Почему-то в моем плацкарте не было кондиционера…

Мы продолжаем публиковать материалы нашего внештатного колумниста - пенсионера из штата Нью-Мексико Джина Грина. Первую и вторую колонки мистера Грина можно прочитать на сайте ТВ2.

Почему-то в моем плацкарте не было кондиционера…
Фото: Марина Тюменцева

Я обожаю поезда, я просто без ума от них. В маленькой деревне на 250 человек, где я жил в детстве, пересекались целых две железные дороги. Двое моих дядей были железнодорожниками. Сколько помню себя, я помню и железные дороги. Можно сказать, что любовь к поездам я впитал вместе с молоком матери, она у меня в крови. Свою первую модель железной дороги я собрал, когда мне было 14 лет, как сейчас помню, она стоила бешеные по тем временам деньги – целых 75 центов.

Свою любовь к железным дорогам я пронес через всю жизнь: я написал четыре книги о железных дорогах и 15 журнальных статьей, и даже инициировал восстановление паровоза в городе Мейсон, штат Айова. При первой возможности я посещаю железнодорожные музеи во всех городах, где бываю. В моем архиве сотни фотографий поездов и вагонов, а моя коллекция моделей за 61 год выросла до семисот вагонов и ста тридцати локомотивов.


Поездка на Транссибирском экспрессе между Москвой и Владивостоком - одно из самых значительных железнодорожных путешествий в мире. Сейчас я живу в Томске, а Транссибирская магистраль проходит через близлежащие города - Новосибирск и Тайгу. Мог ли я быть рядом с мечтой всякого любителя железных дорог, и не проехаться на поезде этим легендарным маршрутом?! С другой стороны, у этого вопроса были как свои плюсы, так и свои минусы. Поездка из Новосибирска во Владивосток и обратно – это девять дней. А мое пребывание в Томске рассчитано всего на десять недель, поэтому девятидневная поездка на поезде сильно бы сократила мой процесс изучения русского языка. К тому же русский язык оказался намного сложнее, чем я ожидал, его с наскока не возьмешь, мои русские друзья говорят мне… Впрочем, это уже другая история… Вернемся лучше к рассказу о поездах.

Я решил совместить приятное с приятным, и, если уж мне суждено было отправится в путь, решил немного прокатиться по Транссибирской магистрали и заодно посмотреть на еще одну выдающуюся российскую достопримечательность – озеро Байкал, самое большое пресноводное озеро в мире. Его, конечно, стоило посмотреть. Байкал – это великое, самое великое, величайшее озеро!

Поездка из Томска в Иркутск и обратно в Томск составляла около 30 часов в каждом направлении, включая ожидание во время пересадки. Забегая вперед, отмечу, что этого времени было вполне достаточно, чтобы понять, что такое российский поезд. И теперь я могу сказать своим друзьям, что я ездил по Транссибирской линии. Даже не так: я буду не рассказывать, я буду хвастаться об этом  своим друзьям. Транссибирская магистраль – одна из главных тем разговоров среди американских ЖД-фанатов, и я проехал по ней! Я сделал это! Пусть все умрут от зависти…


Итак. Я выехал со станции Томск-1 в Тайгу почти в полночь. Я был сонным, но я слишком люблю поезда, чтобы спать на станциях. Я был очень взволнован и смотрел по сторонам во все глаза. Станция Тайга – это просто рай для таких, как я, даже посреди ночи. Станцию с обеих сторон опоясывали железнодорожные пути: пассажирские и грузовые поезда проходили в обоих направлениях. Маневренные тепловозы без устали сортировали вагоны, они уходили куда-то в таинственную темноту и вновь, пыхтя, возвращались обратно, выполняя свою нелегкую работу.

Все, кто читает эти строки, знакомы с поездками на поезде по России, и, наверняка, для вас в этом ничего особенного. Но не для меня! Все было для меня новым, интересным и захватывающим!


В 4:31 утра наш поезд №8 между Новосибирском и Владивостоком, должен был остановиться в Тайге всего три минуты. Я наивно предполагал, что собираюсь путешествовать в купе, но оказалось, что мои билеты были категории «Плацкарта». Что ж… Нет проблем, поехали! К тому же ехать в плацкарте оказалось гораздо интереснее.

Нашей первой остановкой был Красноярск, где мы стояли в течение 22 минут. В нашем вагоне почему-то не было кондиционера, и поэтому не хватало воздуха. То есть, вот совсем не было никакого движения воздуха. Поэтому на станции все высыпали из вагона, чтобы хоть немного подышать. На платформе было немного прохладнее, но этот глоток свежего воздуха помог не надолго. Ощущение комфорта, если оно и было, исчезло тут же, как мы вернулись в вагон.

В то время стоянки в Красноярске я видел поезд, направлявшийся в Монголию. Большинство вагонов были монгольскими, и лишь немного – российскими. Я без устали  фотографировал этот поезд, пока он не проехал. Еще бы! Ведь это были вагоны и люди из экзотической Монголии!


Я выяснил, что на больших станциях, где поезд стоит от 20 до 30 минут, пассажиры могут посетить один или несколько киосков на платформе, чтобы пополнить запас продуктов и напитков. Насколько я могу судить, там вообще не продается алкоголь, и я в очередной раз порадовался, что не пью, поскольку некоторые соседи по вагону, насколько я понял, испытывали дискомфорт от отсутствия выпивки. Но могу точно сказать, что на перронах в избытке продавался один продукт, который жаждали все: в этот жаркий, влажный день мороженое на палочке показалось особенно популярным. В каком-то городе поздняя вечерняя остановка была достаточно долгой, чтобы я спрыгнул с поезда, забежал в киоск, и самостоятельно объяснившись на русском языке, купил две бутылки холодной воды, побежал назад и сел в поезд. Ах, холодная вода была освежающей после такого жаркого и душного дня.

Теперь о моем месте в вагоне. Сначала я подумал, что нижняя полка будет более желательной, но мне не потребовалось много времени, чтобы передумать. Если у вас есть нижняя полка, вы не можете ложиться в течение дня, если пассажир сверху не уйдет на свое место. А у пассажира с верхней полки всегда есть выбор: полежать или посидеть. Второе преимущество верхней полки – открытое отверстие шириной 6 или 8 дюймов в верхней части окна. Свежий струящийся воздух снаружи позволял мне чувствовать себя комфортно. Ведь в любом случае, мне нужно было отсыпаться, чтобы компенсировать бодрствование на станциях.

За сутки с небольшим я проехал по Транссибирской магистрали 1621 километр или около 1013 миль. Название Иркутск всегда вызывало для меня экзотические образы Дальнего Востока, но здесь я был в городе, который был похож на все другие сибирские города, то есть, скорее, в европейском городе, но с этим особым русским характером.


Был ли я доволен поездкой на поезде? Да! Это было похоже на поездку в Америку. Я не знаю. Последний раз я ездил на поезде в Америке сорок лет назад, в 1977 году. У нас гораздо меньше пассажирских поездов, чем в России. Для меня это был еще один интересный опыт - нет, это было приключение. А теперь я уже вернулся в Томск, и рад возобновить свою жизнь в вашем прекрасном городе.

Почему-то в моем плацкарте не было кондиционера…
Фото: Марина Тюменцева

Наша справка:

Джин Грин приехал в Томск учить русский язык и общаться с россиянами. Мы писали о нем в публикации «Обалдеть от России».


Джин Грин родился и вырос в сельской Айове, и 27 с половиной лет прослужил в армии США, уйдя на пенсию в звании старшего сержанта. Он имеет степень бакалавра в области делового администрирования, закончив Университет Кэмпбелла, Буи-Крик, Н.К. в возрасте 55 лет. Позже он получил строительное образование в другом университете. После выхода на пенсию Грин стал автором, написав четыре книги о железных дорогах и 15 журнальных статей по истории железных дорог и техники. Грин инициировал восстановление паровоза в городе Мейсон, штат Айова, который теперь считается примером того, как другие локомотивы, хранящиеся в парках по всей стране, должны быть восстановлены и выставлены.

Грин женат уже 54 года. У них с супругой три сына (один из которых теперь умер) и одна дочь, 10 внуков и 15 правнуков.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?