Погорелец
Больше всего Сергей жалел, что в огне в бывшем купеческом доме на улице Белинского сгорели музыкальные инструменты, нотная библиотека и кошка.
После пожара в своей квартире музыкант Сергей Заляцкий старается жить дальше.
Сергей не профессиональный музыкант, называет себя самоучкой. Играет на духовых инструментах. Периодически руководит духовыми самодеятельными оркестрами в различных учреждениях Томска. Сейчас руководит оркестром электротехнического завода.
Еще недавно он жил в купеческом доме на Белинского, 82. 16 мая дом сгорел. Пламя перешло от горящих рядом построек. Всего в доме проживало 26 человек, трое из них — дети. Жители всех семи квартир получили жилье в маневренном фонде.
Сергея тоже переселили во временное жилье. Теперь вместо 29 квадратных метров шесть. Комнатушка, клетка, называет ее Сергей. Но не жалуется.
У меня осталось две комнаты после смерти матери и сестры, в коммунальной квартире на Белинского, — рассказывает Сергей. — Общий коридор и кухня. Часто с соседями собирались, часами разговаривали за общим столом. А в комнате на Киевской все соседи за железными дверями.
Родителей Сергея сослали в Томск из Белоруссии. Позже в Томске они и получили место в коммунальной квартире на Белинского, 82. Здесь Сергей родился и вырос, в бывшем купеческом доме он прожил всю жизнь – 65 лет. Своей семьи у Сергея нет, сначала умерла мама, три года назад сестра. В Белоруссии он был лишь однажды, у родственников, его звали остаться там. Но Сергей выбрал Томск.
Дом, в котором жил Сергей, был построен в начале XX века, сейчас ему 114 лет. Использовался дом под купеческие нужды. До революции в нем жила прислуга. Здание значится в списке-701 и является объектом исторической среды Томска. Дом находится в районе Верхней Елани. Елань в начале XX века считалась историческим центром города.

Дом входит в список зданий исторического поселения Томска. Сибирь и Дальний Восток представлены, кроме Томска, всего тремя городами, имеющими подобный статус — Иркутском, Енисейском и Кяхтой.
Список-701 - перечень деревянных зданий в Томске, которые подлежат сохранению.
Наш дом после революции 1917 года сразу поделили на квартиры, — рассказывает Сергей. — Здесь я родился в 1954 году и прожил всю жизнь. Сначала мы с родителями жили на первом этаже, потом переселились на этаж выше. Я занял комнату Федора Павловича Дятлова, известного томского музыканта. Раньше перед началом сеанса в кино люди живую музыку слушали, а не смотрели рекламу. Дятлов часто играл в кинозалах на саксофоне. В нашей усадьбе всегда собирались музыканты. Оставляли инструменты и ноты. «У тебя есть талант, потом будешь руководить оркестром», — говорили мне. Музыканты умирали, и чердак пополнялся. На чердаке была большая нотная библиотека: вальсы, марши! Такие ноты были — старинные. Ходил после пожара, видел только обгоревшие страницы, ничего не восстановить.
Музыкой Сергей начал заниматься с десяти лет в клубе при трамвайном парке. Когда был мальчишкой, к ним во двор пришел руководитель духового оркестра Владимир Боярычев. Он собирал местную ребятню в оркестр, Сергей согласился и в свободное время занимался музыкой.

Но так и не получил профессионального музыкального образования. Не довелось. Сначала Сергей работал мастером контрольно-измерительных приборов на заводе. Но было время - руководил духовым оркестром при доме детского творчества на Белом озере.
«Сейчас остались только мокрые после пожара почетные грамоты, вот моя память», – говорит Сергей.
Потом Сергей попал в оркестр при томском электротехническом заводе. Оркестр существует с 1956 года, ему уже больше 60 лет, 40 из них оркестр возглавлял Юрий Бернштейн, один из учителей Сергея. В советское время оркестранты принимали участие в заводских праздниках, спортивных мероприятиях, субботниках, шли во главе заводской колонны на демонстрациях. Теперь музыканты на трубах, кларнетах и тромбонах играют под руководством нового дирижера Сергея Заляцкого. По словам Сергея, музыканты собираются на электротехническом заводе добровольно.
Встречаемся в маленькой заводской комнатушке, страшно глядеть на эту комнату, но играть можно. Сейчас только на демонстрациях всем нужна духовая музыка. Иногда зовут выступать, скучают старики по духовой музыке, хотят под нее танцевать вальсы, фокстроты или краковяк, – рассказывает Сергей.
В послевоенное время духовая музыка звучала на городских площадях, в парках, домах культуры. В Томске самодеятельные духовые оркестры играли в Городском саду и на Белом озере. Оркестры существовали в воинских частях, в клубах, при заводах и в учебных учреждениях. Десятки таких коллективов играли на праздничных демонстрациях.
Сергей уже пять лет как на пенсии. Перед пожаром занимался рассадой, помидоры высаживал, готовился перевозить их на дачу. Все растения сгорели, а вместе с ними и кошка Марфа.
С личной страницы Сергея в соцсети Одноклассники
После пожара приезжал, искал, звал кошку. Жаль мне ее, шесть лет, как она со мной жила, – говорит Сергей.
Сергей ни на что не жалуется, ему выделили комнату в шесть квадратных метров и 41 тысячу рублей. Из пожара Сергей выбежал в тапочках и с паспортом, все остальное сгорело. Теперь иногда приезжает в купеческую усадьбу за воспоминаниями, сортирует то, что осталось: немного книг, что-то из старинной посуды от матери, новая стремянка, купленная специально для ремонта.
Сейчас Сергей обустраивает временное жилье. Жить в камне, как говорит музыкант, сложно: он там задыхается. Но готов потерпеть и пожить в комнате столько, сколько потребуется для реконструкции здания. А летом будет жить на даче.
Родной дом для Сергея, как человек, там бревна дышат. Воздух внутри чистый и потолки высокие. Друзья Сергея часто говорили: «Какой же у тебя рай, как будто в хоромы попали». "Если реконструировать дом, то там можно жить и жить", — говорит Сергей. Он рассказывает, что шесть лет назад приезжали ученые из Германии и брали пробы дерева. По их данным, дом должен был простоять еще много времени.
Сергей собирается писать официальные письма и слать запросы. Мечтает, чтобы его дом реконструировали. Но, как ему говорят, у государства на это пока денег нет. Судьбу дома решат на ежемесячном заседании межведомственной комиссии.

А еще он собирается возрождать духовую музыку в Томске. Хотя лечащие врачи запрещают ему играть на духовых инструментах. Два искусственных клапана стоят в сердце у музыканта.
Я хочу возрождать духовую музыку в Томске. Я еще на что-то способен, и я возрождаю музыку на заводе. Мне за это ни копейки не платят. Для себя играем. Надеемся, что жить будем лучше.
Когда Сергей показывал территорию при сгоревшем доме, из-за обугленных бревен донеслось мяуканье. К нам выбежала кошка Марфа, она, оказывается, не сгорела в пожаре и неделю жила рядом с домом. Кошка-погорелец, ласково называет ее хозяин. Теперь они вдвоем поедут на дачу в Заварзино.
31 мая 2019 г.