Томич Александр Климанов: 8 месяцев американской тюрьмы по дороге к Маску

«Долгая дорога к Илону Маску» — под таким заголовком сегодня на «Медузе» вышел материал журналистки Дианы Манучарян о томском оппозиционном активисте Александре Климанове. Встречаются в нем и другие хорошо известные в Томске имена. Характеристику Александру дают бизнесмен Андрей Поздняков, экс-руководитель «Голоса» Елена Сидоренко, журналист и учитель  Сергей Мальцев.

Александр Климанов
Александр Климанов
Фото: Медуза

История  о том, как томич,  испугавшись политического преследования уехал на Украину, провел восемь месяцев в американской тюрьме, получил политическое убежище в США и мечтает устроиться на работу к Илону Маску, нам показалась любопытной. Поэтому предлагаем вашему вниманию самое интересное из рассказа об Александре Климанове.

Долгая дорога к Илону Маску 

Они часами стояли в очереди под открытым небом: молодые китайцы, еще накануне распивавшие текилу на пляже в Канкуне; «дальние мигранты» из Африки и Южной Азии в одежде, давно превратившейся в лохмотья; латиноамериканцы с огромными баулами — и бывший член партии «Союз правых сил» Александр Климанов.


Когда очередь наконец дошла до россиянина, он на ломаном английском обратился к пограничному офицеру: «Iʼm a Russian oppositionist. I need political asylum» («Я русский оппозиционер. Мне нужно политическое убежище»).


Его данные пробили по базе — выяснилось, что ни в списке депортированных, ни среди тех, кто находится в розыске, Климанов не числится. Тогда его попросили присесть на землю и подождать — у порога пограничного пункта формировалась очередная небольшая группа людей, рассчитывающих на получение убежища в США; дальше их должны были допросить, чтобы удостовериться, что они не зря опасаются преследования на родине.

Томич Александр Климанов: 8 месяцев американской тюрьмы по дороге к  Маску
Фото: С личной страницы в Facebook

Из единоросов в либералы


Климанова с раннего детства постоянно бросало из одного места в другое — его отец служил в армии, и уже через два месяца после того, как Климанов родился в западноукраинских Бродах, семью отправили в поселок на Кольском полуострове, а еще через несколько лет — в деревню в Томской области. Школу Климанов оканчивал уже в Туапсе, а поступать поехал на нефтегазовый факультет Томского политехнического университета.

В университетском общежитии, вспоминает Климанов, арендовал помещение студенческий социально-образовательный клуб «Новая цивилизация», где собирали активную молодежь. Там первокурсник из Туапсе познакомился с ровесниками, интересовавшимися политикой, и вскоре начал помогать им, получая за это легкие деньги. Когда проректор университета Петр Чубик в 2001 году решил баллотироваться в депутаты областного парламента, Климанов раздавал на улице календарики с портретом кандидата; потом работал агитатором и участвовал в пикетах за «Единую Россию». Как Климанов признается сейчас, его тогда мало волновала политическая платформа заказчика и вообще вопросы идеологии — политика воспринималась исключительно как средство заработка.

 В 2005 году ему предложили уже самостоятельно организовать команду из 40 человек, которая должна была проводить пикеты к муниципальным выборам в Томске для Народно-патриотической партии России (НППР). «Партия была абсолютно фейковая, предназначенная для оттягивания голосов у КПРФ, — вспоминает Климанов. — Но тогда я ничего этого не знал, просто делал свою работу. Сидел на полу на кухне, компьютер стоял на табурете — в комнате шел ремонт, в который я заработанные деньги и вложил». (В 2007 году Верховный суд ликвидировал НППР, признав, что она не соответствует требованиям закона «О политических партиях».)

Вскоре знакомый политтехнолог предложил Климанову вступить в «Союз правых сил» и работать в партии на постоянной основе. «Сначала у меня был скепсис. [Лидеры СПС Анатолий] Чубайс, [Ирина] Хакамада, [Борис] Немцов — враги России; такие типичные клише, — вспоминает активист (в середине 2000-х партию уже возглавлял Никита Белых — прим. „Медузы“). — Но я продолжал ходить на собрания, общаться с ними, тусоваться в партийном штабе. И втянулся, понял, как на самом деле обстоят дела в стране. За год стал абсолютным либералом, а деньги уже во главе угла не стояли».

Томич Александр Климанов: 8 месяцев американской тюрьмы по дороге к  Маску
Фото: С личной страницы в Facebook

Карьера молодого политика быстро пошла вверх — в 2006 году Климанов уже был председателем одного из районных подразделений Томского регионального отделения СПС. В этом качестве он, в частности, организовывал в городе митинг протеста против фальсификации выборов в региональные парламенты. Когда «Союз правых сил» самораспустился ради создания коалиционной либеральной партии «Правое дело», он продолжил работать в ней. «Снова привлекал молодых и активных, снова выборы и драйв, — вспоминает Климанов томскую муниципальную кампанию 2010 года. — Денег в партии не было ни на агитацию, ни на зарплату; работали с раннего утра и до полуночи на энтузиазме и печеньках. Некоторые из моих друзей сидели в штабах „Единой России“, тратя бюджетные деньги и крутя пальцем у виска, глядя на то, чем я занимаюсь. Звали, конечно, по старой дружбе. Но я уже был другой».

 Из рядов «Правого дела» Александр вышел после того, как партия поддержала кандидатуру Владимира Путина на президентских выборах. Зимой 2012 года он участвовал в новом витке протестов против фальсификации выборов — политик был одним из организаторов митинга, прошедшего в Томске 4 февраля.

После мая 2012 года, когда в Томске прошли очередные протестные акции, Климанов в политике несколько разочаровался. «Я перестал играть с ними в парламентаризм и делать вид, что мы можем победить их на выборах или добиться чего-то митингами, — вспоминает мужчина. — [Процесс против] Pussy Riot и „Болотное дело“ показали, что все это бесполезно, что нужно менять тактику». Размышляя о новой тактике, он зарабатывал чем придется: был охранником, проектным менеджером в одном из местных изданий, педагогом-воспитателем в детском лагере, помогал той же ассоциации «Голос» с обучением наблюдателей. «Даже сети рыболовные дома вязал, — рассказывает Климанов. — Чего только не было. Но в основном много писал. Когда страна сошла с ума на теме Майдана и Крыма весной 2014 года, меня как кипятком обдали. Я думал, что впереди Оруэлл и 1937 год».

Публиковался Климанов в основном на своей странице во «ВКонтакте» — как признает он сам, в том числе «писал о необходимости революции и насильственном свержении власти; о том, что правовой путь и митинги себя исчерпали, и если мы хотим победы как на Майдане, то нужно и действовать как на Майдане». По словам политика, это его и «погубило».

Томич Александр Климанов: 8 месяцев американской тюрьмы по дороге к  Маску
Фото: С личной страницы в Facebook

Бегство в Одессу


В мае 2015 года, как утверждает Климанов, несколько коллег по оппозиции сообщили ему, что ФСБ установила за ним слежку и собирается возбудить против него сразу два уголовных дела — за призывы к осуществлению экстремистской деятельности и за разжигание розни (280-я и 282-я статьи УК соответственно).

В серьезность этих заявлений верят не все. Бывший координатор проекта «Гражданин наблюдатель» по Томску Сергей Мальцев, лично знающий Климанова, сомневается, что ему могла угрожать реальная опасность. «Понимаете, до недавнего времени Томск был таким политзаповедником, — поясняет Мальцев. — У нас, например, согласовали [антикоррупционные] акции и 26 марта, и 12 июня [2017 года]. И никого не винтили массово. На мой — подчеркиваю, на мой — взгляд, эмиграция [Климанова] больше связана не с давлением на него здесь, а с поиском лучшего места для жизни. Надеюсь, он его обрел».

Сам Климанов считает, что перспектива оказаться под следствием была абсолютно реальной: в частности, потому, что незадолго до того по тем же статьям осудили его знакомого, томского видеоблогера Вадима Тюменцева, который в своих роликах рассказывал о местной коррупции и плохо отзывался о беженцах из Луганска и Донецка (в возбуждении ненависти к ним Тюменцева и обвинили). Тюменцев получил пять лет тюрьмы.

Климанов рассказывает, что знакомые киевляне к тому времени все чаще «приглашали в Украину». Одним из них был боец украинского добровольческого полка «Днепр-1», который в разговоре с «Медузой» представился как Аларм (свое имя он называть отказался, сославшись на то, что «не хочет создавать лишних проблем родным»). По словам Аларма, познакомились они с Климановым во «ВКонтакте» задолго до конфликта между Россией и Украиной «благодаря общему хобби — историческому фехтованию», но вскоре начали обсуждать и политику. «В какой-то момент Саша сказал, что готов помочь нам, я сказал: „Приезжай“, — рассказывает Аларм. — Собственно, благодаря Саше образ жителей РФ как поголовных врагов навсегда пошатнулся».

15 мая 2015 года Климанов приземлился в киевском аэропорту Борисполь. Аларм оформил для него рабочее приглашение, которое позволило бы ему устроиться на работу менеджером в одну из киевских компаний (о военной «помощи», которую Климанов хотел оказать соседям изначально, речи к тому моменту уже не шло — добровольческие батальоны украинской армии легализовались, иностранному гражданину попасть в них было практически невозможно). С жильем помогли волонтеры из украинской благотворительной организации «Пластир», основная деятельность которой направлена на поддержку украинской армии.

Менеджерской работой Климанов в итоге заниматься не стал. Оппозиционер очень интересовался постреволюционной украинской политикой — и особенно обрадовался, когда через две недели после его переезда в Киев бывший президент Грузии Михаил Саакашвили был назначен главой Одесской области. «Я смотрел онлайн его пресс-конференцию и уже на двадцатой минуте понял, что хочу работать в его реформаторской команде, — рассказывает Климанов. — Я ведь оказался в Украине именно потому, что все еще верил в перемены. Так что я практически сразу собрал вещи и переехал в Одессу».

Помимо разочарования в украинской политике у Климанова на четвертый месяц жизни в Одессе появились и другие трудности. Волонтерская деятельность денег не приносила, прежние запасы были практически исчерпаны — к тому же непонятен был и статус россиянина в его новой стране проживания: допустимый срок пребывания по визе давно истек, а местной прописки у него не было. «Я осознавал: если меня депортируют из Украины, то в России меня в худшем случае ждет Лубянка, — говорит Климанов. — Если до поездки в Украину мне шили одну статью, то по возвращении могли легко приписать госизмену».

Именно тогда у него возник план перебраться в Америку. «Я подумал: „Как же я устал предпринимать попытки изменить мир материально! Его надо менять ментально“, — поясняет политик. — Я как губка впитывал информацию о проектах Илона Маска, компаниях Силиконовой долины». «Он хотел устремиться в место, где творится история, в США, поближе к Калифорнии и Маску, — подтверждает Терехов. — Думаю, он хотел быть на острие [эпохи], и я его понимаю».

По удачному стечению обстоятельств как раз в тот момент автомобиль «Нива», который Климанов продавал в Томске, наконец купили. Тогда же россиянин узнал, что проще всего запросить убежище на границе — правда, с одной оговоркой. Поскольку, обратившись с соответствующей просьбой к американскому пограничнику, мигрант уже находится на территории США, он подпадает под юрисдикцию иммиграционного суда — и до рассмотрения дела его содержат в тюрьме (если, конечно, у него нет поручителей в Америке — их у Климанова не было). «Я был ошарашен, — вспоминает томский оппозиционер. — Успокаивала мысль — сидеть придется недолго, так по крайней мере писали в интернете».

Получить американскую визу, находясь на Украине, Климанов не мог — зато его российский загранпаспорт позволял получить электронное разрешение на въезд в Мексику. 2 декабря 2015 года он прилетел в Тихуану — и уже через несколько часов разговаривал с американским пограничником.

Томич Александр Климанов: 8 месяцев американской тюрьмы по дороге к  Маску
Фото: С личной страницы в Facebook

В кандалах по Америке


Александру Климанову в каком-то смысле повезло — его путь к границе Мексики и США был одним из самых простых. Другим людям, надеющимся получить убежище в Америке, приходится преодолевать куда более серьезные препятствия, чем просто нехватка денег на авиабилет. Беженцы из Южной Америки едут туда на крышах поездов, нанимают специальных проводников — «койотов», которые ведут их через границы самыми безопасными путями (россиянину говорили, что такие услуги стоят примерно четыре тысячи долларов с человека). Buzzfeed рассказывал историю Фредерика Синайора, добиравшегося в США из Ганы: сначала — в машинном отделении корабля, плывшего из Камеруна до Колумбии; потом — вместе с другими сомалийцами и ганцами в составе группы, руководимой «койотами», по джунглям Коста-Рики, рекам Никарагуа и горам Гватемалы. Один из сокамерников Климанова, бангладешец Акрам, утверждал, что своим ходом добрался до пограничного пункта из Бразилии — ночуя в пустыне на камнях и неделями живя впроголодь.

Впрочем, когда они достигают границы с США, в камере депортационной тюрьмы все оказываются на равных.


Вместо камуфляжных штанов и берцев, в которых Климанов приехал в Мексику, американские пограничники выдали ему джинсы без ремня и туфли без шнурков. Перед тем как проводить в камеру, офицер изъял у россиянина документы и 95-литровый рюкзак, в который предусмотрительно были сложены спальный мешок, китель, выходной костюм, три галстука и две сорочки. Через несколько часов, посреди ночи, Климанова вызвали на разговор с пограничником и задали несколько стандартных вопросов: является ли он или кто-либо из его родственников гражданином США; почему он боится возвращаться домой; преследовали ли его на родине; входил ли в какие-либо организации или социальные группы.

Адвокаты у Климанова при этом появились не сразу. Оппозиционер вообще с сожалением рассуждает о том, как традиционно происходит работа над делами, связанными с политическим убежищем, — по его словам, она давно «превратилась в большую лживую индустрию» со своими четкими схемами. «Адвокаты, зная тактику ведения интервью, подгоняют историю под какой-то шаблон, но так, чтобы она не диссонировала с общеизвестными фактами. А потом вместе с клиентом выучивают эту басню», — рассказывает Климанов.


Однако вскоре помощь ему все же понадобилась. Климанов не знал английского — и, когда ему нужно было заполнить официальное прошение на получение убежища, представители международной благотворительной организации Human Rights First, раз в неделю приходившие в тюрьму, оказались как нельзя кстати. Они же убедили россиянина и в том, что ему нужны квалифицированные юристы, — и сначала связались с американцем Эриком Инглисом, а потом подключили знающую русский Кац-Шалфант.

22 августа 2016 года  состоялось финальное заседание суда по его делу. Сам Климанов, двое его адвокатов, государственный прокурор, стенограф и переводчик находились в зале суда в Нью-Джерси, а иммиграционный судья, рассматривающий дело, — в штате Коннектикут: он присутствовал на заседании по видеосвязи.


Климанова попросили принести присягу, после чего задали ему все те же, ставшие привычными за восемь месяцев вопросы: почему он нелегально пересек границу, почему попросил убежища, что ему грозит на родине. Следом выступили прокурор и адвокат. Зачитали показания свидетеля — бывшего однопартийца по «Правому делу» Андрея Позднякова, подтверждающего слова Александра о преследовании на родине. Как пояснил «Медузе» сам Поздняков, который сейчас живет в США и возглавляет технологическую компанию «Элекард», он «высказал мнение, что Климанова ожидают преследования по политическим мотивам», если он «не продемонстрирует глубокого искреннего раскаяния» — и уж тем более если он продолжит заниматься политикой.


Суд вынес решение в пользу Климанова: по словам россиянина, «после всех наших доказательств и рассказах о ситуации в России» у судьи, несмотря на его суровую репутацию, просто не оставалось выбора.


Томич Александр Климанов: 8 месяцев американской тюрьмы по дороге к  Маску
Фото: С личной страницы в Facebook

Мечты про космос


«22 августа в 10 часов вечера я вышел на свободу. Меня встречали волонтеры из [благотворительной организации] First Friends, привезли к себе домой переночевать, — вспоминает Климанов. — Помню, в гостях как сумасшедший накинулся на фрукты. Испытывал жуткий авитаминоз».

Те же волонтеры нашли российскому беженцу временное жилье в центре Манхэттена — в отеле Seafarers & International House, с которым был заключен договор безвозмездного проживания, Климанов провел два месяца. Все это время он пытался устроиться на работу в одну из волонтерских организаций — однако платных вакансий там не оказалось, а бесплатные россиянину уже не подходили: в Америке ему надо было на что-то жить.

С работой в итоге помогла все та же Кац-Шалфант — адвокат нашла своему бывшему клиенту вакантное место в русскоязычной строительной компании в Пенсильвании. Там он полтора месяца делал фасады и служил монтажником — пока другую его заявку на работу не приняли в Сан-Франциско, городе высоких технологий и Илона Маска, о котором Климанов мечтал с самого начала, когда только грезил о США. По словам россиянина, он в полной мере проникся идеями основателя SpaceX о покорении космоса — Климанов считает, что Маск «создает историю, задает темп всей планете».


Впрочем, пока с Маском россиянин не познакомился. Сейчас он работает в отеле North Beach — в первой половине дня стоит на ресепшене и заселяет гостей, во второй — помогает с аудитом, получая за все это чуть больше двух тысяч долларов в месяц. На путешествия у него нет ни времени, ни денег (Сан-Франциско — самый дорогой город в США), но раз в две недели Климанов играет в «Мафию» с другими российскими эмигрантами. Жизнь на родине беженец не обсуждает даже с ними: хозяин дома ввел мораторий на разговоры о политике. По словам Климанова, все его мысли посвящены исключительно аэрокосмической индустрии — он размышляет о переезде в более дешевый Лос-Анджелес, где находится штаб-квартира SpaceX и другие заводы похожего профиля, и снова активно рассылает резюме. 

Полностью материал можно прочитать здесь.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?