Пианист Давид Фрэ: чтобы полюбить Россию, мне понадобилось время

В Томске в Большом концертном зале Томской филармонии дал концерт блистательный французский пианист Давид Фрэ. Немецкое издание «Die Welt» называет его «лучшим думающим музыкантом», а BBC Review пишет, что у молодого пианиста моцартовские способности, — умение передавать свежие мысли с едва уловимой стилистической ловкостью. Молодому музыканту 37 лет, он закончил консерваторию в Тарбе с тремя золотыми медалями, а затем с отличием закончил Парижскую консерваторию. Играл с крупнейшими оркестрами Франции, Австрии, Голландии и др. Гастролировал в Испании, Великобритании, Южной Америке, Японии, Италии, Германии, США. В России Давид Фрэ не впервые, но отношения с нашей страной у музыканта сложились не сразу. Об этом он рассказал ТВ2 накануне концерта.

Пианист Давид Фрэ
Пианист Давид Фрэ

— В одном из интервью вы говорите, что стараетесь заставить свой инструмент петь. Что такое «пение» инструмента?


— Да, я пытаюсь это сделать, чтобы инструмент пел, говорил более экспрессивным языком. Музыка это что-то большее, чем набор звуков. Если это просто красивые звуки, то я должен придать им семантику, какое-то значение. Чтобы это был не просто звук, а что-то передающее смысл. Трудно объяснить, как это сделать. Рояль - инструмент перкуссивный, ударный. Главное, чтобы молоточки издавали не отдельные звуки, а была связь между ними. Именно эта связь важна и именно она передает смысл произведения.

Пианист Давид Фрэ: чтобы полюбить Россию,  мне понадобилось время

— В Томске хорошо знают пианиста Дениса Мацуева. Он сибиряк и достаточно часто выступает в нашем городе. У него очень экспрессивная манера исполнения, и не все рояли ее выдерживают. Знакомы ли вы с Денисом и слышали ли вы его игру?


— Да, конечно, я знаю Дениса Мацуева. Да, у него очень мощная манера исполнения. И это, конечно, очень зависит от репертуара. Я, например, никогда не берусь играть Прокофьева.


— Почему?


— Жизнь достаточно коротка, поэтому я выбираю те произведения, которые я считаю более подходящими для меня. Есть безусловно у Прокофьева произведения, которые я очень люблю слушать. Однако играть их — это не мое.


— Кого из русских исполнителей вы знаете еще и кем восхищаетесь?


— О, это Эмиль Гилельс и Святослав Рихтер. Нельзя сказать, что это русские пианисты. Это пианисты, которые перешли все границы и оставили свой след в исполнительском искусстве 20-го века. Есть менее известные пианисты, такие как Жозеф Левин, Владимир Софроницкий. Возможно они не очень известны широкому кругу, но я их очень люблю. Генрих Нейгауз, он был преподавателем Рихтера. Достаточно много было знаменитых пианистов в первой половине 20-го века. Но они оставили очень мало записей, потому что тогда еще не очень была развита звукозапись. Нельзя, конечно, останавливаться только на пианистах. Это и дирижер Евгений Мравинский, и скрипач Давид Ойстрах и многие другие. Можно даже говорить, что первая половина 20-го века была ознаменована школой российской музыки. Это было уникальное и очень значимое явление не только для русской классической музыкальной традиции, но и для всего мира.

Пианист Давид Фрэ: чтобы полюбить Россию,  мне понадобилось время

— Среди ваших любимых композиторов Бах, Моцарт и Шуберт. Почему они?


— Бах — это нечто очень совершенное. То, как он пишет музыку — это какое-то волшебство. Это такое равновесие, такая гармония. Несмотря на возвышенность его музыки, она очень человечная. И этого у него не отнимешь. А Шуберт — это тот композитор, чья музыка напрямую попадает в сердце.


— А Моцарт?


— Я могу много говорить и о Моцарте, но именно Бах и Шуберт мои любимые композиторы.


Как вы считаете, для понимания музыки нужно быть погруженным в детали биографии композитора? Важно ли вам, например, знать при каких обстоятельствах был написан Реквием Моцарта?


— Разумеется, я считаю, что чем лучше ты образован, чем больше ты знаешь, тем лучше. Но я не думаю, что какие-то детали биографии дают ключ к исполнению того или иного произведения. Все заключается в партитуре.


— А в случае с Реквиемом Моцарта, разве неважно знать, при каких обстоятельствах он был написан?


— Я знаю, что в истории создания этого произведения есть некий мифический персонаж, который заказал этот Реквием. И якобы он хотел, чтобы впоследствии говорили, что это он написал это произведение. Можно сказать, что это был скорее всего Реквием самому Моцарту, потому что в момент его создания он был очень болен и не мог сам закончить это произведение. Это сочинение передает трагизм и его собственной судьбы. Например, те произведения Моцарта, которые я исполняю в Томске (Фантазия № 4 До минор, K.475
Соната для фортепиано №14 До минор, Рондо Ля Минор, KV 511), тоже можно сказать имеют трагический характер. Моцарт умер очень рано, ему был всего 31 год. И тогда, когда он писал эти произведения, он понимал, что его дни сочтены.

Пианист Давид Фрэ: чтобы полюбить Россию,  мне понадобилось время

— Вы закончили консерваторию в Тарбе с тремя золотыми медалями. С отличием закончили Парижскую консерваторию. Вы лауреат многочисленных конкурсов. А что еще кроме пианино представляет для вас ценность в жизни?


— Кроме пианино, я люблю читать, люблю свою семью, ужасно люблю свой сад. Я живу, как обычный человек.


— А где находится ваш сад?


— На юге Франции.


— Вы известный музыкант, играете в лучших концертных залах и с лучшими оркестрами. Остались ли у вас цели, которых вы еще не достигли?


— Карьера не является главной целью моей жизни. Моя цель — это, наверное, играть все лучше и лучше. Играть с разными оркестрами — это, конечно, здорово и интересно, но это не первое, о чем я думаю.


— Политикой интересуетесь? 


— Я очень интересуюсь политикой. Нужно быть в курсе того, что нам готовит завтрашний день. Но я никогда не принадлежал ни к какой партии, если вы спрашиваете о моих политических убеждениях. Я занимаюсь музыкой, а музыка всех объединяет. А политика, наоборот, всех разъединяет. Поэтому как музыкант, я предпочитаю всех объединять.


Кстати, я никогда не скажу, за кого я голосовал на президентских выборах. Я, конечно, участвовал в голосовании на выборах и уважаю выбор своих сограждан.

Пианист Давид Фрэ: чтобы полюбить Россию,  мне понадобилось время

— Перед поездкой в Россию вы наверняка читали прессу, чтобы знать, куда едете. Что пишут у вас про нашу страну?


— Я прекрасно понимаю, куда вы клоните. Не такой уж я дурак (это слово говорит по-русски). Во Франции взгляд на вашего президента и на Россию достаточно критичный. Это взгляд извне. Я хотел бы иметь взгляд изнутри. Это уже не в первый раз, когда я посещаю Россию. Это огромная страна, которая может гордиться своей культурой. Я уверен, что такие великие державы, как Франция и Россия должны быть связаны обменами. Это великие культуры, великие страны, огромные державы. Это два прекрасных языка. Неважно, какие у нас различия, я абсолютно уверен, что культурные обмены должны быть. Я считаю, что то, что нас объединяет, более значимо, чем то, что может разъединить. И музыка — прекрасное тому подтверждение.


Если вы хотите, чтобы я был откровенным, то я могу это сделать. Приблизительно 15 лет назад я был в России первый раз. И тогда я возненавидел вашу страну. Все было очень плохо. Это было в Сибири, но я не хочу называть город, в котором я был. Тогда я думал, что никогда в жизни сюда больше не вернусь. Я общался с людьми, которые мне не нравились. Тогда я был молодой и глупый и думал, что все русские такие. Но однажды я получил приглашение от продюсера Ильдара Бакеева приехать в Россию и решил рискнуть еще раз. И я увидел совершенно другую страну.


Первый раз меня шокировали абсолютно не улыбающиеся лица. Надо учитывать, что сам я с юга Франции, где все и всегда друг другу улыбаются. Позже, когда я больше стал общаться с русскими людьми, я понял, что если вы добились здесь улыбки, значит вы этого заслужили.


Русские люди очень осторожные, сначала наблюдают за вами, присматриваются, но когда вы им понравитесь, то они готовы раскрыть свои объятия. Представители же других наций, наоборот, сначала очень радушные, но это больше внешне. Сначала кажется, что они открыты, но потом оказывается, что они не готовы вас подпускать слишком близко к себе. И теперь я с уверенностью могу сказать, что очень люблю Россию и русских. Просто для этого мне понадобилось время. Среди моих друзей Брюно Монсежон, Жерар Депардье, которые тоже обожают Россию. Я думаю, что это их влияние, что я смог взглянуть на Россию по-другому. Благодаря этой истории я пришел к выводу, что сначала мы отрицаем то, чего не понимаем. Мы можем любить только то, что понимаем.


— Можно личный вопрос?


— Еще один? (Смеется.)


— Вы женаты на итальянской актрисе Кьяре Мути. Она не родственница всем известной актрисы Орнеллы Мути?


— Нет, нет, они не родственницы. Все обычно спрашивают меня про папу моей жены — известного дирижера Рикардо Мути.


— Трудно ли это — быть родственником великого музыканта?


— Да, конечно, это всегда дополнительная ответственность. Месяц назад мы выступали вместе в Чикаго, я играл на фортепиано, он дирижировал оркестром. С одной стороны, на меня известность родственника, конечно, давила, но с другой я чувствовал его поддержку. И это колоссальное удовольствие играть с таким великим маэстро как Рикардо Мути.

Пианист Давид Фрэ: чтобы полюбить Россию,  мне понадобилось время

После концерта, мы попросили поделиться своими впечатлениями от услышанного органиста Томской областной государственной филармонии Дмитрия Ушакова.


— На самом деле, Моцарта играть очень трудно. Это такой репертуар, в котором абсолютно не за что спрятаться. Тем более, когда перед нами минорный Моцарт. Из всех венских классиков минор Моцарта особенный. Он не такой игрушечный, как у Гайдна, не такой патетичный, как у Бетховена. Минор Моцарта, как сказал Энштейн, это такое падение в душевные бездны, откуда один только Моцарт и мог выбраться. Заслуга Давида Фрэ, что он нам показал Моцарта не совсем с привычной стороны. Мы привыкли, что Моцарт – это солнечный гений. Сложился такой штамп, что если Моцарт, то будет весело и в мажоре. А здесь мы увидели, что это не так. Ту музыку, которую играл Давид Фрэ – это такое небо затянутое тучами, сквозь которое очень редко пробиваются лучи солнца. Такой Моцарт тоже существует. Со стороны французского пианиста – это очень смелый выбор для программы, тем более для такого большого зала на тысячу мест.


Если проводить какие-то аналогии с отечественными исполнителями, то Давид Фрэ ближе к Михаилу Плетневу, а если с западными, то, мне кажется, что не зря его называют вторым Гленом Гульдом.

Это такой пианист, который обладает удивительным качеством, что когда он находится на сцене, то возникает ощущение, что ничего вокруг для него не существует. Что это диалог самого с самим. Он как бы существует то ли над залом, то ли параллельно с ним.

— Давид Фрэ сказал когда-то, что у него 10% пальцев и 90% интеллекта, и я не думаю, что он преувеличивает. Процентное соотношение и в самом деле такое. Это значит, что меньше всего он уделяет внимание внешнему блеску виртуозного исполнения. Знаете, есть такие пианисты, которые очень эмоционально играют, делают всякие импульсивные движения, они все находятся в музыке. А у Давида Фрэ больше интеллектуальный, или я бы даже сказал философский подход к музыкальному искусству, — так охарактеризовал французского пианиста Дмитрий Ушаков.


Интеллектуальному Томску философские трактовки Моцарта и Шуберта пришлись по душе. Томичи не стали этого скрывать и в благодарность за бурные овации Давид Фрэ исполнил еще и своего любимого Иоганна Себастьяна Баха.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?