Расстрелянный по разнарядке

80 лет назад, 16 ноября 1937 года в Томске расстреляли одного из выдающихся философов 20 века. Его арестовали за месяц до этого. 27 октября 1937 года. «Изобличается, как участник офицерской кадетско-монархической контрреволюционной повстанческой организации, имевшей своей целью свержение соввласти путем вооруженного восстания в момент нападения иностранных государств на СССР и восстановление монархии», — сказано в протоколе задержания. ТВ2 вспоминает, как жил Шпет в Томске и что об этом известно сейчас.

Густав Шпет
Густав Шпет
Фото: с сайта nkvd.tomsk.ru

16 ноября в Томском мемориальном музее «Следственная тюрьма НКВД» открылась выставка «Философ Густав Шпет. Расстрелянный по разнарядке». Здесь можно увидеть и архивные документы, и вещи, которые были дороги Густаву Шпету.


«Имя Шпета, его значимость для науки и культуры России нельзя переоценить. С момента создания томского общества «Мемориал» и нашего музея, началась работа по сбору информации о судьбе Густава Шпета в Томске. Поэтому были установлены контакты с семьей Шпета», — говорит директор музея Василий Ханевич.


Предметы, которые представлены на выставке, передала семья Шпета для создания Литературного музея в Томске, в областном доме искусств. «Николай Серебряников, который создавал этот музей, является одним из самых авторитетных исследователей творчества Шпета. Он собирал эту коллекцию, встречался с дочерью Шпета. Эта коллекция — плод совместной работы мемориального музея, областного дома искусств и филосовского факультета ТГУ», — говорит Ханевич.


Сегодня о жизни Шпета в Томске известно почти все. Сейчас в музее НКВД есть архивные документы, по которым можно проследить судьбу философа. Можно узнать, как в 1935 году он был арестован, сослан в Енисейск, как оттуда его перевели в Томск.

Фото с сайта nkvd.tomsk.ru
Фото с сайта nkvd.tomsk.ru
Фото с сайта nkvd.tomsk.ru
Фото с сайта nkvd.tomsk.ru

Для Томска большая честь, что Густав Шпет провел здесь два года жизни и большая боль, что здесь он был расстрелян. После ареста его отправили на пять лет в Енисейск и только благодаря ходатайствам его друзей, двух самых известных актеров МХАТа Василия Качалова и Ольги Книппер-Чеховой, он получил возможность переехать из Енисейска в Томск, — рассказывает Василий Ханевич.

 Архивно-следственное дело Шпета историки изучили досконально, говорит руководитель музея. Опубликованы письма философа из ссылки. Все это дает достаточно полное представление о томской жизни Шпета.

Черновик заявления Г.Г. Шпета в Томский горотдел 
Фото с сайта nkvd.tomsk.ru
Черновик заявления Г.Г. Шпета в Томский горотдел Фото с сайта nkvd.tomsk.ru
Черновик заявления Г.Г. Шпета в Томский горотдел 
Фото с сайта nkvd.tomsk.ru
Черновик заявления Г.Г. Шпета в Томский горотдел Фото с сайта nkvd.tomsk.ru
Черновик заявления Г.Г. Шпета в Томский горотдел 
Фото с сайта nkvd.tomsk.ru
Черновик заявления Г.Г. Шпета в Томский горотдел Фото с сайта nkvd.tomsk.ru

Дом, в котором Шпет жил в Томске:

Ты думаешь, что я писал бы тебе чаще, если бы ты выполняла какие-нибудь мои поручения; так вот тебе поручение от меня: пиши почаще и побольше о себе (только не унывай!) и о наших малышах (о них рассказывают столько чудного,— но только не ты, хотя знаешь больше всех). <...> Ты как-то не очень давно мне сказала, что ты теперь большая и я должен тебя слушаться; как помнишь, я сразу согласился. Но вижу, что все-таки ты нуждаешься и нуждаешься и в совете, и в помощи. Моя помощь может быть теперь никакой, мой совет — всегда запоздалым, но если моя воля помочь тебе и поддержать тебя, если моя любовь — действительные силы в этом мире, то знай и помни, что они всегда около тебя, окружают тебя, и пользуйся этими силами, сколько тебе нужно, все равно, их не исчерпаешь, - из письма Шпета дочери Маргарите Поливановой. 23 мая 1936 года.

Известно, что Густав Шпет надеялся получить здесь преподавательскую работу. Тем более, что в 1917 году он получал предложение возглавить в Томском университете кафедру философии и логики, но тогда отказался. А в 1936 году принимать на работу ссыльного вуз не стал.


 В Томске он встречался с другим ссыльным — драматургом Николаем Эрдманом. «Когда Эрдман покинул Томск, Шпет надеялся, что его примут в наш драматический театр на место Эрдмана — руководить литературной частью, но и туда его не приняли», — говорит Ханевич.

Золотая моя, твое коротенькое пребывание здесь сильно изменило всю мою психологию: я все время очень конкретно чувствую тебя здесь; от этого грустнее и как-то приятнее; в места, где мы успели побывать, как-то особенно «тянет»,— они приобрели для меня новый смысл. Это было и в Енисейске после твоего отъезда, потом осенью, и в особенности снег, все закрывший, так изменил все «места», что я уже воспринимал их без тебя. Так сперва было и здесь: ты далеко, это — не твое, тебя нет; теперь совсем другое дело! А вывод простой: без тебя ничего нет, и без тебя я ничего не хочу,— придумывай, что хочешь, чтобы быть со мною; на другое ни на что я не согласен. Вот и все! - из письма супруге Наталье Шпет, 26 мая 1936 года.

В ссылке Шпет не оставлял работу. Именно в Томске родился его перевод «Феноменологии духа» Гегеля. Известно, что эту работу по переводу предлагали тогда другим отечественным специалистам. Но они отказались. Ссылаясь на то, что лучше Шпета с этим никто не справится. Надеялись как-то помочь ссыльному коллеге. 


«С ним заключили с ним договор на перевод книги. Рукописные переводы он отсылал жене почтой в Москву, жена печатала их на машинке и отдавала в издательство. Там перевод был издан в 1959 году, но уже без упоминания фамилии Шпета», — рассказывает Василий Ханевич.

Десять лет без права переписки

Сумерки, состояние невыносимое... Хотел выпить сливок,— почти невозможно: комок к горлу, и проглотить невозможно; сливки особенно напоминают о тебе... С утра встал с трудом в 12 1/2, весь разбит. Твои письма поддержали. <...> Курю меньше, чем вчера, но больше, чем при тебе. Пробовал лечь — невозможно: такая тягота душевная... И мальчишка разошелся, а я каждый звук слышу обостренно... Долго не было света, я зажег свечу... и опять комок к горлу!.. Делать ничего не могу, все валится из рук... Могу только писать тебе: за этим занятием мог бы проводить все свое время! <...> Прошелся в уборную; когда вернулся и вошел в другую комнату, так сжалось сердце, что остановился у порога... Вспомнил, как мама стояла у порога моей опустевшей комнаты, когда я ушел от нее (я видел в окно со двора). Если нам суждено еще увидеться, не бросай больше меня!.. Не знаю, доживу ли я еще до одной встречи с тобою, но если доживу, то больше разлуки не вынесу, сознательно!  - из письма супруге Наталье Шпет, 22 октября 1937 года.

В 1937 году, 27 октября Шпета арестовали повторно.

Расстрелянный по разнарядке
Фото: с сайта nkvd.tomsk.ru

Еще один день ушел, а что впереди, все не видно... Проснулся в 9, мальчишка шумел, но, должно быть, подтолкнуло и ожидание телеграммы. <...> У нас зима настоящая; этот снег уже не сойдет. В комнате пока тепло; запотело,— значит, всегда будет замерзать,— только одно окно, которое возле стола с ящиком. Да, я в первый же день «переставился»; вместо: <рисунок> теперь: <рисунок> (так что твоя карточка теперь прямо перед моими глазами). На столе появилась (откуда-то!) твоя карточка кругленькая... Ночью, при электричестве ты на стене особенно хорошо и ярко видна. К сожалению, света-то этого до сих пор нет, хотя объявление в газете сообщало — 25-го в 8 ч. Душевное состояние все то же, но расписывать не хочу, нового ничего не сообщу. В добавку ко всему боюсь, судя по сегодняшней телеграмме,— присоединится еще беспокойство по поводу неясных и неполных информации о московских делах. Люблю изо всех сил. Твой. - из письма супруге Наталье Шпет, 26 октября 1937 года.

 В обвинительном заключении от 2 ноября сказано:

Шпет активно участвовал в контрреволюционных сборищах, на которых обсуждались вопросы вооруженной борьбы с существующим положением. Открыто высказывал террористические настроения против руководителей партии и правительства. Восхвалял монархический строй и его порядки. Распространял контрреволюционные вымыслы о уже начавшейся войне и первых поражениях в ней Советского Союза.

На основании этого Шпета обвинили в то, что он «Является одним из активных участников кадетско-монархической повстанческой организации в Томском, Асиновском и других районах Запсибкрая, которая готовилась к вооруженному восстанию против советской власти <...>, т. е. в преступлении, предусмотренном ст. 58-2-10-11 УК РСФСР».


На основании изложенного Шпета осудили. А уже 16 ноября расстреляли.


Родным сообщили: «десять лет без права переписки». Только в 1956 году философа реабилитировали. Вдова получила справку о том, что «дело прекращено за недоказанностью состава преступления». «На момент ареста и привлечения к уголовной ответственности органы НКВД не имели компрометирующих материалов. Обвинение было построено только на признательных показаниях, а других объективных материалов в деле нет». «Дополнительной проверкой материалов дела установлено, что Шпет был арестован по непроверенным данным...». Тогда же жена философа получила фальшивое свидетельство о смерти в Томске в 1940 году от воспаления легких.


До 1989 года эта версия считалась официальной. Только в 1989 году родные узнали о судьбе Шпета из архивных материалов.

Расстрелянный по разнарядке
Фото: с сайта nkvd.tomsk.ru

Страшная шапка и наперсток, который дал путевку в жизнь

Когда об этом стало известно, в Томск не раз приезжали дочь Шпета Марина Густавовна и внучка Екатерина. Именно они передали томскому музею личные вещи Густава Шпета.

«Каждая вещь имеет свою значимость. Например, печатная машинка «Ундервудъ» принадлежала Шпету, была арестована в 1935 году. Эта машинка, на которой работал Шпет. Наверное, для любого ученого его работы и его рабочий инструмент, был одной из главных вещей», — говорит Василий Ханевич.

Фото с сайта nkvd.tomsk.ru
Фото с сайта nkvd.tomsk.ru
Фото с сайта nkvd.tomsk.ru
Фото с сайта nkvd.tomsk.ru
Фото с сайта nkvd.tomsk.ru
Фото с сайта nkvd.tomsk.ru

В экспозиции есть тарелка, расписанная гжелью. «Шпет вначале был выслан в Енисейск, там он приобрел расписанную гжелью тарелку. Она сохранилась в его семейной коллекции, а теперь передана нам. Наверное, о чем-то говорит то, что у нас есть любимый подстаканник Шпета», — продолжает Ханевич экскурсию.

Расстрелянный по разнарядке

А с эта шапка — свидетельство трагедии. У Шпета и его родных была договоренность, что если Густава Густавовича арестуют в Томске, то его соседи по дому, в котором он жил на переулке Колпашевском, 9 (сейчас пер. Рузского), должны дать телеграмму: пришлите шапку. О последнем аресте Шпета родные узнали из телеграммы про шапку.

Расстрелянный по разнарядке
Расстрелянный по разнарядке

Думаю, один из самых важных Для Густава Шпета предметов — наперсток его матери. Он всегда лежал на его рабочем столе. Вообще Густав Шпет рос без отца, его воспитывала мать Марцелина Шпет — польская дворянка, родившая ребенка вне брака. Только благодаря ее усилиям Густав Шпет получил образование: сначала учился в гимназии, а затем поступил в университет. Она была швея, и как писал сам Густав Шпет, этим наперстком она дала ему путевку в жизнь., — говорит Василий Ханевич.

Расстрелянный по разнарядке

Есть среди экспонатов выставки кольцо для салфетки с инициалами НШ, то есть Наталья Шпет, жена Густава Густавовича.

Расстрелянный по разнарядке
Расстрелянный по разнарядке
Расстрелянный по разнарядке
Расстрелянный по разнарядке
Расстрелянный по разнарядке
Расстрелянный по разнарядке
Расстрелянный по разнарядке
Расстрелянный по разнарядке
Расстрелянный по разнарядке
Расстрелянный по разнарядке
Расстрелянный по разнарядке

В 2012 году в Томске побывала известный российский кинодокументалист Елена Якович. Здесь она снимала фильм, за основу которого взят монолог дочери Шепта Марии Густавовны, которая рассказала о своем отце и о собственной жизни длиной почти в век (она родилась 31 мая 1916 года, а ушла из жизни 16 января 2017 года).


Во время визита Елена Якович была гостем Юлии Мучник в студии телекомпании ТВ2.


Память о Шпете в Томске хранят и благодаря проведению международных конференций «Шпетовские чтения», на которые собираются ученые со всей страны и из-за рубежа. На данный момент в Томске прошло шесть таких конференций. Бессменным вдохновителем и организатором «Шпетовских чтений» была философ Ольга Мазаева. В июне 2017 года она ушла из жизни.

Расстрелянный по разнарядке

Первая конференция была еще в 1991 году. Последние на данный момент чтения прошли в июне 2015 года. Предлагаем вспомнить, как это было.

В 1989 году на доме, где жил Шпет, установили первую в СССР мемориальную доску. В 2002 ее украли.  Потом заменили новой.
В 1989 году на доме, где жил Шпет, установили первую в СССР мемориальную доску. В 2002 ее украли. Потом заменили новой.

Выставка в мемориальном музее «Следственная тюрьма НКВД» продлится до середины января. Возможно, ее продлят.

Справка


Густав Шпет родился 27 марта 1879 в Киеве. Мать его была из семьи небогатых польских дворян, зарабатывала на жизнь шитьем. Шпет окончил гимназию и историко-филологический факультет Киевского университета (1905). С 1907 года жил в Москве, занимаясь преподавательской деятельностью, с 1910 — приват-доцент, с 1918 — профессор Московского университета.


В 1923 — 1929 годах — вице-президент Российской академии художественных наук. Вел научные исследования по теории познания, логике, психологии, философии языка, этнологии, эстетике, герменевтике, истории русской философии, культуре, литературе и театроведению.


После «чистки» и закрытия академии Шпет сотрудничал с издательством Academia, занимался переводами произведений английской, литературы.


В 1935 по сфабрикованному делу об антисоветски настроенных бывших сотрудниках академии художественных наук Шпет был арестован. 16 ноября 1937 года расстрелян в Томске. По новому делу: об участии в кадетско-монархической повстанческой организации.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?