
Фото: с сайта Томского обкома КПРФ

— Как депутат, вы представляете Томскую область. С какими проблемами чаще всего к вам обращаются томичи и что вам удалось сделать?


— Очень много обращений сегодня касается правоохранительной системы Томской области. Наверное, каждый второй человек, который приходит, приходит с жалобой на то, что с ним несправедливо обошлись. Я считаю, что все-таки правоохранительная система в Томской области должна быть изменена. Я буду работать в этом направлении. В Новосибирской области, например, прокурор вместе с первыми замами заменен, в транспортной прокуратуре новые люди. Ведь когда все опутано, как гигантский спрут, и каждый друг друга знает с университетской скамьи, то эту ситуацию нужно менять. Потому что действительно люди годами ищут правду и не могут ее найти. Ко мне обратился молодой человек, отсидевший за преступление, которое не совершал, и он теперь ищет справедливость. Сказал, что будет идти до конца.


Много проблем имеется по регистрации земельных участков, это тоже большая проблема, с которой нужно разбираться. Очень много дольщиков. Была представительница одного из проблемных домов, которая добилась того, что тот человек, от которого напрямую зависело строительство дома, отстранен от должности, людям вернули потерянные деньги. 


Что касается Томской области в целом, то я, безусловно, поддерживаю область на комитете по бюджетам и налогам. Зачастую бывает главной проблемой не то, чтобы добавить денег на реализацию тех или иных проектов, а то, чтобы не дать их забрать. Сейчас я готовлю обращение по состоянию лесного хозяйства Томской области, потому что дикость и варварство – уничтожать лес так, как это сейчас здесь происходит. Руководство региона в данный момент получает дивидендов гораздо меньше, чем будущие поколения получат экономического ущерба, когда будет уничтожен весь лес. Станет теплее, я обязательно побываю на тех участках, тем более что мы совсем недавно приняли закон, который ужесточает ответственность за лесопользование, а за каждое срубленное дерево нужно посадить новое. Так что обращение уже готовится, будем разбираться с этим вопросом.

Видеоверсию интервью смотрите здесь:

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?