В ожидании мамы...

Савелию всего год. По словам воспитателей, мальчика буквально не оторвать от музыкальных игрушек. В конце декабря Дом ребенка получил подарок – новые музыкальные ходунки. Савелий любит в них бегать по группе, слушая веселую музыку. Его биологическая мать лишена родительских прав, в графе «отец» стоит прочерк.


Пост про этого мальчика, как и про других, детей, оставшихся без родителей, выложила на своей странице в Facebook редактор газеты «Область здоровья», соучредитель АНО «Центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей «Растем вместе»» Светлана Сырова. По ее словам, благодаря таким постам за два года больше 150 детей нашли себе семью, в той или иной форме. Сейчас в России разрешены опека, усыновление и приемная семья. 

В ожидании мамы...
Фото: Валентина Анкудинова

Приемная семья несёт ответственность за жизнь и здоровье ребёнка перед органами опеки и попечительства. Она получает деньги на содержание малыша, за которые отчитывается раз в месяц, и заработную плату. Разница между приемной семьей и опекой заключается в том, что приемные родители хотят взять малыша и работают родителями по договору, а опекуна назначают, при этом обязанности исполняются безвозмездно (выплачивается только пособие на содержание ребенка).


В случае усыновления ребёнок полностью уравнивается в правах с кровными детьми. Усыновители считают такого ребенка своим, не получают никаких пособий, не отчитываются перед органами опеки и попечительства. Отменить усыновление можно только через суд.


Приемная семья «вернуть» ребенка обратно может в любой момент, просто написав заявление.


В 2016 году в Томской области 845 детей были устроены в приемные семьи. В 2015 году таких детей было 608 детей. Количество усыновленных детей — 79 к августу 2016 года, 54 в 2015, 64 в 2014.

Большинство детей сейчас находятся в приемных семьях, — рассказывает Светлана Сырова. — Дело в том, что государство помогает таким семьям, выделяет ребенку квартиру... А зачем лишать ребенка квартиры и других, пусть небольших, но льгот? Усыновляют люди принципиальные, которые говорят, что им ничего не надо, что они сами в состоянии обеспечить детей. Частым мотивом усыновления является страх, что биологические родители восстановятся в правах и ребенка придется отдать.

Светлана Сырова отмечает, что на ее памяти не было таких семей, которые наживались на детях.


«К сожалению, было несколько случаев отказа от детей, — рассказывает эксперт. — Семья хотела взять девочку, они ее уже забирали к себе на выходные. Но в семье возникли проблемы. Родной ребенок начал ревновать, и маме пришлось от своего решения отказаться. Другой случай был осенью. К нам прилетела девушка из Москвы с твердым намерением забрать определенного и совсем непростого ребенка. Кандидату говорили о проблемах здоровья в опеке и в детском учреждении. Но девочку она забрала. Вечером они сходили в ЦУМ, купили ей дорогую одежду, поужинали в ресторане. Потенциальная мама рассказала про собачку, которая ждет дома. В четверг утром они улетели в Москву, а в понедельник женщина привезла ребенка обратно».

В ожидании мамы...

Приемных родителей сейчас больше, чем детей, отмечает Светлана Сырова. Чаще всего ищут девочек славянской внешности, возраст которых не достигает трех лет. Относительно здоровых детей в детских учреждениях мало, ведь чаще всего остаются без попечения родителей дети наркоманов, алкоголиков, самых социально неблагополучных категорий людей.


«Конечно, дети с тяжелыми заболеваниями попадают в семьи реже, однако, занявшись когда-то волонтерством в социальных сетях, я даже не ожидала, что в нашей стране так много людей, спасающих малышей-колясочников, «даунят» и с иными патологиями. Это настоящие подвижники, я горжусь знакомством со многими из них. В 90-е годы такие дети зачастую находили кров в иностранных семьях, но сейчас иностранцы приезжают в Томскую область редко», — говорит журналист.


Сейчас в Томской области есть агентство, которое работает с иностранными усыновителями из Испании и Италии. 


«Система сейчас такова, что зарубежным кандидатам предлагают только тех детей, на которых собрано большое количество отказов россиян. Как-то при мне с мальчиком знакомилась семья из Италии – люди среднего возраста, явно бездетные, но даже они отказались от этого ребенка. Хотя проехали такое расстояние, заплатили много денег», — рассказывает Светлана Сырова.


Она подчеркивает, что гораздо большее количество детей-инвалидов могли бы быть устроены в приемные семьи, если бы не пресловутый закон Димы Яковлева. Но случаи усыновления детей-инвалидов все-таки есть — в семью забрали двух детей из Тунгусовского детского дома инвалидов, сейчас ждет усыновления еще одна девочка.


«Закон Димы Яковлева» был подписан президентом РФ Владимиром Путиным 28 декабря 2012 года. Он ограничивает в правах иностранных усыновителей, в частности, запрещает американцам усыновлять российских детей. Назван в память усыновленного Димы Яковлева, который погиб в США из-за того, что был оставлен на жаре в закрытом автомобиле. 


В СМИ закон часто называли ответом на «закон Магницкого», вводящий персональные санкции в отношении лиц, ответственных за нарушение прав человека и принципа верховенства права в России. После принятия «закона Димы Яковлева» по всей России, в том числе и в Томске, прокатилась волна митингов.

Митинг против принятия закона Димы Яковлева в Томске
Митинг против принятия закона Димы Яковлева в Томске

В 2017 году Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) признал неправомерным запрет на усыновление российских детей-сирот американцами. Судьи постановили, что российская сторона нарушила ряд статей Конвенции по правам человека, в частности те, что касаются дискриминации. Согласно вердикту, Россия должна будет выплатить истцам в общей сложности 75 тысяч евро, а также покрыть судебные издержки.


По словам сенатора Елены Мизулиной, вердикт суда является вмешательством во внутренние дела России.


Как отмечает ВЦИОМ, уровень одобрения «закона Димы Яковлева» в России остается высоким — 71% (в 2015 году — 70-76%).

В то же время доля противников достигла максимума за все годы измерений и составила в 2017 году 25%.

В ожидании мамы...

Президент общественной Новосибирской организации «День аиста» Евгения Соловьева — мать пятерых детей, двое из которых усыновленные. Евгения занимается с родителями, которые хотят усыновить ребенка.


«Усыновление — тяжелый процесс, к которому нужно готовиться, а усыновление особенного ребенка тяжело вдвойне, — говорит Евгения Соловьева. — Я общалась с директором фонда, который работает с детьми с синдромом Дауна. Она говорит, что приемные семьи к ней не приходили».


По словам Евгении Соловьевой, за 15 лет ни одна семья из Новосибирска не согласилась усыновить ребенка с синдромом Дауна. Также она отмечает, что количество детей, которых можно усыновить значительно снизилось.


«По закону, усыновить можно сирот или детей, чьих родителей лишили прав. Однако сейчас в детдомах все больше «временных детей». У них есть семья, но, в силу разных обстоятельств, они проживают в детдоме. Сейчас таких детей подавляющее большинство. И другой момент — если раньше родителей лишали прав на ребенка быстро, то сейчас с ними проводят работу. Например, родила девочка, написала заявление, что не хочет воспитывать ребенка, что готова его отдать, к ней приходят люди из опеки, из соцслужб. Разговаривают, спрашивают, чем ей можно помочь. Раньше этим никто не занимался, а сейчас стали».

В ожидании мамы...
Фото: предоставлено Светланой Сыровой

Светлана Сырова написала пост про Савелия 18 января. Спустя три дня семья для мальчика была найдена. Мы не можем размещать фотографии Савелия. Поэтому посмотрите на фото выше — это Рома. И он тоже ищет семью.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?