Светлана Прокопьева: «В России сжимается остаток свободы. Вот сейчас дошло до меня»

Шестого февраля в псковской квартире журналистки Светланы Прокопьевой начались обыски в рамках дела об «оправдании терроризма». Поводом для возбуждения уголовного дела стал выпуск авторского материала журналистки «Репрессии для государства», где она озвучила свою позицию о причинах теракта в Архангельске. Светлана предположила, что поступок молодого человека, который взорвал себя на входе в здание ФСБ, мог быть спровоцирован репрессивными действиями политического режима. Сотрудники Роскомнадзора заявили, что позиция Прокопьевой формирует положительное отношение к террору. Редакция «Эха Москвы в Пскове» получила штраф в 150 тысяч рублей — суд решил, что радиостанция виновна в преступлении по статье «Производство либо выпуск продукции СМИ, содержащей публичные призывы к терроризму либо оправдывающей терроризм». Штраф в 200 тысяч рублей суд назначил и изданию «Псковская лента новостей», опубликовавшему текстовую версию эфира с выступлением Светланы Прокопьевой. Профсоюз журналистов и работников СМИ России начал сбор подписей в поддержку Светланы Прокопьевой.


Мы поговорили со Светланой Прокопьевой о гражданской позиции, журналистике и свободе слова.

Светлана Прокопьева: «В России сжимается остаток свободы. Вот сейчас дошло до меня»
Фото: взято с личного аккаунта Светланы Прокопьевой

 Что стало поводом для возбуждения уголовного дела?


— Поводом стала моя статья на сайте «Эха Москвы». Сначала был эфир, а потом статья вышла на сайте, в блогах. Статья появилась на сайте сразу после теракта в Архангельске, а дело возбудили в феврале.


— Считаете ли вы, что терроризм всегда порождение репрессивного государства?


— Я так не считаю. Терроризм — явление многообразное. Бывает и религиозный терроризм. Терроризм, при помощи которого пытаются донести и какие-то политические идеи. Есть терроризм, который порождается репрессивным государством. Тот теракт, который произошел в Архангельске, я считаю именно таким. Народовольцы в России 19 века тоже по политическим мотивам взрывали чиновников. Потому что не видели другого способа как-то взаимодействовать с системой и не могли добиться перемен. Все это народовольцы обосновывали в своих трудах. И все это мы в школе проходили на самом деле.

Михаил Жлобицкий, который устроил теракт у здания ФСБ
Михаил Жлобицкий, который устроил теракт у здания ФСБ
Фото: wikipedia.org

— Как быть с тем, что теракты повсеместны? Они же случаются не только в авторитарных и недемократических странах?


— Я не специалист по терактам. Тем более по другим странам. Меня интересует моя страна и то, что в ней происходит в общественно-политической сфере. Я не собиралась анализировать причины теракта как акта устрашения или как звено в цепи мирового терроризма. Для меня этот теракт как срез общественно-политической жизни. То, что произошло в моей стране, возможно, по политическим мотивам. И в этом я пыталась разобраться. Статья на «Эхе» была больше посвящена работе правоохранительных органов.


— Как отреагировали ваши коллеги?


 Мои коллеги меня поддерживают. Те, с которыми я работаю над своими историями. Это журналисты с «Радио Свобода», «Эха Москвы». И коллеги из «Псковской губернии», с которыми у меня до сих пор очень хорошие отношения.

Видео: ГражданинЪ TV

— Вы в Фейсбуке написали, что на митинг пришли поддержать не все. Почему, боятся или?..


— Конечно, пришли не все. Со многими бывшими коллегами я по разным причинам прекратила общение. Кто-то просто не смог, у кого-то могли возникнуть проблемы с работодателем. С другой стороны, я видела на митинге нескольких человек с государственного медиахолдинга. Надеюсь, у них не будет проблем из-за своей гражданской позиции. Кто-то еще мог и не знать про митинг, потому что его организовали за два дня.


— Сталкивались ли вы, кроме действий властей, с хейтерством в соцсетях? Писал ли кто-то: так вам и надо?


— Конечно. Но не в соцсетях. У нас есть очень удобные анонимные форумы на сайтах псковских новостных агентств. Там можно, не открывая лица и не сообщая о себе никаких данных, писать любую гадость о ком угодно. У меня там есть постоянные «поклонники», которые под каждой колонкой пишут примерно одно и то же. Когда они не появляются, я даже начинаю переживать. Пишут они обычный бред про «либерастов».

— Что говорят о вашей ситуации близкие?


— Близкие говорят «держись». Мама переживала, не уволили ли меня с работы. Я ее успокаивала: мама, не те времена, слава богу. Уже не увольняют при малейшей неприятности в связи с политикой. По крайней мере у меня такой работодатель, который не увольняет. Все люди, которые вокруг меня, на моей стороне.


— Ранее были ли репрессии в псковских медиа в отношении журналистов?


— Знаете, такого масштаба, когда уголовная статья на ровном месте, я не припомню. Были истории, когда кто-то получал штраф. «Псковскую губернию» пытались каким-то образом штрафовать. Я напомню, что первое издательство «Псковской губернии», которое было организовано в форме НКО, было признано иностранным агентом и закрылось.


— Вот перед вами угроза тюремного заключения. При плохом раскладе до семи лет. Журналистика стоит таких рисков? Не жалеете?


— Я не жалею о сказанном. Более того, все, что сейчас происходит, подтверждает правоту моей колонки: государство относится к своим гражданам жестко, даже жестоко. На самом деле многие об этом говорили, но никто не прислушивался до сих пор. Как и ко многим другим предупреждениям независимых журналистов. Мы же постоянно писали про то, как сжимается остаток свободы в России. Вот сейчас дошла до меня очередь. Потом дойдет еще до кого-то, если это не остановят.


Стоит ли таких жертв журналистика? За что стоит пострадать безвинно? Да ни за что не стоит страдать безвинно. Зачем эти безвинные жертвы? Кому они нужны? Никому от этого легче не станет. Демократию это не спасет (смеется). ФСБ спокойнее спать не станет. Россия не воспрянет ото сна и не расцветет, если я буду сидеть в тюрьме. Журналистикой, конечно, надо заниматься честно и последовательно, от и до. Если ты не готов на это, то лучше получить другую профессию. Нечестно заниматься журналистикой, обманывая себя и читателей.


— Ваше дело обещал взять под контроль президентский Совет по правам человека, журналисты подписывают петиции. Как думаете, это сможет как-то помочь?


— Вся проблема в том, что наше общество разделено большой и почти непробиваемой стеной. Независимые журналисты, правозащитники, активисты по одну сторону, а по другую чиновники, главы корпораций, силовики. Честно говоря, я пока не вижу, чтобы происходящее на нашей, народной, стороне оказывало какое-то влияние на ту сторону. Но, конечно, очень здорово, что у меня есть такая поддержка со стороны коллег и сограждан. И вдруг она пробьет брешь в стене.


— Если эта история закончится благополучно, то вы намерены оставаться в России?


 Да, я намерена оставаться в России. Почему я должна уезжать?

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?