«Причинение смерти по неосторожности»: две разных экспертизы от одного врача

Ольга Орехова добивается пересмотра приговора для Юрия Алипова, виновного в смерти ее брата Игоря Мурзина. Длится это второй год. Хотя Алипов раскаялся в содеянном и уже отбыл наказание — на год ему запретили выходить из дома с 23:00 до 6:00. То есть наказание заключалось в том, что ночевать он должен был дома. И выплатить 300 тысяч рублей моральной компенсации родственникам погибшего. Решение суда, в основу которого легла судебно-медицинская экспертиза, сестра погибшего считает несправедливым, а заключение эксперта абсурдным.

Ольга Орехова
Ольга Орехова

24 июля 2017 года возле круглосуточного магазина в поселке Зональная станция один мужчина ударил другого. Этому предшествовала словесная перепалка. Мужчина упал, ударился затылком об асфальт и потерял сознание. Через две недели 42-летний Игорь Мурзин умер в больнице от последствий черепно-мозговой травмы. На следующий день после смерти, 7 августа 2017 года, Владимир Розенталь из Томского бюро судебно-медицинской экспертизы установил, что Игорю Мурзину сломали височную, левую теменную и затылочную кости «ударом твердого тупого предмета». Врач также допустил, что погибший мог получить травму, ударившись затылком об асфальт.


Следственный комитет возбудил дело по статье 111 УК РФ — «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего». Максимальное наказание по данной статье — 15 лет лишения свободы. Но через месяц следователь назначил дополнительную экспертизу и поручил ее тому же эксперту. В ней Владимир Розенталь как основную версию получения травмы указал уже удар затылком об асфальт. «Образование травмы от удара кулаком» медик счел вдруг маловероятным.


111-я статья после этого сменилась на 109-ю, более мягкую — «Причинение смерти по неосторожности». Юрий Алипов написал явку с повинной, сотрудничал со следствием и в итоге получил достаточно мягкий приговор, без лишения свободы.

Магазин, возле которого Юрий Алипов ударил Игоря Мурзина
Магазин, возле которого Юрий Алипов ударил Игоря Мурзина

Игорь полтора дня дома пролежал. Я понять не могла, что с ним случилось, — вспоминает сестра Игоря Ольга Орехова. — Мы жили в одном доме, но на разных этажах. Утром племянник разбудил, сказал, что папа не в порядке. Я зашла, а его рвет. И запах перегара стоит. Решила, что алкоголем отравился, начала отпаивать бульончиками. Брат в полубреду был и не мог объяснить, что с ним случилось. Предлагала позвать врача, но Игорь отнекивался. Говорил, что отлежится и работать пойдет: у него заказ был на сварку ангара. Узнала я о случившемся только когда зашла в наш магазин: продавцы спросили, как брат себя чувствует. После этого, конечно, сразу «скорую» с мужем вызвали и отправили Игоря в больницу.

В больнице скорой медпомощи Игоря Мурзина поместили в отделение нейрохирургии. Врачи диагностировали перелом височной, теменной и затылочной костей. 


«Гематомы были небольшие, и врачи сначала решили, что оперировать не стоит, — продолжает сестра погибшего. — Положили брата под капельницу. В больнице сознание у него то появлялось, то исчезало. Игорь меня не узнавал, капельницу называл «больничкой». Понимал, что происходит, но объяснить ничего не мог».


Под капельницей Игорь Мурзин лежал больше недели. Потом у него начался отек мозга. Врачи пытались его спасти и провели операцию, но Игорь, не приходя в сознание, скончался в отделении реанимации. 

Игорь Мурзин с одним из троих детей
Игорь Мурзин с одним из троих детей
Фото: предоставлено Ольгой Ореховой

Рецензия на экспертизу 


«Судмедэксперт Владимир Розенталь во второй экспертизе решил, что височная и теменная кость могли сломаться после падения на затылок, — возмущается Ольга Орехова. —Я проконсультировалась со знакомым военным врачом. Он сказал, что просто от падения получить такие переломы невозможно. Это абсурд, кости в черепе ведь не сросшиеся! Даже если бы затылочная от падения на асфальт сломалась, височная и теменная кости остались бы целы».


Ольга Орехова заказала рецензию на экспертизу в частном Международном бюро судебных экспертиз оценки и медиации (МБЭКС) в Новосибирске. В их рецензии говорится, что заключение Владимира Розенталя составлено «с нарушением императивных требований законодательства об экспертной деятельности». В нем, утверждают сотрудники МБЭКС, «отсутствует научное обоснование выводов» и приводятся неполные сведения о состоянии погибшего. Другой ответ составители рецензии дают и на вопрос о том, как погибший получил черепно-мозговую травму. 


«Экспертом указывается, что закрытая черепно-мозговая травма у Мурзина И. Г. образовалась «от минимум однократного воздействия твердого тупого предмета», при этом не указывается место приложения травмирующего воздействия, а в обоснование данного вывода указывается, в том числе, наличие «кровоизлияния в мягкие ткани головы левой лобно-теменно-височно-затылочной области». Однако наличие указанного кровоизлияния в данных анатомических областях <...> свидетельствует о причинении указанной травмы в результате не менее чем от двух травмирующих воздействий в указанные анатомические области», — гласит текст документа.


То есть его, скорее всего, ударили в левый висок.

Ольга Орехова держит в руках материалы дела и ответы на обращения
Ольга Орехова держит в руках материалы дела и ответы на обращения

С выводами рецензии согласуется мнение врача-нейрохирурга Больницы скорой помощи Дарьи Турунбаевой, которая пыталась спасти Игоря Мурзина: на допросе медик говорила, что погибший мог получить травму «вследствие удара кулаком в теменно-височную область слева».


Ольга Орехова надеялась, что рецензия поможет ей добиться назначения третьей, окончательной, экспертизы. Ходатайствовала о приобщении рецензии к делу, но суд отказал — на том основании, что уже есть две экспертизы. После отказа Ольга обращалась в генеральную и местную прокуратуру, но ведомство нарушений в решении суда и заключении эксперта не увидело. 


Редакция ТВ2 связалась с руководством Бюро судебно-медицинской экспертизы Томской области. В бюро рассказали, что с претензиями на заключение врача Владимира Розенталя Ольга Орехова могла обратиться в само учреждение и не заказывать платную рецензию в частном бюро. 


«Если вы говорите о рецензиях на заключения экспертов, хлеб специалистов в том и состоит, чтобы выискивать в заключениях нарушение, — прокомментировал ТВ2 заместитель начальника по экспертной работе Алексей Андреевич. — Кому платят деньги за поиск ошибок, тот эти ошибки, вероятнее всего, найдет. Пусть даже если они носят технический характер и ни на что не влияют. У нас в бюро действует комиссия по контролю качества судебно-медицинской деятельности. Граждане обращаются с несогласием на решения экспертизы, мы рассматриваем эти обращения вместе с экспертизами и отвечаем на доводы обратившегося. Также с заключением можно обратиться в правоохранительные органы, они могут назначить дополнительную экспертизу в другом бюро. Претензии к любой деятельности бывают, в том числе и к медицинской. А люди на то и люди, чтобы относиться к этому эмоционально, поэтому претензии часто не имеют под собой технического обоснования».


«Встал в боксерскую стойку, то есть сжал обе руки в кулаки»


Внести ясность в случившееся у круглосуточного магазина могли показания свидетелей по делу о смерти Игоря Мурзина, но они противоречат друг другу. Показания давали несколько человек: пятеро приятелей осужденного Юрия Алипова, продавщица магазина и врач-нейрохирург, лечивший погибшего в Больнице скорой помощи. Давал показания и сам Юрий Алипов. Связаться с ним лично нам не удалось. Поэтому мы публикуем его показания из материалов дела.


По словам Юрия Алипова, около полуночи он с пятью друзьями зашел в магазин и купил несколько бутылок пива. Сделал два глотка и больше не пил. Пиво пили его друзья возле магазина. Через «час-полтора» к ним «вплотную» подошел пьяный Игорь Мурзин и сразу же «влез в разговор». Кто-то из друзей Юрия попросил Игоря отойти, и тот ушел. Но через полчаса Игорь вернулся, снова влез в диалог, попытался выхватить у кого-то из друзей Юрия пиво и начал ругаться матом. Между Юрием и Игорем началась потасовка, но их развели в разные стороны. 

Мурзин И. Г. предложил мне отойти  в сторону и поговорить, после чего он спустился с крыльца и отошел на два метра, — рассказывал Юрий Алипов на допросе. — Я тоже спустился с крыльца и подошел к Мурзину. Расстояние между нами было около одного метра. Мурзин стоял лицом к крыльцу, а я спиной. Как только я подошел к Мурзину, то он встал в боксерскую стойку, то есть сжал обе руки в кулаки и держал их на уровне груди-лица, точно не помню. Мурзин сделал в мою сторону один шаг, держа руки в вышеуказанной стойке, после чего я нанес ему один удар кулаком правой руки в челюсть. От данного удара Мурзин сразу упал назад на землю.

Свои действия Юрий Алипов объяснил опасениями — увидел в действиях Игоря Мурзина угрозу и решил обороняться. Но продавец магазина Светлана Тимофеева утверждает, что угрозы Игорь не представлял и не вставал в боксерскую стойку, а «отойти» ему предложил сам Юрий. На всех допросах она утверждала, что Юрий ударил Игоря в область левого виска.

Продавец магазина Светлана Тимофеева показывает место, где Юрий Алипов ударил Игоря Мурзина
Продавец магазина Светлана Тимофеева показывает место, где Юрий Алипов ударил Игоря Мурзина
Фото: взято из материалов уголовного дела

Суд к показаниям Светланы отнесся критически. Решено было, что она могла уйти в магазин и не увидеть часть конфликта. Показания же пятерых друзей Юлия Алипова суд счел более надежными. Хотя про боевую стойку Игоря Мурзина и то, что Юрий ударил мужчину в челюсть, в суде говорили лишь двое. Еще двое сказали, что не видели момент удара и не слышали предшествовавший ему разговор. 

На один год Алипову запретили выходить из дома с одиннадцати вечера до шести утра,  — возмущается Ольга Орехова. — Но, извините, я тоже в это время из дома не выхожу. Я подавала на апелляцию, но приговор не пересмотрели. Кассационную жалобу я тоже хочу подать, но пока откладываю. Жду реакции на свои жалобы из прокуратуры. Боюсь, что если сейчас приду с заявлением, то у меня его просто не примут. А если даже после кассации приговор оставят в силе, то буду обращаться в Верховный суд.

Может ли рецензия на судмедэкспертизу стать основанием для проведения дополнительного исследования или пересмотра решения суда? Отвечает адвокат Андрей Миллер. 


«Действующая правоприменительная практика пока не приемлет как доказательство рецензии на заключения судебных экспертиз, — комментирует Андрей Миллер. — Положения уголовно-процессуального кодекса предусматривают возможность назначения повторной, дополнительной или комплексной, комиссионной экспертизы. Это право можно реализовать на стадии досудебного производства и в суде первой инстанции. В исключительно редких случаях — в суде апелляционной инстанции, если установлены нарушения и идет пересмотр дела. Суд апелляционной инстанции при отмене приговора с возвращением уголовного дела на новое рассмотрение или возвращении прокурору ограничен в правомочиях по оценке доказательств. Но основаниями отмены или изменения приговора судом апелляционной инстанции являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые повлияли или могли повлиять на вынесение законного судебного решения. То есть конкретные судебные ошибки. Приложение указанной рецензии к кассационной жалобе вряд ли позволит добиться желаемого результата, ведь и суд кассационной инстанции ограничен в правомочиях по оценке доказательств».


Так же, как говорит Андрей Миллер, пересмотреть приговор в кассационном порядке, ведущем к ухудшению положения осужденного, возможно лишь в течение года после вступления приговора в законную силу. Этот срок в данном деле пока не прошел.

И необходимо факт судебной ошибки доказывать путем прохождения всех предусмотренных уголовно-процессуальным кодексом инстанций, — резюмирует Андрей Миллер. — С акцентом как на описанную в статье судебную ошибку, так и на наличие оснований для возвращения уголовного дела прокурору, если такие имеются. В складывающейся ситуации переквалификация вследствие устранения ошибки возможна только на стадии досудебного разбирательства. Но всегда есть иной вариант развития событий и защиты прав потерпевшего: доказательство дачи экспертом заведомо ложного заключения и пересмотр приговора по вновь открывшимся обстоятельствам.

Подробное разъяснение адвокатом положений закона редакция ТВ2 передала Ольге Ореховой.


Ждем от вас новые темы в рубрику «Знай свои права» по адресу portaltv2@mail.ru. Либо по телефону: 541-901. Мы будем проводить расследования, а томские юристы, правозащитники — консультировать по различным вопросам.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?