Ты узнаешь ее из тысячи по словам, по глазам, по голосу

Наша землячка Анна Смирнова-Эддельбуэттель занимается лингвистикой в Бразилии. Изучает речь русскоязычных эмигрантов. С ней мы поговорили о жизни в эмиграции, об особенностях бразильского высшего образования, о том, влияет ли акцент на восприятие речи, и как меняется Бразилия в последние годы. Про футбол не говорили!

Ты узнаешь ее из тысячи по словам, по глазам, по голосу

– Расскажи, чем ты сейчас занимаешься?


– Я работаю в лаборатории интегрированного анализа акустики и когнитивных процессов Папского католического университета Сан-Паулу на позиции постдока. Изучаю речь русских эмигрантов, феномен акцента и выражение эмоций у билингвов. Также я преподаю русский язык для бразильцев: и частно, и в языковой школе «Clube Russo Priviet», и в нашем университете в прошлом семестре получилось впервые курс русского открыть. А еще я преподаю португальский, в том числе для сдачи государственного экзамена по бразильскому португальскому Celpe-Bras. После того как его сделали в прошлом году обязательным для получения гражданства в Бразилии, у меня появилось много учеников, которых я готовлю именно к экзамену. Я сама его сдала из интереса пару лет назад и понимаю, как он строится и на что нацелен. У меня даже была онлайн-группа в прошлом году, и все, кто честно со мной отзанимался два с половиной месяца, все сдали.


В экзамене всего две части: письменная, где за три часа нужно написать четыре сочинения, и устная минут на двадцать, там интервью и спонтанные комментарии по картинкам – так называемым «провокационным элементам». В письменной части нужно показать, что ты владеешь и формальным, и неформальным стилем письма, причем основное внимание уделяется построению текста и умению выражать свои мысли, за грамматические ошибки баллов снимают не много. В заданиях могут просить написать текст для сайта мэрии, обращение к членам ассоциации, рекомендацию в блоге и критически проанализировать статьи из реальных журналов. У меня на экзамене одним из заданий было прочитать статью о национальном заповеднике Серра да Капивара, в котором нашли самый старый скелет человека в Бразилии, описывался метод радиоуглеродной датировки, требовалось написать текст для привлечения инвесторов, которые согласились бы дать деньги на поддержание заповедника. Но устный экзамен — самое интересное. Там такие темы, которые в России – а я также являюсь дипломированным тестором по ТРКИ, тесту по русскому языку как иностранному, от СПбГУ – представить было бы трудно. Часто попадаются темы по острым социальным проблемам: об экономическом неравенстве, мужском шовинизме – мачизме, используя более близкое к португальскому слово, – расизме, консумизме, трудоголизме, одиночестве... Мне одной из тем попалось прокомментировать карикатуру, где мальчик не давал девочке встревать в разговор.


В прошлом году сразу нескольким моим ученикам попалась тема о банке спермы. В задании сообщалось, что многие одинокие женщины и бесплодные пары Бразилии решают забеременеть от донора из банка спермы из США. В Бразилии запрещено платить за донорство, в том числе за донорство спермы, поэтому и доноров в банках спермы мало, и информации о них буквально пара страничек. А вот в Америке донорам платят: поэтому там банки большие и о каждом по 20 страниц информации: какие у него вкусы, хороший ли семьянин, есть ли ямочки на щеках и так далее. Внизу странички были показаны провокационные графики: 95 % желающих выбирают доноров c белой кожей, 52 % - c голубыми глазами, 64 % - c каштановыми волосами... И задание: что вы об этом думаете (моя подсказка: просто обзывать этих людей расистами не стоит, а вот для того, чтобы поговорить об экономическом расслоении, связанном с недавним рабовладельческим прошлым, и стереотипах успешности, место есть). Бывают и другие темы, которые русскоязычного человека, пусть живущего в Бразилии давно, но исключительно жизнью среднего класса, вводят в ступор. Например, прокомментируйте новость, что в штате Минас Жерайс государственный орган по защите прав человека Дефенсориа Публика организовал одновременную регистрацию брака для тысячи пар. Русский человек думает – Боже мой, зачем? А дело в том, что у многих бразильцев – а ведь половина населения получает меньше минимальной зарплаты в 998 реалов – просто нет 400 реалов (это больше 100 долларов) на оплату регистрации. И вот есть специальный орган, который помогает таким людям оформить брак бесплатно и в праздничной атмосфере. 

Ты узнаешь ее из тысячи по словам, по глазам, по голосу
Ты узнаешь ее из тысячи по словам, по глазам, по голосу
Ты узнаешь ее из тысячи по словам, по глазам, по голосу
Ты узнаешь ее из тысячи по словам, по глазам, по голосу

– За 13 лет в Бразилии с какими стереотипами относительно русских столкнулась ты сама?


– Зависит от того, что за бразильцы. Некоторые не знают, где находится Россия. Другие считают, что у нас до сих пор Советский Союз. В Сан-Паулу вплоть до прошлого года в уличном карнавале всегда участвовал блок Soviético c красными флагами и барабанами. Но есть и другие, которые интересуются нашей культурой всерьез. Знают такие вещи, которые не все русские знают! Один бразилец, узнав, что я из Томска, сказал: «Ааа, Томск! А у вас там есть памятник Рукавишникову?». У нас-то не каждый знает, а он знал. Другой попросил меня привезти ему из Петербурга «Слово о полку Игореве» и повесть «Крылья» Михаила Кузьмина в оригинале. Мы эти «Крылья» специально заказывали, так просто в магазинах и не найдешь (это роман 1906 года гомоэротического характера, первый в русской классике). А оказалось, на португальский его уже перевели, поэтому он и известен.


Вообще, сейчас на бразильский португальский переводится очень много русской литературы. За последние годы, не считая классики, вышли две книги Сергея Довлатова, сборники рассказов Варлама Шаламова. Даже Сорокина переводят – издали «Достоевский-трип», и не только издали, но и спектакль по нему поставили, который только в Сан-Паулу шел больше месяца. Кино к нам тоже приезжает – я лично в прошлом году ходила несколько раз на «Довлатова», причем в кинотеатр в километре от дома. И на «Лето» Серебренникова. В Сан-Паулу можно посмотреть и патриотический «Собибор», и запрещенную в России «Смерть Сталина». Не считая фестивалей советского кино, они проходят в Сан-Паулу несколько раз в год. Но, конечно, чем дальше отъезжаешь от больших центров, тем меньше люди знают.

– Почему люди едут в Бразилию? Кто твои ученики португальского?


– В первые девять лет после моего приезда я общалась в основном с университетскими русскоязычными, их особенно много в департаментах физики и математики. В то время – до 2009 года – не были так развиты социальные сети и интернет, поток был меньше. Да и отмена туристических виз в 2010 году упростила процесс. Некоторые мои ученики не планируют жить в Бразилии, учат просто для удовольствия – у меня были такие и из Москвы, и из Штатов. О тех же, кто переезжает в страну, даже у консульства РФ нет точной информации по количеству человек и причине въезда. Вставать на консульский учет теперь не обязательно, на выборы ходят немногие.


Я бы выделила такие категории: 

— ученые, особенно в области точных наук: русские физики и математики есть по всей Бразилии. У меня знакомые из Томска работают  и в Аракажу, и в Жуан-Пессоа, на самом севере страны;

— девушки, приехавшие для создания семьи. Тут я хочу подчеркнуть, что стереотипа о русских невестах в Бразилии нет, и никто из тех девушек, кого я знаю, специально уехать замуж именно в Бразилию не хотел. Обычно знакомятся где-нибудь в Европе (бразильский средний класс очень любит ездить в Европу, многие имеют второе гражданство по бабушкам-дедушкам) или в сообществах по интересам. Потом невесты долго колеблются, но решаются переезжать. И теперь у нас в Сан-Паулу даже есть форум русских мам и школа, которая дает уроки русского для детей по субботам; 

— люди, которые приезжают по работе из международных компаний, обычно на несколько лет;

— студенты (по обмену или в магистратуре или аспирантуре, их не много).


Также есть некоторое количество романтиков, которые просто мечтают жить здесь. Сейчас между Россией и Бразилией нет туристических виз, поэтому есть люди, которые въезжают как туристы, остаются и годами живут здесь нелегально.

Ты узнаешь ее из тысячи по словам, по глазам, по голосу

– Работать нелегально им удается?


– Все удается. Надо же как-то жить. Здесь есть места, куда берут и без документов. В первую очередь школы английского. Бразильцы искренне верят, что любой иностранец говорит на английском, как на родном. Там, конечно, платят копейки, но работа есть. Можно по дому что-то делать – нянечка или «муж на час», торговать чем-нибудь среди своих.


Есть еще одна интересная категория — это люди, которые хотят сделать бразильское гражданство, потому что с бразильским паспортом можно легко путешествовать по Европе, проще получить американскую визу, ну и вообще хорошо иметь запасной аэродром. Поэтому в Бразилии есть русские агентства, организующие здесь роды. Особенно этим известен Флорианополис — это огромный остров с разнообразными пляжами и неплохой бесплатной медициной. Русские пары приезжают, рожают, ребенок получает гражданство (чтобы родителям получить, нужно прожить еще год и тогда уже подавать) и дальше едут куда-то по своим делам. В начале года во Флорианополисе даже скандал был, ювенальная юстиция забила тревогу, что приезжают, рожают и потом исчезают с детьми русские женщины, было расследование из-за подозрения в трафике детей, новости в газетах. Но в итоге все обошлось, желание родить в Бразилии не является противозаконным.  

С бразильскими ребятишками из малоимущих семей на празднике в детском центре Сан-Жозе, посвященном русской культуре
С бразильскими ребятишками из малоимущих семей на празднике в детском центре Сан-Жозе, посвященном русской культуре

– В свое время почему ты переехала в Бразилию?


– Дело в том, что у меня папа квантовый физик. И томская школа квантовой физики перебывала в Бразилии, наверное, практически вся, вплоть до профессора Багрова.  Здесь есть система грантов для приглашенных профессоров, которые не проходят конкурс наравне с бразильцами, это отдельная программа, чтобы приехать сюда на один-два года. Мой папа работал в разных университетах, поэтому он хорошо представлял систему и как она работает для студентов. Я тогда приехала поступать в магистратуру в федеральный университет Сан-Паулу на иммуногенетику. 


– А сейчас гранты дают?


– Да. Но их сложнее получить. Дело в том, что очень сильно завязано на экономику все. И если экономика вертится меньше, то и грантов меньше. Тем более у нас сейчас новый президент, урезают и стипендии, и финансирование науки и университетов в целом. Но и сейчас всё еще стипендии есть. У меня стипендия постдока от государственного фонда поддержки науки CAPES.

Новый президент Бразилии Жаир Мессиас Болсонару
Новый президент Бразилии Жаир Мессиас Болсонару

– Раз уж ты заговорила про нового президента. Болсонару в прессе аттестуют как человека крайне правых взглядов, антилиберала, гомофоба, мизогина - насколько справедливы такие характеристики? Как к нему относятся в университетской среде?


– Это избранный президент, но избранный с трудом! Страна практически разделилась на две части. Сейчас его поддерживает около трети населения. Все зависит от того, как на это смотреть. Одним нравится, что он обещает решить сложные проблемы просто, запустить экономику и победить коррупцию. Другие говорят: ну как же вы можете одобрять президента, который мог сказать женщине-депутату, что она настолько уродливая, что не заслуживает, чтобы он ее изнасиловал (в июне этого года ему присудили публично извиниться и выплатить за это штраф)? Или заявить, что его сыновья слишком хорошо воспитаны, чтобы быть геями (за это ему присудили штраф в мае)? Или как вот насчет сына президента, у которого через счет помощника миллион реалов за год прошел и расследование идет? Первые на это обычно отвечают, что заявления эти были вырваны из контекста, что это выдумки и передергивания и что главное – экономический рост. А те, кто против него, просто не хотят работать, а хотят сидеть на шее государства и пользоваться квотами и социальными льготами. Дело против сына президента только что заморозили по решению Верховного суда. Ну и главный аргумент его сторонников – посмотрите, в какую экономическую дыру загнала страну предыдущая правящая партия социалистов.


Среди моих друзей есть и противники, и сторонники Болсонару. Многие стараются не говорить о политике, чтобы не портить отношения. Но все равно проскальзывает и «Боже мой, ситуация все хуже и хуже!», и «Ну теперь-то все потихоньку налаживается!» – все можно понять. Что касается университетской среды, она разная. На гуманитарных факультетах все категорически против политики действующего президента, они исторически полностью левые. У преподавателей португальского языка и литературы в основных задачах преподавания прописано, что они должны продвигать равенство и бороться с экономическим расслоением, расизмом и стереотипами, в том числе гендерными. Человек, который не видит в этом смысла, просто не выдержит четырех лет обучения. На точных науках по-разному. В математическом видении мира экономический рост и преимущества для самых талантливых ставятся на первое место легко. В плане поведения Болсонару им просто кажется милым троллем и шутником. Но сейчас, с урезанием финансирования университетов, эта точка зрения может начать меняться. В предвыборной кампании Болсонару звучало, что надо вкладывать больше в школы, меньше в университеты. Сейчас режут и то, и другое. Когда вышли первые законодательные решения об урезании финансирования высшего образования, были большие демонстрации. Правда, через несколько дней на улицу вышли другие демонстрации, уже в поддержку президента. Обе стороны друг друга обвиняют в искажении количества вышедших. Как кто-то может быть против финансирования высшего образования? Дело в том, что речь идет о государственных университетах, бесплатных, куда поступить очень сложно, в них учится только около 10 % cтудентов. Те, кто учился платно, думают, что в государственных университетах собираются люди, которые ничего не делают и не способны зарабатывать деньги сами. А они ведь платят налоги, и деньги их идут на этих бездельников. Осмыслять текущую бразильскую ситуацию – очень хороший способ сохранять зрение в стереоформате. И как его не называй мизогином, половина женщин проголосовали за него. Один из сыновей президента сказал на встрече с избирателями, что «правые» женщины более красивые и чистенькие, а «левые» публично оголяют груди и какают на улице. И даже у меня среди знакомых девушек в соцсетях потом появлялось «Болсонару – легенда и надежда Бразилии, а я всегда брею подмышки! Это мой капитан!». 

В спектакле музыкального театра Федерального университета Сан-Паулу
В спектакле музыкального театра Федерального университета Сан-Паулу

– Высшее образование в России очень популярно, а в Бразилии?


– В Бразилии, конечно, доступ к образованию меньше, чем в России. По статистике 2017 года, только у 15 % есть высшее образование (в России – у 54 %). Полное среднее – у 26 %... Более половины не закончили даже среднюю школу. Абсолютно неграмотных в стране  8 %. Eще 20 % – функционально неграмотные, те, кто умеют читать, но не могут сориентироваться в прочитанном, например, найти месяцы в календаре.


– Расскажи немного о своем исследовании


– Все началось с того, что я стала преподавать языки. Но я ведь не зря провела столько времени в науке! Исследование само собой закрутилось. Я пою в музыкальном театре медицинской школы федерального университета Сан-Паулу, и у нас там треть группы фоноаудиологи, которые работают с проблемами речи и нарушениями коммуникации. Когда меня заинтересовала тема акцента, я просто обратилась к ним. Они предложили мне прийти в специализированный центр при Папском католическом университете Сан-Паулу. Программа-минимум у меня  была уменьшить свой акцент (он несильный, но распознают меня почти сразу, хотя обычно и думают, что я приехала из другого штата). Максимум – разработать систему, которая смогла бы помочь с произношением и русским, изучающим португальский, и бразильцам, изучающим русский. Поначалу я вообще думала, что мы через несколько месяцев уже запустим мастер-классы по произношению для обеих сторон. Но все оказалось немного не так. Сначала бразильским фоноаудилогам нужно было разобраться, что это такое – русское произношение и русский акцент. 


В первом исследовании мы попросили русскоязычных Сан-Паулу отправить нам по вотсапу, как они считают до двадцати, называют месяцы и читают Красную Шапочку по-португальски и по-русски. Когда мы стали углубляться в механизмы происходящего, мои фоноаудиологи посоветовали мне обратиться в лабораторию интегрированного анализа акустики и когнитивных процессов в другом кампусе того же университета. И мы пошли в эту лабораторию. Там была кабина со звукоизоляцией, звуковой пульт, специальный шлем с ультразвуком, который считывает движения языка, ремни для снятия ритма дыхания... и шкаф с диссертациями. Мне сразу запомнилась тема о ритмическом рисунке пауз при чтении поэзии Фернандо Пессоа. Это соединяло мою любовь к биологии и языкам... я влюбилась. Директор лаборатории Сандра предложила мне взять человека с сильным акцентом, чтобы записать его чтение и спонтанную речь в лабораторных условиях. Я позвала свою подругу, которая была в Бразилии всего год на тот момент. Моя будущая руководительница тем временем уехала на конгресс, а когда она вернулась... Боже мой, какие интересные результаты! И ведь на тот момент у меня уже был целый банк образцов речи русских иммигрантов. И тема оказалась совершенно новая. Тема изучения разных языков бразильцами у местных лингвистов исследована, а вот иммигрантов с акцентом в португальском языке здесь практически никто не изучает. 


Так вот, когда мы все это обсуждали, моя руководительница сказала: «Как жаль, что у тебя нет проекта, у нас через неделю заканчивается прием проектов на конкурс на стипендию на постдок по прикладной лингвистике». А я в предыдущем семестре подумывала, не поступить ли мне – после четырех постдоков по генетике – во вторую аспирантуру по русской литературе, и для подготовки ходила слушателем на два курса для аспирантов в университете Сан-Паулу: теорию перевода и фонологию португальского языка. На теорию перевода нужно было принести свой научный проект, и именно так у меня появился впервые написанный проект про русский акцент. Все принесли свои аспирантские проекты, а мне надо было что-то сделать свое с нуля, я же не училась до этого на лингвиста. Я подошла к этому вопросу очень серьезно, описала методы исследования... В общем, среди двенадцати проектов «настоящих» лингвистов выиграл стипендию именно мой.

Ты узнаешь ее из тысячи по словам, по глазам, по голосу

– Удалось ли тебе самой избавиться от акцента?


– Нет, да и, главное, теперь у меня нет такой цели. Наоборот, он мне нужен, чтобы сразу проверять все результаты, полученные на других подопытных, на себе. Сам процесс, понимание того, что такое русский акцент, мне интереснее, чем быстро погрузиться в техники избавления от него. Но я стала гораздо лучше различать трудные для русских звуки португальского и обращать внимание на тонкости, которые не замечала раньше.


На первом этапе моего проекта мы записываем людей в кабине: спонтанную речь, чтение, задания на интонацию… потом анализируем разные акустические параметры. Второе направление — социолингвистика, этот подход позволяет понять, как люди представляют друг друга по речи и, в нашем случае, как на это влияет акцент. Насколько приятный или неприятный голос, низкий человек или высокий, образованный ли, красивый и т. д. По отрывку речи в 7-10 секунд мы уже составляем свое представление о человеке. 


– И угадывают рост человека по голосу?


– Цель нашего исследования совсем не в этом, а, используя этот пример, в том, чтобы сравнить, как будет оцениваться рост, когда человек говорит на одном языке и на другом (с акцентом). За этот год мы уже представили результаты нашей работы на девяти конгрессах, в том числе в Петербурге. Статью будем публиковать, когда сделаем вторую часть эксперимента. Я пока не могу рассказать об этом подробно.


– Но какие-то результаты уже есть?


– Это сотни колонок в экселе, и работы по анализу еще очень много, грамотная статистика – это самая сложная часть в нашей науке. Например, у нас отвечающие поделены на группы: бразильцы, которые никогда не имели контакта с иностранцами и не учили иностранных языков; бразильцы, которые имели контакты с иностранцами или учили какой-либо иностранный язык, но не имели отношений с русскими; бразильцы, у которых есть контакт с русскоязычными или которые учили русский язык; наконец, сами русскоязычные, говорящие по-португальски. Все эти группы – а в эксперименте участвовало около двухсот человек - оценивали 18 голосов по 18 критериям. Они не знали о цели эксперимента. Но в целом выходит, что голоса с более сильным акцентом кажутся более  неприятными всем категориям бразильцев, и даже у русскоязычных мы это наблюдаем на уровне тенденции. А вот оценка, насколько голос звучит радостно, у русскоязычных с акцентом не связана никак. А бразильцы во всех группах оценивают голоса так: сильнее акцент – менее радостный...


– Ух ты…


– Следующий тест у нас направлен на изучение восприятия речи этих же людей, говорящих по-русски, и тут нам очень нужна помощь людей, живущих в России. 


– У тебя в тесте есть фраза, которую нужно закончить: «Жить далеко от России…» Можешь продолжить?


– Жить далеко от России, если ты любишь все новое, если ты любишь пробовать себя в новых вещах, это увлекательно и интересно. Некоторые видят людей, уезжающих в другую страну, как предателей. Но дело совсем не в России, а в складе характера. В Бразилии происходит то же самое. Здесь один миллион иммигрантов, но существуют два миллиона бразильцев, живущих за границей. Есть бразильцы, мечтающие переехать в Россию. Есть русские, мечтающие переехать в Бразилию. И дело не в том, что где-то лучше, а в том, что существуют потоки в обе стороны. Это зависит именно от склада человека: у некоторых торчит такое шило, что им просто невозможно усидеть на месте, а говорить на другом языке и учиться смотреть на мир другими глазами открывает много новых возможностей. Жизнь в другой стране полностью ломает стереотипы. Либо ты озлобляешься, что все не так. Либо принимаешь все разнообразие. Учишься не делить сразу на хорошее и плохое. И вот лично для меня это ощущение «вовне» и возможность смотреть на мир «стерео» очень ценны.


Ну есть еще и приятные мелочи. Например, я всегда хотела экзотичную фамилию. Смирнова – ну что тут интересного? А пересеки океан, и она мгновенно становится неповторимой, и проговаривать ее нужно по буквам, и во всех документах написана по-разному, потому что точно воспроизвести это никто не может. К этому привыкаешь. Как-то я покупала билет в «Аэрофлоте» по телефону. Пишите, говорю, С-м-и-р-н-о-в-а... эс-эм-и-эр... удивились они. Впрочем, я только что вышла замуж, и вот теперь моя фамилия просто смерть бюрократам, ее никто никогда не сможет записать ни на каком языке. Смирнова-Эддельбуэттель. 

Ты узнаешь ее из тысячи по словам, по глазам, по голосу

А вот здесь можно принять участие в научном проекте Анны и узнать о нем подробнее.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?