Суд над роботом

Беспилотник в ОЭЗ г. Томск
Беспилотник в ОЭЗ г. Томск
Фото: Антон Харин

В особой экономической зоне Томска собрали беспилотный автомобиль. Машину презентовали 11 января. Испытают ее на заснеженной трассе в рамках конкурса «Зимний город». «Зимний город» — инициатива РВК (Российской венчурной компании), фонда «Сколково» и Агентства стратегических инициатив. Цель инициативы — развитие технологий безопасного управления беспилотным автомобилем в российских климатических и дорожных условиях.


Беспилотники в этом году должны появиться в России на дорогах общего пользования. Пока только в тестовом режиме. О намерении вывести беспилотные автомобили на дороги уже сообщили «Яндекс», «КамАЗ» и Московский автомобильно-дорожный государственный технический университет. 


По распоряжению правительства эксперимент продлится до марта 2022 года. Как сказал Дмитрий Медведев, это нужно для того, чтобы «обкатать и нормативное регулирование, и технологические регламенты».


А студенты Юридического института ТГУ в конце прошлого года провели «суд на роботом». Если беспилотники появятся на дорогах, будут аварийные ситуации и, возможно, конфликты, которые придется решать в суде, где одним из «ответчиков» будет робот.

Суд над роботом
Суд над роботом
Фото: Арина Сурина

Несмотря на то что в российском законодательстве понятия «робот» нет, студенты Юридического института ТГУ с помощью игровых судебных процессов пытаются понять, что изменится с появлением на дорогах беспилотников, кто будет отвечать в случае аварии и как правильно страховать такой автомобиль.


Как появилась идея провести суд над роботом? 


Елена Голуб: Это была идея Инновационно-технологического бизнес-инкубатора ТГУ, которую сотрудники предложили реализовать специалистам Юридического института. Институт идею поддержал и вышел на заинтересованных студентов.


Василий Копылов: Сотрудники бизнес-инкубатора изначально обращались в юридические фирмы, но юристы к идее суда над роботом отнеслись скептически. К тому же у них и без того работы хватает. Поэтому сотрудники бизнес-инкубатора обратились к преподавателям Юридического института, а преподаватели уже организовали нас — студентов.


Ольга Темерова: Преподаватели помогли нам с организационными моментами, построением модели судебного процесса и написанием фабулы дела. Фабула — это конкретная ситуация, ставшая причиной судебного разбирательства.

Как готовились к судебному процессу?


Ольга Темерова: Нам нужно было определить участников процесса, распределить роли между собой и проработать позицию каждого. Мы изучили комментарии к российским законам и судебную практику, составили доказательную базу и собрали материалы дела. Я на процессе представляла оператора беспилотника, Елена была представителем потерпевшей, а Василий —  представителем страховой компании, в которой была застрахована ответственность водителя беспилотного автомобиля.


Елена Голуб: Мы смоделировали ситуацию,  в которой  беспилотный автомобиль сбил переходящую дорогу женщину. В беспилотнике находился оператор, осуществляющий надзорный контроль за движением автомобиля и способный в случае необходимости перейти на ручное управление. В нашей ситуации автомобиль из-за технического сбоя не среагировал на пешехода и женщина получила вред здоровью средней тяжести. На процессе решался вопрос, кто будет возмещать ущерб: разработчик автомобиля, оператор или страховая компания. В ходе разбирательства мы решили, что моральный вред должен будет возместить водитель, а материальный — страховая компания. Исходили мы из того, что автомобиль в любом случае источник повышенной опасности. Даже несмотря на то что он автоматизирован, по действующему законодательству отвечать должен водитель, который не среагировал на ситуацию и не перешел на ручное управление.


Почему вы решили, что материальный вред должна оплатить страховая компания?


Василий Копылов: В нашей ситуации беспилотное транспортное средство было застраховано. Причем надлежащим образом, с соблюдением всех требований и указанием технических характеристик в договоре страхования. Будь беспилотник застрахован иначе, исход разбирательства мог быть другим. 


— А если бы это был беспилотник без водителя?


Елена Голуб: Мы ориентировались на ситуацию, которая может случиться в ближайшем будущем. Существуют международная классификация уровней беспилотности. Мы взяли третий уровень из шести, когда в беспилотнике сидит оператор и при необходимости берет управление на себя. А появление на дорогах автомобилей, в которых водителей не будет совсем — это не дело трех-четырех ближайших лет.


Василий Копылов: Стоит признать, что в Томской области нет ни одного договора страхования беспилотного транспортного средства. В Москве такие договоры уже есть, и там эта проблема обсуждается. 

Суд над роботом
Суд над роботом
Фото: Арина Сурина

— То есть игровой процесс, который вы провели, опирался на реальные российские законы?


Ольга Темерова: Да, и проблема заключалась в том, что смоделированная нами ситуация российским законодательством не предусмотрена. Но нам нужно было ее на основе действующих законов разрешить.


Василий Копылов: Именно в этом суть: мы применяем действующее законодательство к нестандартным ситуациям, ищем в нем пробелы, а потом прямо или косвенно указываем на пути решения существующих проблем. 


В перспективе такие суды могут стать основой для научных работ?


Василий Копылов: Конечно, в этом замысел проекта. Бизнес-инкубатор ТГУ заинтересован в научной составляющей этих судов, в разработке вариантов законотворческих инициатив.


Ольга Темерова: В этом году должно начаться тестирование беспилотных транспортных средств на дорогах общего пользования. Не на закрытых автодромах, а именно на обычных дорогах. Дмитрий Медведев говорил о том, что в ходе этого эксперимента нужно будет выявить пробелы в законодательстве и подготовить нормативную базу по соответствующим вопросам.


Василий Копылов: Ни в одном законе не прописано, что такое беспилотное транспортное средство. Уже возникают ситуации, когда владелец беспилотника идет в страховую компанию, а ему дают договор страхования обычной машины. В итоге, если наступит страховой случай, ему могут отказывать в выплате возмещения. Просто потому, что застраховано было обычное транспортное средство, а по факту автомобиль совсем другой. Поэтому при страховании беспилотника владельцу нужно прописать все характеристики автомобиля, приложить техническую карту и указать, что это именно беспилотное транспортное средство. 

Есть ли в других странах законы, ориентированные на роботов?


Ольга Темерова: В зарубежном законодательстве есть, скорее, наработки. Конкретного и четкого правового регулирования этих вопросов нет ни в одной стране. Есть концепции, которые в дальнейшем предполагают какие-то базовые моменты законов, но детали пока только разрабатываются.


Василий Копылов: Введение любого новаторства проходит четыре этапа. Первоначально изобретение — это просто концепция. На основе концепции создается опытный образец, который затем попадает на рынок. И только после этого появляются регулирующие использование новшества законы. Промежуток между введением продукта в широкое пользование и принятием законов может быть длительным. Отсюда множество проблем. 


 — А почему нельзя сначала принимать законы, а уже потом выпускать новинку в массы?


Ольга Темерова: Юристы не могут выпускать законы, регулирующие несуществующие или еще не устоявшиеся общественные отношения.


Василий Копылов: Юриспруденция достаточно консервативная наука. Поэтому такие разговоры и рассуждения пока могут вестись только в научной среде. На юридических конференциях все чаще поднимаются вопросы беспилотных авто и искусственного интеллекта. Обсуждается, например, где в таких устройствах воля разработчика, а где воля пользователя устройства и самого робота. Теоретически ведь воля робота может противостоять как воле создателя, так и воле пользователя. 

В апреле 2018 года в ТГУ уже был один суд над роботом. Чем отличались эти два процесса?


Василий Копылов: Тот процесс проводили не мы. Он носил более философский характер, не был формализован с юридической точки зрения. Насколько я знаю, там поднимался вопрос, может ли робот быть преступником. У нас же конкретный случай и конкретные законы.


В ТГУ планируют провести еще ряд судов над роботами. Сфера применения роботов достаточно широка. Медицина, освоение космоса, промышленность. Возможно, в следующий раз это будет уже ситуация с нанесением тяжкого вреда здоровью и будет уголовный процесс.

Суд над роботом
Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?