Натурализация
Суд над покойником
Полгода ушло у Дмитрия Соловова на то, чтобы доказать, что он живой. Мертвым он числился 13 лет. Теперь предстоит сложный путь получения российского гражданства. И это только одна из историй проекта «Натурализация». Подводим промежуточные итоги.
В проекте «Натурализация» собраны истории про то, как не просто стать российским гражданином. Даже русскому человеку, почти всю жизнь прожившему в России. И что делать, чтобы им стать. Но так и не ответили на вопрос: почему Россия так этого не хочет?
Дмитрий Соловов прожил в Томской области 46 лет. В Томске женился, в браке в 1989 году родились две дочки-двойняшки. Окончательно ушел из дома Дмитрий весной 2005 года, в декабре 2005 года в последний раз звонил жене, поздравил с Новым годом. Это данные по материалам милицейской проверки. В конце 2006 года, после того как жена Дмитрия подала заявление о его пропаже, она якобы опознала его труп. Запись о смерти Дмитрия Соловова была сделана 22 декабря 2006 года.
«Я опознала его по фотографии. Я боюсь покойников, поэтому в морг не поехала», — так объяснила на судебном заседании бывшая, а формально и нынешняя жена Дмитрия. Официально развода у них так и не было.
О том, что он покойник, Дмитрий узнал, попав после ампутации ноги в 2018 году в центр социальной адаптации, находящийся на Иркутском тракте. Там взялись помочь обменять его еще советский паспорт на российский. Тогда и выяснилось, что у Дмитрия не только проблемы с получением российского гражданства, так как родился он в Казахской ССР, но что прежде чем доказать свою «устойчивую связь с Россией», он должен доказать, что живой.

В суд Дмитрий принес справку из УВД об установлении личности. Подтвердить личность согласились жена и двое дочерей. А еще Дмитрию повезло, в том первом доме в Томске, где он жил с 1989 по 1993 год, сохранилась домовая книга и информация о регистрации. Гражданином независимой республики Казахстан Дмитрий так и не стал. И теперь формально нет никаких преград, чтобы ему не выдали российский паспорт.
Рожденные в СССР
В Томском центре социальной адаптации практически всегда есть постояльцы — лица без гражданства. Обычно с советскими паспортами. Те, кто по долгу и не раз отбывали тюремные сроки, и те, кто просто безответственно относился к необходимости получения новых документов. Считая, что проживут и так. Но к старости им оказался нужен теплый кров, лечение и хоть какая-то пенсия. А для этого нужен российский паспорт. Потому что даже в дом престарелых не граждан не берут.
Катков Владимир. Родился в 1965 году в Киргизской Советской Социалистической республике. В России постоянно проживает с 1983 года. Напомним, советские паспорта на российские после развала СССР начали менять с 1998 года. Но Владимир так до паспортистки не дошел.

После ампутации ног попал в центр социальной адаптации. Ему долго отказывали в российском паспорте. Но в итоге все-таки обошлось без суда. Миграционная служба установила личность, смогли подтвердить факт проживания в России. И Владимиру выдали российский паспорт.

За последние полгода в центр социальной адаптации попали еще два человека без гражданства. Родились во времена СССР, но в союзных республиках. Гражданства никакого нет. И установить его по формальным признакам практически невозможно. Один после инсульта, не говорит. Другой с психическим заболеванием и смог написать только два слова: «Томск и интернат». Ни жилья, ни родственников у новых постояльцев центра нет.
Без гражданства поневоле
Ирина и Денис Назаровы, родные брат с сестрой, — бывшие граждане Украины. В Россию приехали в 1996 году еще детьми, с территорий, ныне вошедших в непризнанные Донецкую и Луганскую народные республики. В Томске закончили школу, жили у родной сестры. Когда началась война, перевезли сюда старенькую маму. С трудом, но Ирина и мама получили российские паспорта. Ирина ждала этого 23 года, все это время живя в России. Маме делали гражданство пять лет. А вот Денис, у которого в Томске уже семья, свой украинский паспорт потерял в 2014 году, но вернуться на Донбасс, чтобы его восстановить, уже не смог: началась война. Сейчас он в положении «лица без гражданства».

У Дениса есть свидетельство о рождении, российский аттестат об окончании девятилетки в Томске, потом об окончании здесь же техникума и копия украинского паспорта. За ним нет никакого криминала, но работает он, к сожалению, неофициально. Несколько раз с сестрой Денис ездил в украинское консульство в Новосибирск. Но после очередного визита, так и не решив проблему, Назаровы решили туда больше не возвращаться.
— Женщина в консульстве на нас кричала: «Вы зачем сюда приехали, вы хотите отказаться от гражданства? Мы вам никакого отказа от гражданства не дадим! Предатели!». Но мы в России с детства живем. Потом они вызвали охрану, не знаю уж зачем, мы испугались, отпросились покурить и просто не вернулись назад, — рассказывают Назаровы.
Денис Назаров вновь обратился в миграционную службу, но за полгода ему только «откатали пальчики» и дальше тишина. Денис продолжает жить без документов, со дня на день у него родится ребенок.

При этом ДНР принимает по 300 заявок в день на получение паспорта РФ. Прием документов для будущих россиян начался 7 мая 2019 года. Как сообщают "Известия", в ДНР для этих целей открыли 32 паспортных стола плюс миграционное управление. Паспорт оформляется в упрощенном виде. То есть не требуется проживать в России пять лет, сдавать экзамен на знание русского языка. А главное — отказываться от гражданства Украины, что крайне существенно для луганчан и дончан: тысячи из них ежедневно выезжают в Незалежную и возвращаются обратно.
Теперь их Отечество — временный приют в гараже
Ольга Налейкина и ее дочь Валерия — русские. Родились в Узбекистане, в городе Навои. Ольга еще в советские времена в 1981 году. Лера в 1999-м. В 2011 году Налейкины переехали к родне в Рязанскую область. Ольга с тогда еще несовершеннолетней Лерой получили вид на жительство. Но потом все пошло под откос. Приют в Томске мама с дочкой нашли в одном из гаражей. Официально трудоустроиться не могут, подрабатывают от случая к случаю. Ольге нужна срочная операция, но на бесплатную медицину могут претендовать только российские граждане, а у Ольги нет денег даже на сдачу анализов.
Мама продала квартиру в Навои, и мы уехали в Рязанскую область, — рассказывает Ольга Налейкина. — Там жили наши близкие родственники. В Рязанской области мама купила дом. И там мы получили РВП (разрешение на временное проживание – ред.). А в 2014 году по семейным обстоятельствам – мой бывший муж пил и избивал нас — мы оттуда с дочкой сбежали. Мама купила нам втихаря билеты, и мы уехали в Томск. А потом она умерла.
В узбекском свидетельстве о рождении Леры у обоих родителей национальность — русские
После нашего материала помочь семье вызвался один наш читатель. Помог с деньгами для Леры на билеты в Узбекистан. Сначала туда съездила Ольга, так как в Томске ей пригрозили депортацией. А потом уехала Лера, скоро ей 20 лет и она еще так и не получила свой первый паспорт. Сделать его в посольстве Узбекистана, отказались. Сейчас девушка одна улетела в Узбекистан. После того как она вернется, Налейкины будут заново проходить всю процедуру получения российского гражданства. На общих основаниях. Они не артисты и не звезды шоу-бизнеса. Просто русские люди с узбекскими паспортами.

PS: Ольге и Лере по прежнему нужна помощь. «Даже чтобы сдать экзамен на знание русского языка, нужно на каждого 9800 рублей, иначе можно не сдать. Хотя мы кроме русского никакой другой язык и не знаем» — так что платный, в ее случае, поход к врачу, Ольга пока откладывает.
19 июня 2019 года лидер ЛДПР Владимир Жириновский покинул заседание Госдумы в знак протеста против того, что депутаты большинством голосов отклонили инициативу его фракции. ЛДПР предлагала упростить порядок получения гражданства России для иностранцев и лиц без гражданства, которые по национальности являются русскими.
Инициаторами законопроекта выступил в том числе депутат Госдумы от Томской области Алексей Диденко. Документ предполагал упростить процедуру получения паспорта РФ носителям русского языка, а также сократить сроки рассмотрения заявлений о приеме в гражданство с шести до трех месяцев.

Согласно инициативе, чтобы получить российское гражданство, родственники заявителей по прямой восходящей линии должны ранее проживать на территории бывшей Российской империи, СССР и России.
Не нравится слово русские, давайте уберем слово русские… Мы же данным законом не ограничиваем других, если бы мы писали только русским давать гражданство. Мы говорим, что страдают, в основном, оказавшись за рубежом русские… С какой стати русский должен восемь лет ждать, у него должен быть стаж проживания пять лет постоянно, почему у него должен быть экзамен по русскому языку, почему у него должен быть источник постоянного дохода, то есть все ограничения вы в этом зале ввели, чтобы невозможно было получить гражданство. Вы дискриминируете не только русских, а всех, кто хотел бы стать гражданином России… Там полно русских, и они бы сюда уже приехали. И нас было бы 160, 170, 180 миллионов. Но парламент всех семи созывов мешает решению этого вопроса... Позор парламенту, который отказывает стать русскими проживающим за рубежом.
Владимир Жириновский
Чтобы сдать ЕГЭ, пришлось устанавливать личность
Анатолия и Эдуарда зовут Талех и Эльджан. Но в поселке Дзержинское их так никто не называет. Парни надеются, что когда им наконец-то выдадут российские паспорта, свои русские имена они официально закрепят. Они знают только русский язык, с младенчества живут в России, у них русские мама, бабушка, тетя, родной брат и другие родственники — все граждане Российской Федерации. Сейчас Анатолию и Эдуарду 19 и 20 лет. Родились братья Мамедовы в Республике Азербайджан. Толику было меньше двух лет, Эдику не исполнилось даже полгода, когда они переехали на постоянное место жительства в Томскую область.

— Старшему сыну, когда мы пытались получить паспорт, сказали: напишите заявление на получение гражданства, заплатите госпошлину, — рассказывает их мама Инна Кускова. — Мы все сделали: нотариально заверенное согласие на получение российского гражданства, квитанция об оплате госпошлины в 2000 рублей до сих пор у нас на руках. Приехали. Но свидетельство о рождении, на котором стоял штамп о российском гражданстве, поставленный еще в начале 2000-х, при нас порвали. Сказали: так как сын не здесь родился, то штамп этот поставили неправильно.
Поддержать ребят пришли родственники и друзья
У братьев есть законная возможность получить российское гражданство по праву крови, так как мама у них гражданка России. Почему миграционные службы препятствуют этому — непонятно.

После того как мы рассказали о ситуации с братьями Мамедовыми, депутат Госдумы от Свердловской области послал запрос начальнику Главного управления по вопросам миграции МВД России. Также к ситуации подключился депутат Госдумы от Томской области Алексей Диденко.
Томск. Двое молодых парней, братья Эльджан и Талех. Родились в Азербайджане, но в младенчестве переехали с матерью в Россию, которая, к слову, российская гражданка. Они получили в России образование, у них есть СНИЛС, полис. Казалось бы, ну что еще нужно для того, чтобы получить паспорт России? Оказывается, что-то нужно еще. Сегодня складывается абсурдная ситуация: парням паспорт не дают и грозят выдворить с территории России. Обратился за разъяснениями к Казаковой В. Л. – начальнику ГУ по вопросам миграции МВД. Будем вместе разбираться, где «слабые места» в законодательстве и как решить проблему братьев.
Максим Иванов, депутат Государственной Думы, ЕР, Свердловская область
Полностью весь проект «Натурализация» можно прочесть здесь.
Автор проекта - журналист Агентства новостей ТВ2 Юлия Корнева. 2018-2019 гг.