Свобода СМИ и цеховая солидарность: что обсуждали на конференции ОБСЕ по безопасности журналистов

Конференция по свободе СМИ и безопасности журналистов, прошедшая под эгидой Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), собрала более 200 участников. Среди них журналисты, дипломаты, международные эксперты и политики. С девяти утра и до позднего вечера собравшиеся в Москве обсуждали, как сделать условия работы изданий более свободными, а работу журналистов – более легкой и безопасной.

Свобода СМИ и цеховая солидарность: что обсуждали на конференции ОБСЕ по безопасности журналистов
Фото: 4freerussia.org

Открыло конференцию выступление представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Арлема Дезира. До ОБСЕ Дезир занимался политикой: был первым секретарем Социалистической партии Франции и членом Европейского парламента от Парижского региона. На английском с заметным французским акцентом Дезир поблагодарил собравшихся и еще раз проговорил цели конференции.

За кафедрой выступающего — Арлем Дезир
За кафедрой выступающего — Арлем Дезир

После председателя ОБСЕ микрофон перешел к министру иностранных дел РФ Сергею Лаврову. В своей речи министр напомнил о договоренностях, по которым страны-участники ОБСЕ обязались помогать свободному распространению информации. Министр заявил, что не все договоренности соблюдаются, в том числе по отношению к российским журналистам: за рубежом многим из них приходится работать в атмосфере враждебности, без аккредитаций и пресс-карт. Отдельно Лавров сказал о ситуации в Украине, где «заблокированы 86 российских телеканалов и 181 интернет-страница». Это, по мнению министра, «грубо и искусственно сокращает пространство русского языка в мире». 


Информации о 86 заблокированных российских телеканалах редакции ТВ2 найти не удалось. Известно, что в 2018 году указом президента Украины были заблокированы 20 интернет-ресурсов, связанных с Россией. В их число попали «РИА Новости —Украина», НТВ, РЕН ТВ, Общественное телевидение России, ТВРК «Звезда», Первый канал и другие. Также известно о блокировке в Украине Яндекса, ВКонтакте», Mail.ru, «Одноклассников», Лаборатории Касперского и Доктор Веб. 


Что касается блокировки 181 сайта, то известно, что издание «Страна» в июне 2018 года писало о планах СБУ заблокировать 181 интернет-ресурс, угрожающий национальной безопасности. Однако найти документальное подтверждение этой информации не удалось. 

Выступает министр иностранных дел России Сергей Лавров
Выступает министр иностранных дел России Сергей Лавров

О блокировках русскоязычных СМИ в России Сергей Лавров умолчал. Редакция ТВ2 вспоминает как минимум два случая за 2019 год: блокировку ярославского информационного агентства «Яркуб» за отказ удалить новость о надписи «Путин ****р и издания о жизни трудовых мигрантов «Фергана». Под частичную блокировку попали самиздат «Батенька, да вы трансформер» и саратовское издание «Свободные новости», которое вообще заблокировали случайно вместо Telegram. Предупреждения и крупные штрафы от Роскомнадзора за последний год получили несколько изданий: 7х7, «Тайга.инфо», «Медиазона», газета «Кузнецкий рабочий», «The New Times» и другие.


В разные годы Роскомнадзор заблокировал без судебного решения сайты изданий Грани.ру, Каспаров.ру, СМИ Крыма и «Ежедневный журнал». Из-за отказа со стороны Роскомнадзора продлить лицензию на работу в эфире прекратило существование как телекомпания и Агентство новостей ТВ2. 


Сергей Лавров также пообещал, что Россия будет бороться «против дальнейшей эрозии свободы слова» и не собирается лишать аккредитации отдельные зарубежные СМИ. При этом в России с 2017 года действует закон о СМИ — «иностранных агентах». По этому закону СМИ-«иноагенты» должны отчитываться в Минюст о своей деятельности, а также о получении и расходовании денег. В случае отказа деятельность такого СМИ может быть ограничена. Как — закон не уточняет. 


Сейчас в список «иноагентов» входят «Радио Свобода», канал «Настоящее время» и несколько связанных с ними региональных изданий. На рассмотрении лежит законопроект о возможности наделять статусом «иностранных агентов» физлиц-блогеров. 


На тему дискриминации русскоязычного СМИ в российском регионе высказался редактор калининградской газеты «Новые колеса» Игорь Рудников. За годы журналистской работы Рудникова дважды пытались убить, а в ноябре 2017 года задержали по делу о вымогательстве 50 тысяч долларов у главы СК РФ по Калининградской области Виктора Леднева.


Следствие по делу продолжалось до июня этого года. Кончилось тем, что Рудникова приговорили по статье «покушение на самоуправство» к 550 часам общественных работ и освободили в здании суда — решили, что свой срок он отбыл в СИЗО.

Главный редактор газеты «Новые колеса» Игорь Рудников
Главный редактор газеты «Новые колеса» Игорь Рудников

Вы говорите о дискриминации российских СМИ в странах ОБСЕ. А как вы отнесетесь к дискриминации русскоязычной газеты в русском регионе? — спросил журналист. — Газета, редактором которой я являюсь, выходит с 1995 года. Сейчас ее отказываются печатать и распространять в торговых сетях только на том основании, что я не согласовываю тексты с губернатором Антоном Алихановым. Человеку 33 года, он три года губернатор и считает необходимым условием согласование с ним редакционной политики. Как быть в этой ситуации?

Сергей Лавров ответил, что о ситуации в Калининградской области слышит впервые и должен будет выслушать другую точку зрения. Игорь Рудников попытался рассказать о проблеме более развернуто, но на словах о том, что торговым сетям «выгоднее продавать жвачку, чем газету», министр перебил его и попросил остановиться. 

Разделить на «черное» и «белое»

Модератор открытия и первого заседания конференции, замдиректор ВГТРК и ведущий программы «Вести в субботу» Сергей Брилев, посетовал, что сейчас по инициативе «Репортеров без границ» возрождают цензуру. 

Сергей Брилев
Сергей Брилев

22 ноября в Брюсселе по инициативе уважаемой неправительственной организации «Репортеры без границ» соберутся сторонники «Инициативы доверия к журналистике» по анкетированию СМИ на предмет политических взглядов редакции. По результатам анкетирования будет создан «белый список» СМИ, которым можно доверять. Остальных, таким образом, толкают в сторону зависимости от государства, от которой все так хотят избавиться. Я бы попросил господина Дезира порассуждать на эту тему. Вроде 30 лет прошло с падения стены, а мы вновь возвращаемся к разделению?

Арлем Дезир объяснил, что никаких «белых списков» авторы инициативы создавать не собираются, а лишь хотят в очередной раз напомнить журналистам об этических стандартах профессии: лишь работа с проверкой фактов, непредвзятостью и передачей мнения всех сторон отделяет журналистов от блогеров. Представитель высказался однозначно против разделения на черное и белое и еще раз подчеркнул, что выступает за разнообразие и свободу слова как основу демократии.


Лаврова и Брилева однако речь Арлема Дезира не убедила. Всю оставшуюся часть открытия конференции они говорили о черно-белых списках и политической цензуре в отношении корреспондентов российских СМИ и страны в целом. 


В качестве примера такой цензуры Сергей Лавров привел ситуацию с расследованием по делу об отравлении Скрипалей в английском городе Солсбери. Министр сетовал, что Великобритания до сих пор не предоставила неопровержимых доказательств причастности России к отравлению бывшего сотрудника ГРУ, полковника Сергея Скрипаля и его дочери Юлии. Но несмотря на это более 30 стран выслали российских дипломатов.


В данный момент расследование по «делу Скрипалей» продолжается, о его ходе подробно рассказывают издания The Insider и Bellingcat. В сентябре прошлого года британская полиция назвала имена подозреваемых в отравлении Скрипалей. Ими оказались граждане России Александр Петров и Руслан Боширов, попавшие на камеры прямо перед покушением на Скрипалей. Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй тогда заявила, что подозреваемые – сотрудники российской разведки и действовали с одобрения высшего руководства РФ.


The Insider и Bellingcat восстановили хронологию отравления, привели доказательства участия в преступлении сотрудников, представившихся Петровым и Бошировым, а после рассказали о третьем подозреваемом – генерал-майоре ГРУ «Сергее Федотове».

«Россия в принципе довольно приятная страна для журналистов»

«Хочу представить участников следующей сессии, — заявил Сергей Брилев в начале заседания. — Александр Жаров – святое. Диана Качалова, главред «Новой газеты в Петербурге». Иван Голунов – уже столько раз упомянут, и даже странно, что он здесь. Елена Черненко, газета «Коммерсант», и Кирилл Вышинский. Хочу начать с Ивана. Что наболело? Можно говорить в свободной форме». 

Иван Голунов
Иван Голунов

В июне 2019 года журналиста-расследователя «Медузы» Ивана Голунова задержали в Москве по подозрению в сбыте наркотиков. Голунов сразу заявил, что наркотики ему подбросили, а преследование объяснял расследованием о похоронном бизнесе в Москве, которое в тот момент вел.

Результаты «криминалистических, биологических, дактилоскопических и генетических экспертиз» показали, что даже контакта с наркотиками Иван Голунов не имел, и 11 июня уголовное преследование журналиста было прекращено. Глава МВД России Владимир Колокольцев начал внутреннее расследование, в ходе которого уволили начальника московского управления по контролю за оборотом наркотиков Юрия Девяткина, главу УВД по Западному административному округу столицы Андрея Пучкова и четверых сотрудников, задержавших журналиста.  


Однако в октябре защита Ивана Голунова пожаловалась в Генпрокуратуру на бездействие следователей и попросила передать дело ФСБ. Следствие по делу продолжается, но недавно в нем появилась гостайна. Со ссылкой на гостайну следователь Антон Цедов отказался предоставить материалы дела в суде — теперь они являются секретными. Адвокаты и политологи полагают, что причиной появления секретности может быть желание «обезопасить следствие от нежелательных утечек о том неблаговидном, что там происходило» и «переключить внимание с темы, где фигурировали представители спецслужб». Эти проблемы в своем выступлении и поднял Иван Голунов. 

Хочу высказать благодарность всем, кто меня поддерживал. Непростая ситуация. Не знаю, какой итог подвести, — начал Голунов. — Россия в принципе довольно приятная страна для журналистов. Здесь много историй, много открытых государственных реестров, которые позволяют работать журналистам-расследователям. Если мы захотим узнать владельца недвижимости во Франции или Великобритании, мы не сможем этого сделать за одну минуту, как в России. Технологически многие вещи выстроены и хорошо работают. Но когда ты сталкиваешься с человеком, отправляешь запрос чиновнику, он может вообще не ответить. А если ты журналист государственного СМИ — надавить. И это большая проблема. Мне повезло, я не попал в список 400 убитых российских журналистов, но мое дело попадает в число 85 % нераскрытых преступлений по отношению к журналистам. Следствие шло, но в последние два месяца замедлилось.

Свою роль в деле Ивана Голунова сыграла поддержка, оказанная ему коллегами. Корреспонденты из разных изданий поддержали корреспондента: требовали освобождения Голунова и открытого следствия по делу на пикетах, собирали подписи и высказывались в интернете. О таких проявлениях цеховой солидарности шла дискуссия всю оставшуюся часть первого заседания. 


Главред портала «РИА Новости — Украина» Кирилл Вышинский сетовал на то, что журналисты навешивают друг на друга политические клише: пропагандистов и оппозиционеров, государственников и либералов. Об этом он говорил со ссылкой на собственный пример: в мае 2018 года Служба безопасности Украины арестовала Кирилла Вышинского по обвинению в госизмене. Уроженцу Днепра и гражданину Украины Вышинскому вменялось оправдание аннексии Крыма и написание статей об обстрелах Донбасса со стороны Украины. Обвинение утверждало, что за такую деятельность он получал по 53 тысячи евро ежемесячно, стал обладателем медали «За возвращение Крыма» и принял второе гражданство — российское.

Кирилл Вышинский прибывает в Россию
Кирилл Вышинский прибывает в Россию
Фото: взято с личной страницы Кирилла Вышинского

По словам Вышинского, за более 400 дней ареста лишь несколько коллег поинтересовались, в чем его обвиняют и какие у следствия есть доказательства. Большинство журналистов России и Украины арест проигнорировали, решив, что он пропагандист и поддерживать его не стоит. В сентябре этого года Кирилла Вышинского освободили из заключения и позволили ему вылететь в Россию. Однако обвинений с главреда «РИА Новости — Украина» не сняли — на свободу он вышел в рамках обмена заключенными. 

Такие обвинения подрывают доверие к СМИ. Люди слышат это и думают, зачем тогда вообще к нам обращаться, — резюмировал Кирилл Вышинский. — Есть огромное количество блогеров, проще пойти к ним. Так мы отдаем «поляну» людям, которые не работают по профессиональным стандартам, не проверяют факты и не приводят вторую точку зрения.

Главный редактор «Новой газеты в Петербурге» Диана Качалова сказала, что законы об ответственности за пропаганду нацизма, гомосексуализма и клевету сделали жизнь журналистов «невыносимой», а работу «сложной, но интересной». При этом применяются эти законы, по мнению Качаловой, в разных ситуациях по-разному: «они будто лежат в мешках, а когда нужно дать кому-то по голове, их достанут и стукнут». Журналист в шутку предложила Госдуме принять закон об исполнении законов, и зал это предложение встретил аплодисментами. 


О том, что журналисты должны поддерживать коллег, говорила и замруководителя отдела внешней политики «Коммерсанта» Елена Черненко. Также корреспондент подняла проблему самоцензуры и излишней перестраховки сотрудников СМИ, из-за которой важные темы замалчиваются.

Елена Черненко
Елена Черненко
Фото: currenttime.tv

«Считаю, что государственные и негосударственные СМИ не имеют права замалчивать или искажать общественно важную информацию, — сказала Елена Черненко. — Есть двойная сплошная, которую нельзя пересекать. Но даже при этом не выезжать на проезжую часть недопустимо. А еще журналистам нужно больше солидарности. У нас есть профессиональные организации, но они недостаточно делают для защиты журналистов. Несколько лет назад Владимир Жириновский грубо оскорбил нашу коллегу: угрожал ей и якобы в шутку сказал своим приспешникам, чтобы они ее, беременную, жестко изнасиловали. В любой нормальной стране у такого человека не было бы будущего как у политика. Что после этого стало с Жириновским у нас? Ничего. Союз журналистов России обещал рассмотреть случай на своем заседании. Ну классно, что. В этой ситуации мы, в том числе и мое издание, должны были объявить бойкот Жириновскому. Если мы сами не будем себя уважать, то никто нас уважать не будет». 


После спикеров заседания слово взяли двое журналистов из Дагестана. Журналист Светлана Анохина призвала собравшихся проявить солидарность к редактору газеты «Черновик» Абдулмумину Гаджиеву, который уже пять месяцев находится под стражей.

Ему вменяют много всякого бреда, в том числе пропаганду терроризма за интервью с человеком, которого признали террористом через два года после этого интервью, — высказалась Светлана Анохина. — Чтобы поддержать Абдулмумина, журналисты Дагестана подали порядка 500 заявок на проведение митингов. И мы идем на рекорд, потому что по всем заявкам нам отказали. Я просто хочу, чтобы вы помнили о нас. Мы далеко, мы вам незаметны, но мы есть и мы будем подавать голос.

«За 15 лет в Дагестане убито 17 журналистов. Ни одно расследование не доведено до конца, — поддержал Анохину председатель Союза журналистов Дагестана Али Камалов. — В 2012 году был убит учредитель «Черновика» Хаджимурад Камалов. Огромную поддержку оказали Ивану Голунову, благодаря этому Голунов и другие наши журналисты вышли на свободу. В Дагестане, конечно, такой поддержки нет, потому что все запуганы и ждут следующих. На днях я читал историю России периода Бориса Годунова и Ивана Грозного. Такое возвращается, по-моему».


Добавим, что медийные люди о конференции отзывались очень по-разному.


Известный журналист Сергей Пархоменко в своем ФБ-аккаунте язвит: «Если кто не в курсе, в Москве проходит конференция под эгидой ОБСЕ, посвященная свободе СМИ и безопасности журналистов. Инициатор конференции — МИД России. На конференции выступили Сергей Лавров, Мария Захарова, Кирилл Вышинский и другие звезды отечественной журналистики. Журналист и общественный деятель Екатерина Винокурова сообщает в своем телеграм-канале потрясающую новость: «А вообще, главное, что говорить разрешили всем и все что угодно. Это — самое важное». Когда на конференции о свободе слова разрешили говорить все что угодно — это настоящий большой успех. Поздравляю! Поздравляю с разрешением!».


Сотрудник Академического центра Бориса Немцова и корреспондент Colta.ru Александр Морозов писал: «...то, что прошло в Москве — не «конференция ОБСЕ». Это кремлевская, пропагандистская конференция. <...> Конференция эта сделана исключительно для того, чтобы у 1-го канала была возможность показать торжество кремлевской журналистики над своими «гонителями» на Западе. Вот ради такого репортажа. Больше никакого смысла у этой конференции нет. Потому что никаких инструментов защитить свободу слова в РФ у ОБСЕ нет».


Журналист и член парии «Яблоко» Софья Русова отметила, что «конференция не могла быть иной», но вопросы при этом могли задавать все желающие. «Вот Игорь Рудников неоднократно поднимал самые острые вопросы, озвучивая все как есть, — писала Русова. — Я выкладывала видео его выступления ниже. Немало говорилось о преследовании журналистов. Есть некоторые лично меня поразившие отвратительные вещи, которые даже описывать не хочется, так как это касается конкретных спикеров с жутким хамским поведением».

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?