Ребенок под ключ

Из письма томички Елены в редакцию ТВ2:


«Все застопорилось на поиске суррогатной мамы. Откликов практически нет, из откликнувшихся, либо передумали в процессе сдачи анализов, либо, например, одна взяла деньги на платный анализ (сумма небольшая 2600 руб) и исчезла — на письма и звонки больше не ответила, по одной кандидатуре мы узнали, что она привлекалась по статье УК РФ (нанесение тяжкого вреда здоровью), пара девушек по медицинским показаниям не подошли. Почти 2 года поисков не принесли результата. Тема в нашем небольшом городе не очень развита, девушки, наверное, боятся расспросов и осуждений».

Ребенок под ключ

Поиски суррогатных матерей и генетических родителей, которые сами по различным, чаще медицинским причинам, не могут родить ребенка, мы начали после истории, случившейся недавно на Дальнем Востоке. Суррогатная мать родила ребенка, но его никак не могли зарегистрировать, так как куда-то пропали генетические родители. Благо позже они нашлись и ребенок все-таки обрел семью. А если бы не нашлись? Ведь суррогатная мать рожала ребенка не себе, а просто оказывала платную услугу.


В России правовые основы для суррогатного материнства были закреплены в 2011 году. Но фактически оно появилось раньше. Параллельно всегда попытались суррогатное материнство запретить. Против него выступали депутаты Госдумы: Мизулина с Яровой. Весной этого года сенатор от Владимирской области Антон Беляков внес в Госдуму законопроект, вводящий за суррогатное материнство уголовную ответственность. По словам сенатора, он предлагает запретить как саму услугу рождения ребенка матерью для других людей, так и пропаганду данной услуги. «Есть мнение, которое устоялось в целом ряде стран, согласно которому суррогатное материнство является аналогом торговли детьми и проституцией. И оно там получило соответствующую правовую оценку: за это можно понести уголовную ответственность. Наша общественность мало знает о суррогатном материнстве, а между тем заказчиком детей, рожденных от суррогатных матерей, зачастую выступают гомосексуалисты, причем нередко это граждане иных государств», — пояснил сенатор Беляков Газете.ру.


Эксперты считают, что запрет вытолкнет суррогатное материнство на черный рынок, но не решит связанные с ним проблемы, существующие сейчас.


Федеральный закон РФ от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», в соответствии с пунктом 9 статьи 55 которого, «Суррогатное материнство представляет собой вынашивание и рождение ребёнка по договору, заключаемому между суррогатной матерью (женщиной, вынашивающей плод после переноса донорского эмбриона) и потенциальными родителями, чьи половые клетки использовались для оплодотворения, либо одинокой женщиной, для которых вынашивание и рождение ребёнка невозможно по медицинским показаниям».

Ребенок под ключ

Суррогатное материнство в Томске

Начнем со статистики. Отдел ЗАГСа по Томску и Томскому району предоставил нам ее с 2012 года.


2012 — 2 госрегистрации ребенка, рожденного суррогатной матерью

2013 — не было

2014 — 4 госрегистрации

2015 — не было

2016 — 1 регистрация

2017 — пока еще не было. По данным Томского перинатального центра в данный момент вынашивают детей две суррогатные мамы.


В ЗАГС при регистрации такого ребенка, приносят справку, что беременность у суррогатной матери наступила благодаря переносу ей эмбриона, полученного от конкретных граждан, также она должна подписать свое согласие на передачу ребенка генетическим родителям.

Ребенок под ключ

Игорь Степанов - замдиректора Томского перинатального центра.


— Есть Российская ассоциация репродукции человека, которая ведет свой регистр. Так вот под данным этого регистра за десять лет с тех пор, как было разрешено суррогатное материнство в России, это с 2005 по 2014 год, у суррогатных матерей было 1882 родов. Из высоких репродуктивных технологий суррогатное материнство — составляет всего 1,7 процентов. То есть это очень мало. В Томске мы официальный регистр не видели, у нас единичные случаи. В этом году я знаю только о двух таких беременностях.


— А есть федеральная программа суррогатного материнства?


— Федеральной программы как таковой не существует. Есть федеральный закон об охране здоровья граждан и приказ, который это регламентирует. Хотя с точки зрения закона до сих пор не все идеально. И на это сообщество, которое занимается репродукцией, обращает внимание.

Однозначно требуется совершенствование законодательной базы, чтобы исключить в дальнейшем те единичные случаи, когда с одной стороны может произойти отказ суррогатной мамы по разным причинам отдать ребенка: по меркантильным, чтобы больше денег получить или может у нее какие-то чувства проснулись. Также чтобы исключить случаи, когда генетические родители могут по какой-то причине отказаться от ребенка: не понравился им ребенок визуально или какой-то дефект при рождении оказался, ведь отсутствие осложнений при родах никто не может гарантировать. Но это единичные случаи.

— Я думаю, закон должен однозначно толковать, что если заключен договор и все условия этого договора соблюдены, то этот ребенок должен однозначно становиться ребенком генетических родителей.


— Как вы лично относитесь к суррогатному материнству?


— Моя личная позиция: есть ситуации, когда это единственный способ для семьи иметь ребенка. Или усыновить чужого ребенка, или все-таки иметь своего генетического ребенка, просто выношенного другой женщиной. На Западе проводили исследования, что психологически для ребенка, которого воспитывают неродные родители — это большая психологическая травма, что его бросили. А вот у этих детей, рожденных суррогатной мамой и воспитываемых генетическими родителям — таких психологических проблем нет. Исследования проводились в течении 15 лет, были исследованы 4000 случаев. Да, я знаю, что у суррогатного материнства есть противники, но еще раз скажу, что сообщество врачей, которое этим непосредственно занимается, считает, что этот способ родить ребенка тоже имеет право на жизнь.

Ребенок под ключ

Виталий Масанов — директор Сибирского института репродукции человека, г. Томск:


— Суррогатные мамы у нас есть. И они очень востребованы. За 8 лет, что мы этим занимаемся, через нас прошло 48 суррогатных матерей, которые родили ребенка. Ни одного случая, чтобы суррогатная мать отказалась отдать ребенка генетическим родителям, у нас не было. У нас пациенты не только из Томска и Томской области. Из Кемерово, Красноярска, Новосибирска, с Алтая. Они же не обязательно, если у нас рождаются, регистрируются в Томской области. На данный момент у нас в институте четыре суррогатные мамочки вынашивают ребенка. Из Тюмени, Кемерово, Новосибирска и Томска. Генетические родители: две семьи из Томска, одна из Кемерово и одна из Новосибирска.

Когда женщина не может выносить ребенка и другая женщина ей помогает — я считаю, в этом нет ничего зазорного. Даже если суррогатная мать за это получает материальное вознаграждение. Ведь она рискует своей жизнью, своим здоровьем. А если запретят, как обычно у нас в стране бывает, все просто уйдет в подполье. Зачем запрещать, зачем ставить преграду на пути женщинам, которые хотят иметь своего ребенка?

— Противники суррогатного материнства говорят, что услугами суррогатных матерей чаще всего пользуются гомосексуальные пары. Это так?


— У нас гомосексуальных пар не было. Запретить только ради того чтобы гомосексуальные пары не имели детей — это неправильно. Клиники, которые этим занимаются, просто пусть смотрят., куда ребенка будут отдавать при проведении этой процедуры.


— А разве гомосексуальные пары разве не имеют права иметь ребенка?


— Имеют , но тут другая сторона вопроса: а почему ребенок должен жить и воспитываться в гомосексуальной семье, ребенок же тоже человек, а кто его спросил: хочет ли он этого. Так что тут дилемма.


— И я немного запуталась, так в каком году у нас в России все-таки было разрешено суррогатное материнство?


— Раньше просто запрещения не было, поэтому мы и работали, и закон не нарушали потому что запрета не было.

Ребенок под ключ

Право на жизнь

Екатерина из Барнаула — воспользовалась услугами суррогатной матери. Фамилию мы решили сохранить в тайне, хотя сама женщина не была против того, чтобы ее назвать.


— Я ничего не скрываю, не имитирую беременность. У меня врожденная патология, я не могу сама выносить малыша, генетически я могу стать мамой, есть свои яйцеклетки, но выносить не могу. Знаю я об этом с 17 лет. И с тех пор живу с мыслью, что только через суррогатную маму я смогу иметь собственного ребенка. Мне скоро будет 27 лет. И через две недели у нас родиться сынишка. Я не боюсь уже ничего.


Мы изначально обращались в Барнауле в Сибирский институт репродукции и генетики человека. Чтобы они помогли подобрать нам суррогатную маму. Но для нашего бюджета это оказалось дороговато — оплатить их услуги по подбору мамочки: 80 тысяч рублей. Мы же представляли, какие траты на все это нам еще предстоят, поэтому я рискнула и решила попытаться найти суррогатную мамочку сама. Искала ближе к Барнаулу регионы, чтобы мамочка была рядом. Нашла одну девушку в самом Барнауле. У нее свой сыночек уже был, 23 года, мы начали ее обследовать, но нашли определенную болячку у нее и отказались. Она объясняла, почему она на это пошла: ей хотелось заработать на собственное жилье. По ее словам у нее был муж, но он где-то служил. И еще это нас остановило. Потому что кто знает военный он или он в тюрьме сидит. В результате мы списались с девушкой из Кемеровской области, привезли ее в Барнаул. Она живет на съемной квартире, роды нам ставят на 27 июля.

Изначально был страх. Потому что мы не застрахованы никак. И мамочка эта тоже не застрахована. Ведь ей тоже страшно, мы тоже также можем потеряться, а она несет ответственность за ребенка, которого выносила. Мы заключили договор, но для меня лично он никакой силы не имеет. Я обращалась к нотариусу, но нам ответили, что нельзя нотариально заверить документ, который федерально не закреплен. Потому что есть закон вышестоящий, что кто рожает, тот и мать.

— Этот договор имеет юридическую силу, если вдруг у нас возникнет необходимость обратиться в суд, чтобы доказать что это наш ребенок, что она являлась суррогатной мамой. И юридически нам, если что, поможет этот договор высудить ту сумму, которую мы уже затратили, но ведь с нее взять нечего. Так что есть этот договор или нет — без разницы. Сейчас я уже не боюсь, потому что прошло 9 месяцев, мы с ней общались каждодневно, я трогала живот, я проживала с ней полностью всю беременность, я ей доверяю. Единственное, нам пришлось сменить роддом,. Изначально я обратилась в 1 роддом Барнаула, потому что хотела присутствовать при родах и сразу лечь с этим ребенком, но в 1 роддоме мне отказали. И я обратилась во 2 роддом, там на это согласились. Если мы родимся в будний день, в тот же день в ЗАГСе все можно будет оформить, она сразу же подпишет согласие, нотариус приедет, заверит и я сразу же с своим ребенком лягу. Ребенок сразу записывается на нас. Ведь мы его генетические родители.


Суррогатной маме мы платим гонорар: 650 тысяч рублей. Для нашего региона это обычная сумма. Обычная в том числе, если судить по информации в нашей группе ВКонтакте.

И мы готовы решиться на второго ребенка, главное, чтобы финансы позволяли. И наша суррогатная мамочка готова на вторую суррогатную беременность, мы уже с нею это обговаривали.

Об инициативе запретить суррогатное материнство я слышала. Ужас! Не нужно его запрещать. Что делать тогда таким, как мы? Нельзя всех грести под одну гребенку. У меня врожденная патология, я не могу выносить ребенка. А не так, как они кричат, что, мол, сами рожать не хотят, болячки приобрели. Но я ничего не приобрела, я хотела бы сама родить. Мы с мужем не виноваты. Мы по Конституции Российской федерации имеет право иметь семью и если сейчас медицина так шагнула вперед, мы имеем право использовать эти достижения и нельзя нас лишать возможности иметь собственного ребенка.

Ребенок под ключ

Елена из Барнаула, собирается воспользоваться услугами суррогатной мамы.


— Много лет мы пытались сами родитель ребенка, мне уже 37 лет. Много раз пытались делать ЭКО, но безрезультатно, я сама не могла выносить ребенка. Вот мы и решили искать суррогатную маму. Искали через интернет, нам поступало много звонков и писем, но в итоге нашли через знакомых. Мы познакомились с этой девушкой, она нам очень понравилась.

Человек знает зачем ему это надо, очень ответственно к этому относится. Понимает, что это работа и ее нужно выполнить качественно. Поэтому я даже могу все контролировать на расстоянии. Она сейчас в Новосибирске, а мы на Алтае.

— У нее своих детей двое: девочка и мальчик. Наличие собственных детей — обязательное условие для суррогатного материнства. Мы ей доверяем, никаких страхов у нас нет. Я знаю, что ее муж в курсе, ее родители знают. Я дома у нее была, я детишек ее видела. Я понимаю в чем там проблема, почему им нужны деньги. Банальная ипотека, за которую нужно рассчитаться.


Сейчас она сдаст анализы и, если все будет нормально, мы приходим к доктору и все. У нас уже есть от моих ЭКО замороженные эмбрионы, их нужно просто подсадить и все. Подсадить мы бы хотели двух эмбрионов. Ей же больше тогда заплатим, но пока мы не знаем пойдет она на это или нет. Сейчас я ей все анализы просто оплачиваю, если наступит беременность, мы договорились, что будем перечислять ей еще 15 тысяч рублей в месяц. Это помимо лекарств, оплаты походов к врачу, покупки одежды. И в случае, если она в результате родит ребенка, мы выплачиваем ей 1 миллион рублей.


Есть суррогатные мамочки, которые уже раз таким образом рожали, их услуги гораздо дороже. Это если, например, обращаться за этой услугой в центр «Авиценна» в Новосибирске: от 1млн. 300 тысяч рублей и выше.

Ребенок под ключ

Ирина из Барнаула, пыталась стать суррогатной мамой:


— Не по моей вине у меня не получилось родить ребенка. У генетических родителей проблема с эмбрионами, они замирают. У этой мамы было несколько замерших беременностей, но она это скрыла. И у меня тоже беременность замерла на 8 неделе. Я полностью здоровая, но, так получилось, что замерла беременность еще в марте, а мой организм ее не отторгал и только в апреле у меня началось кровотечение. Я сама медик, работаю в роддоме в реанимации новорожденных. Сейчас я уже полностью восстановилась. Так как я работаю в роддоме, скажу, что у нас сейчас суррогатных матерей, по крайней мере в Барнауле очень много.


— Почему вы на это решились?


— Финансовые проблемы. Меня бывший муж оставил без средств существования, без жилья. Мы договаривались на сумму в 600 тысяч рублей. Но в результате ничего не получилось.


— Еще будете пробовать?


— Если я и решусь, то не у себя в городе. Потому что я работаю в этой сфере, я всех врачей знаю, у меня кровотечение открылось на работе и вольно-невольно, там все узнали. А я не хотела бы чтобы знали. И второй раз, если узнают, покрутят у виска.


— Должно ли быть суррогатное материнство в России?


— Конечно. Я работаю в реанимации новорожденных, я знаю с каким трудом иногда даются дети. Для меня это даже более понятно, если человек какие-то деньги заплатит и у него будет здоровый ребенок, чем мы сейчас выхаживаем сильно недоношенных детей. Раньше было ребенок если до 27 недель рождался и весил килограмм — считался уже ребенком. А сейчас выхаживают от 500 грамм — 26 недель. У меня десять лет опыта, я скажу что ничего хорошего в этом нет. Такие родители всю жизнь будут работать на лекарства. Проще через суррогатную маму родить. Да выходит все в общей сложности миллион рублей. Но за эти деньги ты получаешь здорового ребенка.


— Вы боялись чего-нибудь, когда на это решались?


— Я ничего не боялась, но мне проще, я медик. Я к этому отношусь спокойно, чисто с медицинской точки зрения. К нам в реанимацию новорожденных всего дважды на моей памяти привозили детей от суррогатных матерей. Смертность высока у недоношенных детей, а если двойня, это обычно недоношенные дети. Они же подсаживают несколько эмбрионов для гарантии, а нужно одного подсаживать, ту же двойню не так-то легко выносить.


Алла, хотела стать суррогатной матерью, Томская область:


— Я хотела быть суррогатной мамой, но потом отказалась, потому что, выяснила, что очень много гормонов нужно пить и я побоялась за свое здоровье. Мне сейчас 29 лет и я недавно родила себе второго ребенка. Я хотела стать суррогатной мамой, не скрою, для того чтобы поправить свое финансовое положение. На мне после развода висит очень большой ипотечный кредит, мне его нужно было закрывать.

Ребенок под ключ

Русская православная церковь считает суррогатное материнство безнравственным, и не меняет своей позиции. Феминистки считают это формой эксплуатации женщин. Есть те, кто призывает запретить суррогатное материнство и ввести за него уголовную ответственность.


И есть бездетные семьи, которых эта проблема непосредственно касается. Они говорят, суррогатное материнство уже не запретишь, как нельзя запретить мечту о собственном ребенке.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?