Последний энциклопедист. Памяти Виктора Лойши

Есть люди, с уходом которых образуются зияющие пустоты и воздух в атмосфере становится разреженным, словно из него вдруг выкачали приличную долю кислорода. Виктор Лойша из таких. С его смертью эра томской журналистики – той, настоящей, высокопрофессиональной, смачной, глубокой, широкой, яростной, жгучей – закончилась. Он был ее олицетворением. Он был ее душой, ее воздухом.

Последний энциклопедист. Памяти Виктора Лойши

Лойша никогда не учился журналистике, он стал газетчиком в начале 70-х после нескольких лет работы геологом где-то на просторах Магадана и Чукотки. Он искал золото и с гордостью говорил, что его персональный вклад в золотой запас государства составляет не менее 25 тонн этого благородного металла.


Но по-настоящему золотоносным в его судьбе оказалось другое – не руда, а слова. Почти пятьдесят лет он вкалывал на ниве словесности – не высокой, а самой что ни на есть земной, посконной, обыденной. Он был одним из лучших томских журналистов. Его стиль не спутаешь ни с кем. Крепкий, ядреный слог, острая мысль, вкусные образы, россыпь фактов, цитат, сведений, извлеченных неведомо откуда… Читать его материалы и книги – удовольствие. Враг серости и ординарности, Лойша больше всего боялся одного – быть скучным. И он никогда не был скучным.


Он знал все. Я порой специально в разговорах с ним затрагивал какую-нибудь узкую тему, которая, как мне казалось, должна быть далека для Виктора Андреевича. Думал, ну вот, сейчас-то он точно попадет впросак. Но Лойша, хитро улыбаясь, словно фокусник, извлекал из своей лысой головы кучу интереснейшей информации по предложенному предмету. И это было здорово.

май 2017
май 2017

А еще он помнил все советские песни. Советский строй не любил, а песни знал и мог их напевать бесконечно. Обычный человек начинал мычать уже на первом куплете и припеве, а Лойша, чуть сморщив лоб, продолжал до конца. Как в нем все помещалось, не понимаю. И уже не пойму…


В последние годы, лишившись ног, прикованный к инвалидной коляске, он ничуть не утратил творческой активности, жажды общения и познания нового. Он писал и писал, стараясь ничего не упустить, все успеть. К его 70-летию, которое мы отмечали, кажется, совсем недавно (но прошло уже больше полутора лет), удалось издать несколько книжек. Лойша радовался им бесконечно. Больше всего, как ни странно, почти научной книге о полярных сияниях. Но сколько еще не издано… Лежит рукопись сборника его стихов, двухтомник о топонимике и антропонимике и последняя его работа, названная им не без иронии «Дембельский альбом», в которой собраны истории из его жизни и жизни его друзей, знакомых, близких и дальних людях. Написанная, как все, что вышло из-под его пера, ярко, многоцветно, вкусно. Надо издать обязательно. Жаль, что Виктор Андреевич уже не подержит эти книжки в руках…


Мы с ним в последнее время говорили много и о многом. Собирались на днях снова встретиться. Не встретимся. Не договорили.

Последний энциклопедист. Памяти Виктора Лойши
Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?