Юлия Фаллер
«Три убогих дома»
Как выживают в старинных купеческих домах из списка «701»
«Три убогих дома» – именно так называют свое жилье люди, живущие в памятниках архитектуры на Аптекарском переулке.

Татьяна Яковлева, жительница аварийного дома на Аптекарском, долго пыталась зазвать к себе журналистов. Но никто не ехал. Тема не новая. Дома с деревянными кружевами – бренд города, для иностранцев это диковинка, а для владельца квартиры в таком доме нередко среда обитания в экстремальных условиях.
Три деревянных дома на Аптекарском переулке покосились от старости и признаны аварийными с 2013 года: подвалы часто топит водой, зимой температура в доме чуть больше 14 градусов, некоторые окна на первом этаже забиты стекловатой и листьями, чтобы не дуло. Эти дома входят в программу сохранения деревянного зодчества списка 701, по закону их ждет реконструкция.
Аптекарский переулок
В Томске сохранились деревянные и каменные дома XVIII-XIX веков. Аптекарский переулок проходит от переулка Батенькова до реки Ушайки. Первое название переулка было Аптечный. Так стали называть улицу исторически с 1917 года. Раньше на этой улице располагалась главная городская аптека. Здесь находились Никольская церковь, бани Карукеса и Немзера и трактир Кармацких. На территории переулка были построены специальные теплые здания для полоскания белья.

Три дома на Аптекарском переулке 11, 11а и 11/1 — деревянный ансамбль, были построены в 1880 году. Один дом — купеческий с деревянными кружевами, другие входят в историческую застройку – раньше в них проживала прислуга.

Сегодня износ дома на Аптекарском, 11 больше 70 %. Но там продолжают жить люди. Жильцы ждут расселения. Но жилье, которое предлагают власти, не подходит по санитарным нормам. Стены в общежитии покрыты плесенью. Поэтому домочадцы предпочитают оставаться в аварийных домах. Некоторые обитатели «деревяшек» там выросли, переезжать в комнаты маневренного фонда с плесенью они не хотят.
Воду из подвала в купеческом доме на Аптекарском переулке, 11 и 11а выкачивают уже две недели. По словам местных жителей, приезжают аварийные службы, в одном доме откачивают горячую воду, в другом холодную и уезжают обратно. Причину «подтопления» жильцам никто не называет, рабочие лишь разводят руками. Семьи, у которых маленькие дети, вынуждены ездить на колонку и делать запасы воды. Наполненные водой всевозможные емкости, тазы и фляги не исключение для жильцов на Аптекарском переулке, это уже норма жизни. Управляющая компания «Жилремсервис» обслуживает эти дома. Татьяна Яковлева ходит в УК каждый день как на поклон.
Нина Шалева живет в купеческом доме на Аптекарском переулке, 11 с 2006 года вместе с мужем. Последний раз у нее затопило подвал холодной водой. По словам Нины, маневренное жилье ей не предлагают. Женщина показывает огромную папку с документами: решения судов и постановления из прокуратуры.

«Наш дом идет под расселение. Другое жилье нам не предлагают, — рассказывает Нина Шалева. — Живем с мужем в однушке на первом этаже. У нас иногда набирается полный подвал воды. Приезжают службы, что-то ремонтируют и пожимают плечами. Последний раз рабочие залезли в подвал и все перекопали. Мы несколько дней вообще сидели без холодной и горячей воды. Документов за эти годы накопилось много. Областной суд отказал в нашем выселении. У нас нет ни обмена, ни компенсации, ни жилья. Два года мы живем с угрозой обрушения. Нас никто не выселяет. Про нас забыли».

Для Лидии Быковой, похоже, судьба жить в аварийных памятниках архитектуры. В 1999 году она попала на Аптекарский, 11 по выселению из аварийного дома на Гоголя, 14/2, где 20 лет назад обрушились потолки. В 1999 году замглавы администрации Советского района Б. П. Пешков подписал постановление о выселении семьи из трех человек на время ремонта в бывшей усадьбе купца Акулова в дом на Аптекарский переулок. Семья Быковых переехала из памятника деревянного зодчества в «новый» аварийный купеческий дом. В 2013 году дом на Гоголя, 14/2 сгорел. Еще один памятник федерального значения, имеющий историческую и культурную ценность, был уничтожен. В результате пожара от деревянного дома фактически остались только стены.
Лидия рассказывает, когда их вселяли на Аптекарский переулок, дом был нежилой, окна были забиты и не было полов.

«Начальник ЖУ пригласил бригаду, на скорую руку сделали полы. И нас перевезли из одного разрушенного дома в другой. В 2015 году должны были расселить этот дом. Смотрите, весь угол здания раскрошился, кажется, вот-вот и рухнет. 20 лет назад нас переселили на время реконструкции нашего дома на Гоголя, 14/2. Там ремонт так и не сделали».

У Лидии за время ожидания нового жилья умер муж, сын стал инвалидом — разбился на мотоцикле и получил травму.

После смерти мужа у Лидии Быковой и ее сына в собственность перешла двухкомнатная квартира на Аптекарском, 11. Женщина каждый месяц платит за коммунальные услуги половину своей пенсии — семь тысяч рублей. Сын-инвалид живет вместе с матерью. Его пенсия – около семи тысяч. Вот и живи! При всем том Лидия долги перед коммунальщиками не накапливает, платит исправно и вовремя. Показывает квитанции, все они ровно отсортированы и оплачены по месяцам. Но зимой квартира Лидии Быковой на первом этаже купеческого дома прогревается до 14 градусов. Несколько раз проваливались полы, их перестилали. Летом в подвале стоит вода, когда топит подвал, даже кошка пугается.
«Мне больше недели выкачивали воду, — рассказывает Лидия. — Когда вода поднималась в подвале, кошка бегала из угла в угол. Рабочие не понимают, откуда бежит. Еще и квитанции на воду подорожали, приходится туго. Полы сгнили и провисли. Дом каждый день садится. Спишь и боишься, когда обрушится потолок. Туда вообще не смотрите, там печка развалилась в 2008 году, я ее бумагой прикрыла. Еще мы затыкаем окна в соседних квартирах, чтобы зимой снег не попадал и ветер не дул. Ходим как на болоте.

В доме у Лидии Быковой много стариной мебели ручной работы и вещей. Деревянный шкаф и комод сделал отец Лидии. Духовка, где женщина до сих пор стряпает пирожки, досталась по наследству от дяди.
Лидия – дочь репрессированных родителей. «Я родом из Верхнекетского района Белого Яра. Мои родители были репрессированы с Алтая. Они рассказывали, как их высадили на голый берег Оби и оставили зимовать. Кто ел человеческое мясо, тот умер. Люди спасались кореньями и травами. Это судьба моих родителей. Я сама проработала 37 лет рентген-лаборантом, заработала онкологию. Сейчас делаю химиотерапию. Сыну делали трепанацию черепа после аварии, он остался инвалидом третьей группы. Нам даже не предлагали выселиться из аварийного жилья».
Наверху купеческого дома живет Татьяна Ивлева вместе с одиннадцатимесячным ребенком. Муж Татьяны работает на вахте. Женщине приходится возить на машине воду с колонки, чтобы купать малышку. В купеческом особняке Татьяна живет 32 года, с самого рождения, зимой обычно включает обогреватель. Женщине предложили переселиться в маневренное жилье на Колхозную, 9, где стены покрыты плесенью.
«Меня устраивает район, но оставляет желать лучшего отношение к нам управляющей компании. Мне нравится здесь жить, я привыкла. В моей квартире покосился пол. Нам дали общежитие на Колхозной, а там плесень и дыра в комнате. Администрация Советского района отказала провести независимую экспертизу помещений на Колхозной, 9. Они говорят, что все помещения в общежитии после капитального ремонта. На стенах в коридоре плесень, общий туалет без кабинок, стоят три санузла. В городе свободных квартир для нас нет. Я лучше буду жить с ребенком в деревянном доме, чем в общежитии с плесенью».
Те, у кого была возможность, съехали из этого дома. Жильцы показали заброшенную квартиру на втором этаже. Раньше хозяева квартиры сдавали жилье в аренду. Сейчас эти «квадраты» в центре Томска никто не хочет снимать.
Во дворе находится яма с трубами и кранами, она закрыта дверью. Рабочие приезжают и проверяют трубы через эту яму. Кругом бегают дети, и соседи друг другу дают наставления: «Смотри, не упади».
В соседнем доме на Аптекарском переулке, 11а покосилась лестница. Когда приезжает скорая помощь, медики боятся подниматься по ней. В доме живут одни бюджетники. За комуслуги платят по нормативам, там нет технической возможности установить счетчики на воду. В этом доме все квартиры находятся в муниципальной собственности.
«Я работаю в санатории ТГАСУ старшей медсестрой, — говорит жительница дома Елена Чепчец. — У нас коммунальная квартира на две семьи, нет ни ванны, ни туалета. Уже сгнили подоконники. Зимой если сильно холодно, я накрываю окна полиэтиленом. В комнате живу вместе с сыном. За свою комнату без ванны и туалета я плачу 4 тысячи комуслуг. На зарплату в 13 тысяч рублей я не смогу позволить себе взять ипотеку. Наш дом не является памятником деревянного зодчества, он просто входит в фоновую застройку. Мы пишем два-три обращения в год в администрацию. Нас не расселяют. Как мы тут должны жить? В маневренное жилье мы не хотим заселяться. Оно не лучше нашего дома».
Комната в коммунальной квартире досталась Елене от своей бабушки по наследству. Она рассказала, что дом на Аптекарском переулке должны были снести еще в 1984 году. Елена Чепчец стоит в очереди на улучшение жилищных условий с 1997 года.

Валентина Рождественская живет с самого рождения вместе с родителями и дочкой в трехкомнатной квартире по соседству с Еленой Чепчец. Она работает преподавателем в Томском сельскохозяйственном институте. Пол в доме Валентины в некоторых местах завален, в туалете он совсем прогнил.

«Все в доме косится и кривится, сделать с этим ничего невозможно. Живем в 21 веке в центре города без воды».

В «ТомскРТС» сказали, что на трубах с горячей водой есть дефект, но эти теплосети не находятся в эксплуатации у компании.

«На Аптекарском, 11а на тепловой сети после группового узла управления есть дефект. Теплосети после групповых узлов управления не находятся в эксплуатации у АО «ТомскРТС». Компания по возможности оказывает содействие управляющим организациям в решении подобных вопросов», — сообщили в «ТомскРТС».

В 2016 году прокуратура занималась вопросом расселения домов на Аптекарском переулке. Еще тогда выяснилось, что работа по расселению не была доделана: освобождена лишь одна квартира на Аптекарском, 11. В 2013 году три дома признали аварийными, до декабря 2015 года людей должны были расселить из аварийного жилья, дом должны были снести или реконструировать.

Три года нарушаются все требования жилищного законодательства: люди живут в условиях угрозы жизни и здоровью. Какие меры должны принять городские власти и кто понесет ответственность, если потолки обвалятся?
По данным сайта Реформа ЖКХ, дом на Аптекарском переулке, 11а будет расселен в 2021 году. По плану здания там находятся пять квартир и проживают 19 человек.

Последний дом на Аптекарском переулке, 11/1 наполовину сгорел, причем дважды, в другой части дома до сих пор живут люди.

Что станет с жителями домов, пока не известно. Дома обещают расселить в 2021 году. Две зимы пережить в таком доме местным кажется уже невозможным. Зимой стены дома промерзают, трубы не могут прогреть дом, летом затапливает подвал, поэтому отключают воду. Воды нет никакой.

Мы отправили запрос в мэрию города Томска, чтобы уточнить, как помочь семьям, остро нуждающимся в жилье. Жители «трех убогих домов»: инвалиды, пенсионеры, дети репрессированных родителей и семьи с несовершеннолетними — будут ждать новый безопасный дом еще два года.

«Может, тогда на нас обратят внимание, когда упадут потолки и задавит кого-нибудь? Что нам делать? Нас перекидывают в очереди с места на место, мы уже привыкли и устали писать письма».

Одни жители «трех убогих домов» хотят получить маневренное жилье, но в администрации говорят, что возможности нет. Другим предлагают переехать в общежитие, и они не соглашаются из-за условий проживания и плесени.

Очередность получения жилья установлена законодательством. Существует такая практика, что люди с хроническими заболеваниями, инвалиды и семьи с детьми идут в суд. Тогда они получают квартиры вне очереди. В Томске памятники архитектуры реставрируют за счет муниципального бюджета или за счет частных инвестиций по программе «Аренда за рубль». Такой дом выкупает инвестор и реставрирует за свой счет. В мэрии отметили, что отреставрированные дома еще не возвращались в жилой фонд, дом станет объектом другого назначения.

В 2019 году в Томской области власти планируют расселить 11,5 тысяч квадратных метров аварийного жилья.

«Сегодня в Томской области есть все предпосылки для успешного решения вопроса с расселением аварийного жилья, — цитирует пресс-служба обладминистрации заместителя губернатора по строительству и инфраструктуре Евгения Паршуто. — В регионе много аварийных домов. При этом есть более полутора тысяч новых квартир, которые предлагают застройщики для переселения людей. Программа рассчитана на шесть лет, но в наших силах выполнить ее в три раза быстрее. Поэтому мы не будем дожидаться 2020 года и уже сейчас начнем готовить заявку в федеральный центр, чтобы получить субсидию на последующие этапы реализации этой важной для жителей Томской области программы».

Программа по расселению рассчитана на 2019-2024 годы. В нее вошли Томск, а также Асиновский, Чаинский, Каргасокий и Томский районы. В 2019 году расселять будут жителей областного центра и двух районов: Асиновского и Чаинского. В бюджете на эти цели заложено 523,5 млн рублей.

В июне 2019 года власти Томска назвали адреса 36 аварийных многоквартирных домов, которые будут расселены в 2019 году – на первом этапе реализации нацпроекта «Жилье и городская среда; на эти цели город получит 492 миллиона рублей; при выборе домов учитывалась очередность признания их аварийными. Точные адреса можно узнать здесь.

Ранее мэр Томска Иван Кляйн отмечал: в целом на расселение людей из аварийного жилья необходимо 16 млрд рублей. Власти Томска неоднократно пытались выполнить расселение людей за счет договоров развития застроенных территорий и комплексного развития территорий. ТДСК и областные власти обсуждают развитие застроенной территории на улице Энтузиастов.

Читайте также:

Как возродить дом из пепла и заработать на нем
Ветхое наследие
«Успела в сторону отойти»: в столетнем жилом доме Томска обрушился потолок
Текст и фото: Юлия Фаллер
26 августа 2019