Стендап-комик Елена Новикова: Бывают такие эмоции в шутках, когда без мата не обойдешься

Елена Новикова — профессиональная актриса и режиссер. Однако большинство узнали ее в 2017 году, когда Елена решила поучаствовать в шоу стендаперов «Открытый микрофон» и стала победительницей сезона. Мы поговорили с Еленой Новиковой про то, надо всем ли можно смеяться,  про то, отличается ли женский юмор от мужского, и про феминизм вообще, ну, и про мат само собой, которого она не чурается и умело использует иной раз.

Стендап-комик Елена Новикова: Бывают такие эмоции в шутках, когда без мата не обойдешься

— Правда, что у женщин нет чувства юмора?


— Смотря у какой женщины. У вас есть чувство юмора?


— Я думаю, что да.


— У меня тоже. Значит, будем держаться вместе.


— Последние годы стендап-движение в России становится все популярнее. С чем вы связываете рост числа комиков?


— Я думаю, что пришел такой момент, когда очень важно говорить со сцены, грубо говоря, идентифицируясь. Я долгое время проработала в театре. Театр — это когда зрители сидят отдельно, а актеры выступают на сцене и они ни разу не встречаются. Из-за этого театр становится таким музейным искусством. А стендап — это до такой степени честное искусство, что моя жизнь, отрефлексированная, становится предметом шуток, предметом искусства, предметом какого-то диалого-монолога. А из-за того, что это происходит со мной, вы находите у себя тоже отклик. То есть мы, грубо говоря, находимся в территории правды, когда можно про себя сказать какие-то очень провокативные вещи, честные вещи. И таким образом информация доходит очень быстро до зрителей. Вот они сидят, ты их видишь, ты с ними разговариваешь, рассказываешь про свою жизнь. Они понимают, что их жизнь отчасти такая же, поэтому мы быстрее находим друг в друге отклик. Вообще, сейчас очень многие хотят правды, честности. Они ждут этого и от театра, и от других видов искусства. И все становится намного мобильнее. Поэтому стендап такой популярный.


— Многие стендап-комики все-таки как-то докручивают историю, что-то преувеличивают. Насколько ваши истории, которые вы рассказываете про себя, семью, сына, про вас? Как много там преувеличенного?


— Для того чтобы из твоей жизни получилась шутка, ты по-любому ее преувеличиваешь. Это не мой сын — это мой собирательный сын. Это не моя дочь — это моя собирательная дочь. Это не я – такая актриса, про которую я рассказываю, а моя преувеличенная актриса. То есть я, грубо говоря, в этот момент становлюсь еще и персонажем. Конечно, в моей жизни происходят нюансы, а то, что я выношу на сцену,  я выношу для того, чтобы была некая узнаваемость. Это среднестатистическая некая я, а не я, какая есть в жизни. Но в моих историях, в моем стендапе очень много жизни. Хотелось бы даже научиться каким-то другим ходам в стендапе, чтобы не просто рассказывать все по-честному. Потому что это очень тяжело, из-за этого материал пишется очень трудно и очень долго. Из-за того, что ты из своей трудной, неотрефлексированной жизни, иногда болезненной, пытаешься достать что-то смешное.


— А ваши близкие обижаются на рассказы?


— Нет. Они знают, что это работа, что она приносит деньги. Они знают, что это дает много, в том числе и ништяков. Чего им обижаться? Мои родственники сами еще не зарабатывают, поэтому вся надежда на меня, на мои шуточки.

Стендап-комик Елена Новикова: Бывают такие эмоции в шутках, когда без мата не обойдешься

— Что было самым сложным, когда вы начинали карьеру стендапера?


— Самым сложным было выйти и начать говорить о себе. Я 20 лет была на территории театра. Там ты обслуживаешь чужую идею, чужую историю. У тебя есть костюмы, у тебя есть свет, музыка, ты закрыта со всех сторон партнерами и можешь в принципе на себя не брать столько ответственности. В стендапе только я. Если я не зашла, то это только моя проблема, потому что я не справилась.


— А что вам интереснее: выступать по телевизору или в клубах?


— Мне интереснее выступать в клубах. Я так и вижу себе жизнь стендап-комика. И я не связываю ее только со стендап-комедией. Я продолжаю работать и в театре, и в кино, и жизнь у меня достаточно насыщенная. Дети, у них тоже есть проблемы. У меня есть пожилые родители. Поэтому я считаю, что жизнь стендап-комика складывается из того, как ты живешь. Невозможно только выступать. Тогда будет не о чем рассказывать людям. Идеально, когда живешь, накапливаешь опыт, а потом, если тебя попрет, ты идешь в клубы и рассказываешь об этом. Нельзя сделать стендап-комедию конвейерным производством. То есть во чтобы ты не стало напиши шутку. Пофиг про что, главное, чтобы все ржали. А над чем ржали, если тебе это не близко? Я не понимаю. Кто-то живет по-другому. Но мне нравится больше такая ситуация.


— Мы когда писали анонс, то обсуждали в редакции, как вас представить, «стендап-комик», «стендаперка», «комикесса».


— Да, да. Проклятый феминизм.


— Как вы в целом относитесь к разделению на мужской и женский юмор?


— Это неправильно. Я во многом не поддерживаю феминистические идеи. Мне кажется, что на территории стендапа, так же, как и на дороге, нет мужчин и женщин. Ты попал в ДТП не потому, что ты мужчина или женщина, а потому, что ты плохой водитель. То же самое и в стендапе. Тут нечего скидывать на мужское или женское. Ты не справился не потому, что у тебя такая гендерная принадлежность, а потому, что ты сейчас не вывез этот жанр. Я всегда говорю, что мы не тела, а души. Мы в первую очередь человеки, а женское/мужское — это детали. Они во многом на мой взгляд одинаковы.


— При этом очень многие комики, когда начинают шутить про женщин, то складывают собирательный образ. Она либо дурочка, либо меркантильная. Почему образ женщины в юморе именно такой?


— Я не соглашусь. Не только такой. Есть разный юмор. Есть же Юля Ахмедова, Вика Складчикова, Ира Приходько. Есть целая плеяда женского стендапера, где нет дурочек и нет только сексуальных объектов. Просто есть проблема в самих зрителях, в самом обществе, в самом зале, который считает, что, допустим, женщина не может шутить на тему секса. Что женщина может только шутить про детей, кухню, семью. Однако есть женщины, которые прекрасно шутят про политику. Есть женщины, которые находятся на территории секса гораздо увереннее, чем мужчины. Все зависит от общего собирательного в зале. Доверяем мы сейчас этому человеку или нет. Если тебя комик убеждает, что он может про это говорить, то и зал с ним соглашается.

Стендап-комик Елена Новикова: Бывают такие эмоции в шутках, когда без мата не обойдешься

— А вы вообще считаете, что шутить можно над любой темой? Даже смертью?


— Если ты находишь сам внутри себя это смешным и сможешь донести до зрителей, то почему бы и нет. Но я считаю, что шутить можно только над тем, что ты конкретно пережил, конкретно знаешь. Невозможно шутить над тем, чего ты не знаешь. Тогда ты попадаешь в какой-то вакуум и к тебе опять же нет доверия. Я, например, никогда не буду шутить про спорт, политику, футбол, потому что я в этом вообще ничего не понимаю. Я обслуживаю вещи, которые понятны мне, вызывают какой-то эмоциональный отклик.


— Вы, например, очень часто в своих стендапах критикуете образование, ЕГЭ, то, как устроена школьная система.


— Потому что мои дети столкнулись с этим. Я столкнулась с этим. У нас был очень сложный период, когда мой сын сменил семь школ. Это было связано с конкретным устройством самой школы, подходом к экзаменам и так далее. У кого-то это все прекрасно проходит, и у него нет повода для критики системы. В моей жизни сложилось так. Я шучу про это.


— Может ли в целом юмор сегодня в России на что-то повлиять, что-то изменить?


— Я думаю, что важно в юморе говорить о каких-то вещах. Что такое юмор? Это когда я говорю о чем-то сложном, но очень простым, народным языком. Есть же комики, которые выступают исключительно на какой-то политической теме. Есть комики, которые специально провоцируют зрительный зал, чтобы вызвать какую-то реакцию. Говорить нужно. Всем нужно говорить. Поэтому стендап так интересен и популярен, потому что у каждого из нас есть потребность говорить. Сейчас наступило время, когда каждому есть что сказать, есть свое мнение. Когда ты высказываешь свое мнение, происходит самоидентификация — кто я в этом мире, чего я хочу, куда я иду. Это важные вопросы, которые должен задавать себе каждый человек. А если это еще на территории юмора, то вообще супер.


— А как вы относитесь к мату в юморе?


— Бывают такие эмоции внутри шуток, когда без мата не обойдешься. Я говорю исключительно про себя. Конечно, мат сокращает территорию между шуткой и зрителем. Но по большому счету хорошо бы писать такие шутки, чтобы мата избегать.

Видеоверсия интервью. 18+

Осторожно, нецензурная лексика!

— Что ждет юмор дальше? Не секрет, что сейчас принимается все больше запретительных, ограничительных законов. И работать в таких условиях становится сложнее. Как вы считаете, можем ли мы вернуться в условный Советский Союз, когда комики искали обходные пути?


— Мы с вами, видимо, говорим про телевидение, про экран. Про то, за что человек пришел в субботу вечером, заплатил деньги. В этом смысле зритель имеет право получить тот юмор, который бы его не увел в опасную тему. Но никто не отменял андеграундные площадки, андеграундных комиков. В Москве очень много площадок, где комики выходят на маленький зал в 50-60 человек, где они могут себе позволить говорить то, о чем им хочется, что они считают правдой, в чем они сейчас испытывают потребность. Я думаю, что сейчас юмор будет развиваться. Это такая вещь стихийная, которую не остановить. То же самое было и в американском стендапе, который развивается 70-80 лет. Будет парадный вариант и будет андеграундный, которого будет очень много. Юмор невозможно заткнуть. Никакой цензурой или чем-то другим. Мы видим, что сейчас происходит в Москве. Люди сейчас другие, не такие, как в Советском Союзе. Сейчас они очень много живут на территории свободы, и странно было бы им заткнуть все свои фонтаны и становиться другими. Люди, которые придумывают цензуру, должны тоже это понимать. Что они имеют дело не с бессмысленными винтиками в механизме государства, а с людьми, которые давным-давно живут на территории проектов, публичности. Если только закроют все соцсети, перекроют все возможные каналы. Но тогда я не знаю, что будет в государстве. Там останется, скорее всего, три человека.


Поддержи ТВ2! Мы пишем о том, что происходит, а не о том, что прикажут писать.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?