Утопая в нефти

По данным Минприроды в России в результате аварий на объектах добычи и транспортировки нефти в окружающую среду поступает около 1,5 млн. тонн нефти в год, что вдвое превышает объем разлива нефти в Мексиканском заливе в 2010 году в результате аварии на платформе British Petroleum. Гринпис, опираясь на независимых экспертов дает цифры в три раза больше, чем Минприроды. Основная причина разливов нефти – ржавые трубы. По оценкам Гринписа ежегодно случается более 25 тысяч аварий, в результате которых гибнет окружающая среда.


Интернет-журнал «7x7» и «Гринпис России» организовали блог-тур «Дырявые трубы» в Сургутский район ХМАО, чтобы журналисты сами смогли оценить масштабы катастрофы. От ТВ2 в Югру отправилась Виктория Мучник.

Утопая в нефти
Фото: Алексей Владимиров

Найти нефтеразливы на территории Югры, где работает компания Роснефть, нетрудно. Их хорошо видно на снимках со спутников и почти все они отмечены на картах Гринписа. Два часа пути от Сургута – и мы под руководством руководителя проекта энергетической программы Гринписа России Елены Сакирко без труда находим нефть. Много нефти.

Видео: Виктория Мучник, Александр Сакалов

Освоение нефтяных месторождений в Ханты-Мансийском округе началось еще в 50-е – 60-е годы, —рассказывает Елена Сакирко на месте первого нефтеразлива, у которого мы остановились.— Здесь, по данным экспертов, добывают около 60% всей российской нефти. Это территория Мамонтовского месторождения Роснефти,  одной из крупнейших российских нефтяных компаний. Нефтеразливы здесь, как правило, происходят по нескольку раз. На одних и тех же местах. Если ехать дальше по этой дороге, то вы сами увидите, что это как бы один такой большой разлив. Там постоянно происходят аварии, периодически их засыпают песком и сдают эти участки, как рекультивируемые. Но на самом деле это не является настоящей рекультивацией. Почва не восстанавливается, нарушается гидрологический режим, нет растительности.

Основная причина разливов нефти – аварии на нефтепроводах из-за ржавых труб. Максимальный безаварийный срок службы промысловых нефтепроводов зависит от природно-климатических условий, места размещения, транспортируемой среды, материала изготовления и составляет при наиболее благоприятных условиях порядка 20 лет. Для некоторых нефтепроводов и природно-климатических условий такой срок может составлять  и менее 5 лет .  По разным оценкам износ нефтепроводного парка в России на сегодняшний день составляет порядка 50-70 % .

Утопая в нефти
Фото: Виктория Мучник
Утопая в нефти
Фото: Виктория Мучник

Убедиться в том, что основная причина утечки нефти - это старые трубы, нетрудно.  Хозяин труб также очевиден. Везде стоят фирменные таблички Роснефти.

По нашей оценке 200 млрд рублей в год – эта та сумма, которая недоинвестирована в замену нефтепроводов, — продолжает рассказывать Елена Сакирко. — Это та сумма, которая необходима нефтяным компаниям, чтобы в течение 5-7 лет заменить полностью парк трубопроводов. Мы брали данные по топ-7 нефтяных компаний России. Это примерно 10 процентов от ежегодного дохода компаний. Но компании предпочитают получать больше денег, а не вкладывать их в замену ржавых труб.

Утопая в нефти
Фото: Гринпис России

Стоимость программы модернизации промысловых нефтепроводов России оценивалась в 2014 году тогдашним министром природных ресурсов и экологии РФ Сергеем Донским в 1,3 трлн. рублей.

В том же докладе отмечалось, что согласно  принятым в 2013 году новые Правилам безопасности в нефтяной и газовой промышленности, определены сроки замены трубопроводов (не менее 1 раза в 8 лет). Судя по результатам наших наблюдений трудно предположить, чтобы регламент этот нефтяниками исполнялся хоть в какой-то мере.

Сокращение операционных расходов за счет недоинвестирования в охрану окружающей среды позволяет нефтяным компаниям экономить значительные средства и создает конкурентные преимущества по отношению к зарубежным компаниям. Рентабельность добычи нефти в России является более высокой, чем у зарубежных конкурентов.

Секрет успеха – у нас перед глазами!

Следующая наша остановка - у нефтяного амбара. Это такая глубокая яма, в которую сливают нефть, собранную на месте аварии. По мнению экологов нефть из амбаров должна откачиваться и поступать на нефтепереработку. Однако, как долго нефть остается в таких ямах и перерабатывается ли она вообще,  в Гринписе не знают.

Амбар Роснефти
Амбар Роснефти
Фото: Виктория Мучник

Измерив глубину амбара, которая составила порядка полутора метров, двигаемся дальше. Везде воняет мазутом.  Дышать тяжело.


А вот и так называемая рекультивация земель. То есть в теории – попытка восстановить то, что разрушили. Зовут смотреть. Громадный кусок земли. В теории рекультивация должна была заключаться в следующем: разлившуюся нефть – то что можно – должны собрать, остальное подвергается микробиологической очистке (используются для этого специальные микроогранизмы), затем территорию засыпают песком, смешивают нефтесодержащий слой грунта с другими слоями, засевают загрязненный район травами. У нас же перед глазами пока горы песка и проступающая сквозь песок нефть.

Очень большой разлив нефти здесь случился 2 или 3 года назад. Здесь было настоящее море нефти.  По площади рекультивации видно, какого масштаба были эти разливы. И в общем,  слово «были» здесь не очень правильное. Нефть еще осталась и я не вижу, чтобы сейчас здесь кто-то работал, — отмечает Елена Сакирко.

Утопая в нефти
Фото: Виктория Мучник

Надо отметить, что в ходе всей нашей экспедиции нас заботливо сопровождала машина службы безопасности Роснефти. За нами наблюдали. Просьбу представиться игнорировали. Впрочем, снимать и фотографировать нефтеразливы не запрещали.


Трудно оценить, какую часть промышленной территории Роснефти нам удалось обойти, но и того, что мы увидели достаточно, чтобы понять: это настоящая экологическая катастрофа. Только ее мало кто видит! Добраться до территорий разливов самостоятельно мало кто способен. В результате нефтяникам легко удается скрывать следы своей деятельности.


Впрочем, не особо-то они их и скрывают. По крайней мере так считает Алексей Ковалевский, заместитель руководителя Службы по контролю и надзору в сфере охраны окружающей среды Югры. На встрече с журналистами он представил официальную статистику, согласно которой в 2017-м году на нефтепроводах компании «Роснефть» в Ханты-Мансийском округе произошло 3496 аварий. Т. е. приблизительно по 10 нефтеразливов в день! Площади, загрязненные нефтью, составляют порядка 3,5 тысяч гектаров.

Утопая в нефти

У нас формируется реестр с 2011 года и по сути мы знаем где и когда произошел тот или иной разлив. По состоянию на 1-е января 2018-го года в реестре содержится информация о 17997 участках общей площадью 3,5 тысячи гектаров. Мы знаем где, какой участок, когда образовался, какова его площадь и когда участок включен в долгосрочную программу рекультивации, — рассказал журналистам Алексей Ковалевский.

Утопая в нефти
Утопая в нефти
Утопая в нефти
Утопая в нефти
Утопая в нефти
Утопая в нефти
Утопая в нефти
Утопая в нефти
Утопая в нефти
Утопая в нефти
Утопая в нефти
Утопая в нефти
Утопая в нефти
Утопая в нефти
Утопая в нефти
Утопая в нефти
Утопая в нефти
Утопая в нефти
Утопая в нефти
Утопая в нефти
Утопая в нефти
Утопая в нефти
Утопая в нефти
Утопая в нефти
Утопая в нефти
Утопая в нефти
Утопая в нефти
Утопая в нефти
Утопая в нефти

Представитель Природнадзора Югры подтвердил, что основная причина аварий – ржавые трубы. Он рассказал, что «высокоагрессивная перекачиваемая среда», то бишь, скважинная жидкость, приводит к ручейковой коррозии, которая в 70 % приводит к порывам трубы. «Мы понимаем, что нефть — это не совсем жидкость, в том виде в каком мы ее привыкли на бензоколонке видеть,— пояснил Алексей Ковалевский. — Это водогазонефтянная эмульсия, которая в том числе содержит в себе и твердые частицы, которые при движении по трубопроводу работают как наждак. Они режут трубу по нижней кромке и любые дефекты стали, в том числе и скрытые, они выявляют очень быстро. Это особенность нефти ХМАО. Есть легкие виды нефти, которые не содержат в своем составе такого объема примесей и воды».


По словам Ковалевского, средства, которые выделяются на реконструкцию трубы измеряются в миллиардах рублей. Однако протяженность трубопроводов в Югре составляет свыше 112 тысяч километров и чтобы убрать все прогнившие трубы нужно менять по 10- 20 процентов в год минимум. Но это не всегда получается. Сезон замены трубы очень короткий. Это связано с местными природными условиями — основная масса трубопроводов проходит через болота. Летом и в межсезонье, по словам Ковалевского, на эти территории попасть просто невозможно. Основная работа ведется только в зимний период, когда грунт промерзает и тяжелая техника может подойти.

Утопая в нефти
Фото: Виктория Мучник

Основной вклад в аварийность вносит компания Роснефть, отметил представитель Природнадзора ХМАО. — Главный район порывов находится в Нефтеюганском районе. Месторождения старые, по сути с Кондинского Нефтеюганского района начиналось развитие нефтегазовой отрасли в Югре. И к сожалению наследие советского периода и конца 90-х, когда у нас компания Юкос активно эксплуатировала месторождения, но не вкладывала финансовые средства в инфраструктуру, привели к тому, что на сегодняшний момент Роснефть оказалась в лидерах. Компании Лукойл и Сургутнефтегаз, активно применяющие современные инновационные способы защиты трубы и вкладывающие средства в капитальный ремонт и замену, особых проблем не имеют. В 2017-м году у компании Лукойл произошло 29 инцидентов, у Сургутнефтегаза 4-5.

На вопрос журналиста ТВ2, почему Сургутнефтегаза всего 4 аварии в год, а у Роснефти почти 4000, Алексей Ковалевский посоветовал нам обратиться за комментарием к Ростехнадзору, потому что  это они дают разрешение на эксплуатацию опасных производственных объектов. «В чем причина такого расхождения, для нас остается загадкой» — ответил Ковалевский.

Для Михаила Ходорковского никакой загадки тут нет. Мы попросили его прокомментировать упрек Природнадзора Югры: мол, аварии на нефтепроводах происходят потому, что Юкос 15 лет назад не инвестировал в инфраструктуру.

У Сечина на трубопроводах за год в 1000!!! раз больше аварий, чем у Богданчикова! Кто виноват? Конечно, Ходорковский!

Ведь когда у него 15 лет назад отняли компанию, он не позаботился, чтобы проложенные и отремонтированные при нем трубопроводы служили вечно.

Какая неожиданность! Оказывается на деньги компании надо не только покупать яхты и содержать охотхозяйства , и даже не только курдов и венесуэльских Мадур финансировать, но и трубопроводы ремонтировать.

Тем более это недорого - ведь теперь сечинский нефтяник получает меньше своего коллеги из Китая, а не втрое больше, как было при проклятом ЮКОСе, — ответил бывший глава нефтяной компании Михаил Ходорковский.

Утопая в нефти
Фото: Виктория Мучник

Пообщаться с представителями нефтяных компаний и задать им вопросы журналистам не удалось. Интернет-журнал «7x7» перед организацией блог-тура отправил запросы всем крупным нефтяным компаниям, работающим на территории Югры. В Сургутнефтегазе не оказалось на месте человека, который отвечает за экологию, в Роснефти запрос зарегистрировали и попросили перезвонить через 15 минут, но затем не удалось прозвониться ни разу, Газпром не ответил, а в Лукойле все нужные люди оказались в отпуске. Копии всех запросов и ответов на них в распоряжении редакции имеются. Мы же в свою очередь решили отправить свои вопросы рекордсмену по нефтеразливам – компании Роснефть.

Утопая в нефти

Гринпис России призывает всех неравнодушных людей подписать письмо, адресованное министру энергетики РФ А.В. Новаку и руководителю Ростехнадзора А.В. Алёшину с требованием принятия государственной программы по запрету эксплуатации промысловых нефтепроводов, выработавших свой нормативный срок эксплуатации.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?