Экспедиция ТВ2
Потомственный казак. Недорого
За 200 рублей в казачьей лавке можно приобрести знак отличия «Потомственный казак». За 600 рублей — крест «За казачий поход». Любо это или нет — в поисках ответов мы отправились в Ростовскую область.
В этот блог-тур отправились журналисты из разных регионов: Псков, Оренбургская область, Москва, Томск… С собой у нас был собственный казак: Павел Гнилорыбов. Живет он сейчас в Москве, но уроженец Ростовской области. Мы побывали в Ростове-на Дону, в Старочеркасске, Новочеркасске, станице Раздорская, на хуторе Коныгин… Павел был единственным, кого по внешнему виду можно было идентифицировать как казака.
Говорят, что в 2010-е годы в ростовских ЗАГСах в свидетельствах о рождении начали вписывать в графу национальность у родителей «донской казак» или «казачка».
Цифры: В переписи населения в 2002 году казаков было 140 028 человек. В 2010 году в два раза меньше: 67 573. Найти казаков в переписи можно не как отдельный народ, а только как подраздел в графе «русские».
Кто такие казаки сегодня? Народ или ряженые? Титушки или что тогда они делают на митингах? Нужна ли казакам для существования высшая цель или и так сойдет?
День 1. Павел Гнилорыбов вводит нас в курс дела в Новочеркасске. Сейчас это центр казачества Ростовской области.

Сразу уточним, редакция ТВ2 ответственности за услышанное не несет.
— Моя фамилия имеет очень небольшой ареал, примерно 15 на 15 км. Мои папа и мама являются шести- или семиюродными родственниками. Фамилию я получил в середине XVIII века. Она формировалась как прозвище. То есть настоящей фамилии своих предков я не знаю. В середине XVIII века один из моих предков решил закупиться на Азовском море таранькой и свезти ее на осеннюю ярмарку в родную станицу. Рыба не доехала. Я считаю это весьма милой локальной историей. И ни за что такую фамилию менять не буду. Гнилорыбовых — тех, кто носит эту фамилию, я знаю порядка 20-25 человек.

У казачьих станиц, кстати, тоже была система прозвищ. Это явление не знакомо центральной России. Прозвище станице давалось по какому-нибудь поступку ее уроженца. Например, у соседней с моей родной станицей — Каменской — было прозвище «Сучка в башлыке щенилась». Какой-то офицер Каменской станицы на очередной войне подобрал щенка, и война шла так долго, что щенок вырос и успел потомство принести. И в строю могли спросить: вы какой станицы? Сучка в башлыке? — Так точно, ваше благородие!

У еще одной станицы было прозвище Бугаи. Однажды жители станицы в XIX веке выехали встречать важного церковного чина — архиерея. Как в степи понять, что кто-то едет? По пыли. Увидели, что пыль поднялась в верстах трех — значит, едет. Начали звонить в колокола, думали, что архиерей. А оказалось, что бугай отвязался и отправился в коровье стадо. Вот и запомнили, что бугая встречали как важного церковного чиновника. В итоге станицу так и назвали Бугаи.
В Новочеркасске мы посетили музей и казачью лавку.
— Казаки очень любят опираться на закон о репрессированных народах, который принят еще при Ельцине и наряду с депортированными при Сталине народами включал и казаков. Правда, в самом законе казаки через тире обозначены как социально-этническая общность.

Если говорить о политике расказачивания, многие склонны называть это геноцидом, но скорее это этноцид. Казаки одними из первых в советской России подверглись преследованию. Есть знаменитая директива 1919 года оргбюро КЦ РКПБ о расказачивании (уничтожение середняков, казаков, белогвардейцев полностью). Подписал ее Яков Свердлов, поэтому его не очень любят на Дону. И там, где глава района или поселения страдает казачеством головного мозга, в хорошем или плохом смысле, то улицу Свердлова или Свердловский район могут и переименовать. В этом году этой директиве было сто лет. И в Ростовской области неожиданно на государственном уровне (я думал, будут молчать) Всевеликое войско донское широко отметило эту дату. Панихидами и уроками в школах.

С этой датой связан и самый массовый флешмоб с аватарками, который существует в казачьей среде: в конце января все ставят лазорики — тюльпаны в окружении тернового венца.
Недавно создано Всероссийское казачье войско. В 2020-2021 годах на него будут выделяться большие деньги. Тем самым казаки, которые согласились остаться в реестровых организациях, окончательно начали свой путь в бездну. Реестровые — это все, кто пожелал вступить в организацию, независимо от того, были предки казаками или нет. Если посмотреть на состав — в основном там отставные полицейские, отставные МЧСовцы, люди в камуфляже любого вида, люди с травмами, прошедшие через горячие точки. Очень многие казаками становились постфактум — в Чечне, Сербии, в Абхазии, Приднестровье.
Говорят, казаки не любят, когда женщины носят папахи и когда ведущий Дмитрий Дибров, который, по их мнению, казаком не является, надевает казачью форму.
Факты: ВКонтакте есть группа «Всеказачий театр драмы и комедии». Задача группы — «борьба с проявлениями глупости, идиотизма, шизофрении в казачьем народе».
Про меня в этой группе, кстати, тоже есть, — говорит Павел Гнилорыбов. — За поддержку ЛГБТ. Казак ведь, естественно, не может поддерживать геев и лесбиянок.
Казаки - народ суровый, у них даже урны в форме пушек
Самый известный факт из новейшей истории Новочеркасска:

«Новочеркасский расстрел» — события, произошедшие в городе Новочеркасске Ростовской области 1-2 июня 1962 года в результате забастовки рабочих Новочеркасского электровозостроительного завода и других горожан. Забастовка была вызвана повышением цен на продукты и низкими зарплатами.

Выступление было подавлено силами армии и КГБ СССР, а вся информация о новочеркасских событиях, в том числе о количестве жертв и раненых, была засекречена. По официальным данным, частично рассекреченным только в конце 1980-х годов, при разгоне демонстрации было убито 26 человек, еще 87 человек получили ранения. Семерым из «зачинщиков» забастовки были вынесены смертные приговоры, и они были расстреляны, остальные получили длительные сроки лишения свободы. В 1996 году все осужденные были реабилитированы.

На площади у здания, где была администрация и где в июне 1962 года собралось больше тысячи человек, установлена памятная табличка.
— Вот я закончил казачий класс, — у Павла Гнилорыбова мама работала в образовании. — У нас этнический компонент исчерпывался основами православной религии и часом краеведения в неделю. Сейчас есть даже казачьи детские сады. Это все добровольно-принудительно. Большинство родителей соглашается, когда школа меняет вывеску. Обычно школе, которая выбирает казачий профиль, сыпятся какие-то плюшки, типа пластиковые окна, сигнализация вне очереди. За счет перераспределения скудных ресурсов. И кто-то даже возит за 30-50 км в такую казачью школу, где лучше материальная база.

Тем более что в большинстве наших станиц личная семейная память в основном исчерпывается тем, что помнят предков со времен войны, а до этого имеют лишь смутное представление, что были какие-то казаки — лихие люди, которые пили самогон, гарцевали, звали какую-то Любу, бывали наездами в Европе.

Обычно в таких казачьих школах педагоги проходят курсы переаттестации, и все. Я сталкивался со случаем, когда педагог не мог объяснить, что такое Троица. Это краеведение, плюс православие, плюс автомат Калашникова. И плюс фланкировка. Но никогда казаки фланкировкой не увлекались. А сейчас фланкировка ставится чуть ли не в первый ряд. Если юноша это умеет, у него будут хорошие оценки, потому что его можно поставить в первый ряд фольклорного ансамбля. Ростовские и кубанские фольклорные ансамбли — это отдельная степень умопомешательства. Три четверти из них основаны не на фольклоре, а на современных песнях.
Это работа для галочки. А что ты сделал для патриотического воспитания? — А я 40 казачьих классов открыл!
В клипе певца Евгения Титова про нас, журналистов, можно послушать, как звучит казачий говор.
— Из хорошего я могу все-таки отметить рост числа людей, которые являются носителями казачьего самосознания, — добавляет ложку меда Павел Гнилорыбов. — Та же лаборатория казачества, существующая при Южном федеральном университете. А еще в Ростовской области существует около 15 ателье женской казачьей моды и не менее 10 мужской. Вот я отправил мерки и шью себе казачьи рубахи в Ростове и Волгограде. Есть мастерские по производству местных курительных трубок. Все пока в зачаточном состоянии. Но после того как народ был выкошен сначала бурей, а потом псевдоренессанцем, я это воспринимаю как здоровые ростки.

НО...

Есть Всевеликое войско донское, есть Союз воинов-казаков зарубежья. Есть казаки-сталинцы. Есть казачья контрразведка. Есть движение восстановленных станиц по типу восстановления СССР...
Если вы чувствуете, что в вашей жизни не хватает драйва, вы объявляете себя межгалактическим казаком и начинаете выпускать заявления и рассылать пресс-релизы. И часть СМИ напишут об этом на полном серьезе.
День 2. В нашей гостинице открылась Всероссийская конференция по вопросам гражданского и патриотического воспитания. Организатор — "Объединенный центр казачьего образования".
Но мы ее пропустили.

По программе конференция по патриотизму должна была длиться три дня. Думали посетить ее позднее, но на второй день она куда-то исчезла. Еще не зная, что в итоге не сможем на нее попасть, мы отправились гулять по Ростову-на-Дону. У меня это была вторая поездка в данный регион. И с первой осталось замечательное интервью о казачестве (в смысле интервью замечательного рассказчика) Татьяны Абрамовой — ученого секретаря Ростовского музея краеведения.
— То что казаки — это не народ, однозначно. Это была изначально мужская община. Сюда в конце XV - начале XVI века на чистое поле, которое располагалось южнее границ Российского государства, сбегались люди разных национальностей, разных социальных слоев. Сначала это были небольшие городки, достаточно разрозненные. Но со временем образовалась военно-политическая организация — войско донское, которое было самоуправляемым. Там была законодательная власть — войсковой круг. И исполнительная власть — атаман и его два помощника — есаула. Эту самоуправляемую общину Карл Маркс назвал христианско-демократической республикой.

От каждой станицы выбирались на круг представители. Это были исключительно мужчины. Они на круге выбирали атамана. Который не должен был быть моложе 18 лет, требовались доблесть, храбрость и т. д. И еще нужно было быть относительно грамотным для того, чтобы исполнять присланную на Дон в 1570-м году грамоту, которая считается официальной датой образования войска донского. После этого сюда стало присылаться жалование. Жалование представляло собой зерно, соль, вино, порох, селитру. И уже государевы казаки стали ходить в походы. Иногда не ставя государство в известность о своих планах. Что-то они привозили с походов. Это была их добыча. Налоги с этого никуда не платили. На кругу и делили добычу, или дуванили, как говорили здесь, на Дону.

Стали привозить из этих походов также жен — иностранок. Большим спросом пользовались польки, гречанки, турчанки, черкешенки. И есть даже такие документы, а казаки доходили до Константинополя, что султан при приближении казачьих стругов — судов — отдавал приказ вывозить свои гаремы вглубь страны.
Ростов-на-Дону
Продолжаем рассказ Татьяны Абрамовой:

— В XVII веке казаки начали различаться в культуре. Верховые (в верховьях Дона), которые пополнялись за счет великорусского населения. И низовые (в низовьях Дона), которые пополнялись в том числе за счет пленных и пленниц, и они были многонациональными. Различались эти казаки и говором, и бытовой культурой, и костюмами.

Дальше с укреплением атаманской власти, несмотря на все демократические традиции, были случаи передачи власти от отца к сыну. Были случаи захвата власти в атаманском войске. И распределение добычи стало производиться не на равных. Появились казаки домовитые — богатые и голутвенные, голытьба — бедные. Между ними стали происходить стычки и разногласия. Этим воспользовался Степан Разин, потом Кондрат Булавин, а затем Емельян Пугачев. Все они были донскими казаками. После ряда восстаний Петр Первый отменил выборы казаков и стал их назначать. Что привело к подчинению войска донского центральной власти. И с 1722 года казаки в обязательном порядке принимают участие во всех войнах, которое вело русское государство.
У казаков объединяющим началом была служба. Ведь были казаки – калмыки, у которых были хурулы и ламы. Были казаки – татары. Даже в станице Старочеркасской была татарская слобода. Была мечеть и говорили они по-татарски. Очень многие донские казаки знали татарский язык. Наши «татарове» — так говорили. К ним и калмыкам была только одна просьба — в пределах Дона коней для еды не покупать. Потому что конь — это друг, брат, это стратегическая и тактическая сила. Поэтому они уезжали куда-нибудь в Воронеж, покупали там себе лошадку и кушали.
— В уставе было записано, что когда православные казаки крестятся, остальные стоят смирно и просто на согнутой левой руке держат головной убор. Никто православную веру насильно принимать не заставлял.

У нас же раньше чуть ли не каждый год Россия с кем-то воевала, и казаки воевали, за что милостями были осыпаны. Не за высокий урожай или там воспитание детей. Это все на долю казачек приходилось. Были очерки географии народов России 1802 года профессора Зябловского. И там есть раздел "Донские казаки". И вот там было написано — основным занятием мужчин у казаков была военная служба. Одной строкой, и дальше на трех страницах: а пока мужчина воюет, казачка шьет, вяжет, моет, парит, жарит, воспитывает детей, одевает, сельским хозяйством занимается. А когда казаки не воюют, они рассуждают о бренности военной службы. Сейчас у современных казаков мало возможностей для самореализации.

— А про сибирских казаков можете что-нибудь рассказать?

— Ой, помню пришло к нам в музей письмо из Сибири. Пишет женщина: прошу сообщить мне настоящее имя Ермака, потому что мамка у меня красивая и скрывает от меня имя отца. Если его фамилия, кажется, она написала Оленин, то я, значит, мамку прижму к ногтю. С уважением, такая-то… Мы смеялись всем музеем.

Любимое слово у художника Максима Ильинова: ЛЮБО!
Максим Ильинов наполовину русский, наполовину казак. Но считает себя казаком. Он художник. Стиль: казачий поп-арт. Про Максима пишут, снимают кино.

— Я стал свою казачью культуру на зубок пробовать. Сначала рэп, группа «Атаманский дворец». Потом захотелось попробовать казачий поп-арт сделать. 20 тысяч открыток сразу раскупили, обувь сделал казачьего поп-арта. Майка на мне. Обложки на паспорта тоже раскупили. Мы много что делаем. Казаки — это не нагайка и разгон Навального. А вот такое. Вот так любо!

Из работ Максима: Трамп в папахе. Полное название «Эх, повезло России с Доном. Дональд Трамп». «Спас нерукотворный», сделанный из более 80 тысяч деталей Лего, собранных ростовчанами. «Баклановский удар». Яков Бакланов — казак, у которого удар был такой силы, что он мог разрубить человека надвое. На картине у Максима Бакланов кулаком заехал супермену. При этом, как говорит Максим, супермен выглядит вполне довольным. И диптих: Царь небесный и царь земной (ну вы поняли о ком)...
— Казак — это национальность. Есть госслужба — это реестр, погоны, войсковой атаман. Там по уставу служить могут все: и осетины, и армяне, и калмыки. И сейчас некоторые просто запутываются. Какая-то провокация произошла, и говорят, что это казаки. Но не путайте госслужбу с народом. Вот у меня среди друзей нет ни одного на госслужбе.

Когда мы сделали клип про национальность «казак» перед переписью населения, так нас обвиняли, что мы чуть ли не на деньги Госдепа это сделали, что, мол, мы хотим расколоть русский народ, но это большая глупость.
26-я статья Конституции говорит, что у нас есть право на национальность. Пожалуйста, выбирайте сами, кем вы хотите быть. В национальность входит ведь не только генетика, но культурологическая составляющая. Вот ты, например, скажешь, что я эльф, а тот друид. Ну, мне приятно иметь друзей эльфов и друидов. И мне не нужно доказывать, почему ты эльф, а ты друид. Я буду просто с вами дружить и кайфовать от вашей культуры.
— Вот у русских сейчас проблема какая получилась. Мало того, что каких только политических взглядов у них нет: монархисты, либералы, софисты, онанисты, коммунисты. Плюс по вере там и православные, и язычники, и староверы, и Лао-дзы, буддисты, йога-шмога, атеисты — все что хочешь. Развал дичайший, только в плоскости русского языка и держится. Это не любо. А вот мы дорожим тем, что у нас такого глобального разделения нет.

У нас собираются семьи и решают: любо или не любо. Вот будет митинг — любо? Нет, не любо. Пошли получили трендюлей защитники. Где-то решили по-другому — ну хорошо. Мы же живем в демократичной стране. Вот когда приезжала украинская группа «Казаки» — педики, они еще и приехали в армянский район. И потом спрашиваю: а почему была такая реакция? Ну, братцы, вы наступили на все грабли. Ну выловили всех, отменили концерт, запаковали и отправили обратно. Я вам рассказываю, как было решено на кругу. Остальные артисты выступают, все хорошо. Последний раз на кругу мы решали: освещался Собор, как мы туда пойдем. Не обязательно мы собираемся лично, по интернету договариваемся. Я обычно по звонку.

У нас нужно сделать дело, раз выбрали походного атамана. Вот я сейчас походный атаман казачьих игр — Шермиции.
День 3. Станица Старочеркасская, Раздорская и хутор Коныгин
Из достопримечательностей Старочеркасской станицы отложилась в памяти цепь, на которой, как утверждают, в 1671 году содержался Стенька Разин. Чугунные ворота, что утащили на себе казаки, чтобы Азов турки не могли считать взятым. Ибо если не открыты ворота, то и крепость не сдана. И центральная усадьба бывшего атамана войска донского (XVIII век) Ефремова. Сейчас усадьбу по суду разделили между собой музей — Атаманский дворец и мужской монастырь. До революции там был монастырь женский.
Я может быть и пробежала бы мимо мужского монастыря, но настоятель, выглянувший из храма, поинтересовался, кто мы и откуда. Услышав, что я из Томска, ответил: а я из Томской области.

Оказалось, что Иеромонах Сергий — наместник Донского Старочеркасского Ефремовского мужского монастыря родом из Александровского. После армии полгода отработал в полиции города Стрежевой, а потом ушел в монастырь.

— Моя прабабушка Мария Крамер — ссыльная, скорее всего, из поволжских немцев. Я вот собираюсь съездить на родину и порасспрашивать поподробнее об истории семьи. А отец русский, с Дона, со Ставрополья, с этих мест. На север Томской области он уехал в советское время на заработки. Фамилия моя Коломиц — в Украине много таких фамилий.

Моя паства — это монашествующие и местные жители, но местных мало. Потому что казаков тут почти не осталось. Сейчас здесь в основном живут пришлые. А казаков, которые были в основном православные и четыре храма в станице в свое время построили, теперь тут нет. Переехали в Новочеркасск, рассеяны по донской земле.

— С музеем сейчас уже ничего не делим. Все суды прошли. Мы просили согласно современному российскому законодательству, чтобы РПЦ вернули здания, которые были до революции в собственности монастыря. И главное, храмы. А то в советские времена батюшка Архимандрит Модест приходил к Собору и покупал билетик, чтобы службу провести. Или ему говорили — нет, вы сегодня не будете служить, у нас мероприятие. И я до сих пор встречаю людей, которые считают, что храм должен быть памятником, и ничем больше. А я говорю, что столовая, чтобы кушать, гараж, чтобы там стояла машина, а храм, чтобы там молились. А не приходили и рассказывали: это икона такого века.

Интересуюсь у настоятеля: казаки — это народ?

— Я думаю, что они имеют право называть себя народом, если хотят. Но я считаю, что казаки — это часть русского народа. Вот украинцы тоже, как ни крути, это Русь, это русские люди. Я не мыслю Россию без Украины, как и Украину без России. И Белоруссию точно так же.

В религиозном же понимании во Христе народностей нет. Русский, китаец, японец, американец, грузин, армянин — разницы нет, если человек христианин. Мы все братья и сестры.
В станице Раздорская мы успели заскочить только в музей казачьего быта. У меня бабушка украинка, жила в Казахстане, и скажу, что ее дом от казачьего быта ничем не отличался.

А вот на хуторе Коныгин, в самом конце нашего пути, мы наконец-то нашли потомственного казака. Разводящего кур и индюков и живущего на зарплату дружинного казака —11 тысяч рублей. Сергей Абышкин — атаман хутора. Говорит, что на этой земле жили шесть поколений его предков. Разговор получился грустным.
— Как атаману, мне хотелось бы заниматься возрождением казачества, но не получается. Нас постепенно и медленно сливают наши власти. Мы нищие и босые. И такими мы им нравимся. Не нравимся, когда мы самостоятельные. Они хотят, чтобы мы строго выполняли их приказы, пожелания, были в подчинении. Но с властью никто сейчас ссориться не хочет.

— У нас на хуторе на данный момент 24 казака. Это не реестровые. А реестровым платят зарплату. У нас реестровых — дружина в районе около 30 человек. Сейчас зарплату подняли — 11 тысяч рублей. В обязанность дружины входит обеспечение порядка на церковных праздниках и на любых массовых мероприятиях. Митинги мы не разгоняли. Это не обязанность казаков вообще-то, не должно быть такого. Потому что мы все люди. Все живем на одной земле. И не все довольны тем, что сейчас происходит в нашей стране. Да и до митингов у нас не доходило, хотя возмущения были. Сейчас во всей стране такая политика, все экономят. У нас уже школы нет, ну, со школой проблема решается, более-менее детей возят в соседние станицы. А вот дошкольников возить отказываются. Мол, за свой счет сами возите. Куда мы только не писали, но нам отписки все приходили. Лет десять назад уж как закрыли детский садик.

Не получится ничего организовать, когда мы босы и голы. Даже форму в обществе казакам не на что приобрести. Мне форму выдали как дружинному.

— А у вас есть медали, ордена?

— Вот мой прадед под Бородино погиб. И записан на мраморной доске в Храме Христа Спасителя. А я не заслужил. Нет у меня медалей. А просто повесить — это бирюльки. Мне такие не нужны.
Автор текста и фото: Юлия Корнева.
Ноябрь 2019 г.
Спасибо 7х7 за возможность побывать в блог-туре.