Педофил Сашка

Педофил Сашка
Фото: Юлия Корнева

Александру Кокочко 49 лет. Он инвалид с детства. Врожденное слабоумие. 49 лет Сашка живет в Кафтанчиково вместе с мамой. Как утверждают все, кто его знает — он безобиден и безотказен. Последнее, как считают люди, видимо, его и подвело.


— Дети сейчас у нас современные, увидели что дурачок, ребятишкам по 4-5 лет, уже есть какое-то понимание, что есть мальчики, есть девочки. Я своего брата спрашивал: он сказал, что они заставили его снять штаны и показать то, что там у него есть. Увидела эту ситуацию мать одной девочки и позвонила в полицию. Мой брат, это все признают: и медики и односельчане — по уровню развития сам 5-6 летний.


Сергей Кокочко — младший брат Сашки и теперь его опекун. Опекунство, правда, он оформил лишь после того, как вся эта история случилась и Сашку посадили в СИЗО. В суде по мере пресечения, Сергея, привезшего документы об инвалидности брата, оставили в коридоре. Выяснилось, что формально брат так и не был признан недееспособным (как объясняют родственники – не было необходимости). И хотя недееспособность была очевидна, отсутствие бумаги перевесило и Сашу, обвиненного по тяжкой статье, отправили в СИЗО.

брат осужденного Сергей Кокочко
брат осужденного Сергей Кокочко

— Когда я приехал в суд, привез доказательства, что он инвалид, получилось так, что документы эти об инвалидности следователь во время определения меры пресечения просто спрятал, — рассказывает Сергей Кокочко. — Потом, когда мы начали выяснять, документы откуда-то появились. Адвокат назначенный говорил, вы же видите, он инвалид. Но в деле бумаг не было. И судья решил, раз документов нет, значит здоровый, пусть идет в СИЗО. В СИЗО он провел восемь дней. Говорят, за такие статьи что-то делают в СИЗО с людьми неприятное, а тут зэки, или как там их называют, подследственные, ему сочувствовали и даже кормили. Потому что он от стресса ничего не ел.

«Вот он главный педофил страны!»

Многие жители Кафтанчиково с самого начала этой истории сочувствовали Сашке. Мысль собрать подписи в его защиту пришла к Сергею Кокочко за два дня до апелляции в областном суде. Почти 400 подписей под обращением не изолировать Александра собрали за полтора дня. Многие люди сами приходили к ним в дом, чтобы выразить свою поддержку.


— Я не знаю зачем они его хотят закрыть? От чего они его собираются лечить? Он с детьми всю жизнь. И дети, и внуки мои с ним выросли. И никакой опасности, — говорит житель села Кафтанчиково Елена Лоншакова.

Если бы он был плохой, никто бы не подписал. Он вообще человек безотказный. И сам, как ребенок, у него взрослого ничего даже в мыслях нет. Постоять за себя не может. Без мамы никуда, они всегда вместе.

— Он всю жизнь такой, никому зла не желает. Добрый, отзывчивый. Вот все мы соседи это подтвердим, — подтверждает Галина Куренкова. — Он с детства такой, какое может быть принудительное лечение?

Педофил Сашка

Обвинили Александра Кокочко по статье 132 Уголовного кодекса «Насильственные действия сексуального характера». Насильственные — потому что дети априори считаются «находящимися в беспомощном состоянии». Следователи пришли к выводу, что подсудимый сам проявил инициативу: «умышленно с целью удовлетворения своей сексуальной потребности», «осознавая», что потерпевшие не достигли 14-летнего возраста, «показывал» и «трогал». Правда, в том же постановлении суда пишут, что суд пришел к убеждению, что описанное выше общественно - опасное деяние совершенно им в состоянии «невменяемости» и он не осознавал «фактический характер и общественную опасность своих действий и не мог руководить ими».


Доказательства следствия, как говорит адвокат Юлия Копейкина, строятся исключительно на показаниях детей, но проверить их практически невозможно:


— Доказано только то, что мальчик четырех лет на допросе вообще не открыл рта, а в деле оказался почти лист его связной речи со взрослыми оборотами. Девочку пяти лет допросили дважды. Один раз под запись, где она практически ничего не рассказала. Потом появились заявления родителей, где они просят не применять видеозапись. И сразу после этого второй допрос. И после второго допроса появляется опять же связный, явно взрослый текст. Записей нет, психиатры запретили допрашивать детей в суде, из-за травмирующего характера ситуации. Положения Уголовно-процессуального кодекса об обязательном применении видеозаписи при допросе несовершеннолетних следователи обходят таким вот нехитрым способом, прося родителей написать заявление с просьбой не применять съемку. Это приводит к тому, что проверить показания детей становится абсолютно невозможным.


Суд районный, а затем и областной указали на то, что Александр не подлежит уголовной ответственности в силу невменяемости и к нему должны быть применены «меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа – Томской клинической психиатрической больнице».

От чего лечить?

Лечащий врач Александра выступала в суде в его защиту. Говорила, что никаких нареканий на его поведение ни у кого не было, что он безобиден и не представляет опасности. Надеялась, что Сашу оставят на свободе под амбулаторное наблюдение.


— Для детей 5-6 лет в этом возрасте интерес к различию между полами нормален, девочки — мальчики. А Александр очень ведомый, — говорит врач-психиатр Томского района Анисия Акольшина. — Одна ошибка была. Он официально никогда не был признан недееспособным. То есть, как положено после совершеннолетия этого никто не сделал. И теперь его проводят по всем правилам, как педофила. На учете он стоит с 1982 года, ко мне он попал уже 40-летним. Обычно, когда определяешь человека недееспособным, предполагаешь, что с ним может что-то такое случится. А тут никто даже не мог предположить. Это родственников вина и моя тоже. Но он всегда был спокойный и ни у кого даже мысли не возникло, что нужно его недееспособность как-то оформить документально.


— Что значит в его случае принудительное лечение? Его можно вылечить?

Я считаю, что помещение его в психиатрическую клинику, пойдет ему только во вред. И я это говорила на суде: что там контингент пациентов очень тяжелый и могут быть какие-то нежелательные действия по отношению к нему. Я когда последний раз на суд ездила, он очень сильно исхудал. Видно, что вся эта ситуация его страшит. Сейчас, получается, что для него эта изоляция, как своего рода наказание будет.

— А наказать такого человека можно? Он понимает, что сделал, что виноват?


— Не понимает. Если честно, я надеялась, что на мои слова обратят внимание и оставят его у меня на амбулаторном лечении. У меня спросили: представляет ли он угрозу для общества, я сказала, что на мой взгляд, нет.

мама осужденного Надежда Кокочко
мама осужденного Надежда Кокочко

Валентина Николаевна — мама Саши, постоянно плачет. Для нее он, по-прежнему, беспомощный ребенок, за которым нужен постоянный уход. Его страх передается ей, ее страх — Саше. Они оба боятся неизвестного — Саша никогда не лежал в психиатрической больнице, и вообще никогда нигде не был долго без мамы.


Речь Саши мы понимаем с трудом:


— Никто плохого мне не говорил, не делал, со всеми играл ребятишками. Все нормально было. А больше я не могу ничего сказать.


— В больницу боитесь ехать?


— Боюсь, конечно. Вообще боюсь, я там не вытерплю, в этой больнице. Больше ничего не могу сказать.

Он вообще всем людям помогает, он с дитями всю жизнь возится, его попросят, он за ними следит. Вся деревня сколько мы подписывали, все его жалеют. Некоторые даже плачут, кого говорят решили запрятать, — мама Саши продолжает вытирать слезы.

Валентине Николаевне 78 лет. Саше 49. Как долго он пробудет в психиатрической больнице не известно, каждые полгода комиссия вправе пересматривать «поведение» подопечного, так что он может выйти на свободу через полгода, а может остаться в больнице пожизненно.


Выводы экспертной комиссии Томской психиатрической больницы также были озвучены в суде:


— Данных за наличие у Кокочко А.Н расстройств сексуального предпочтения, в том числе педофилии, при настоящем психиатрическом исследовании не выявлено.


— Умственная отсталость неизлечима. В условиях стационарного лечения проводится коррекция поведенческих нарушений с целью исключения их возникновения в последующем.


История Сашки из Кафтанчиково — еще одна в статистику раскрытых преступлений по статье «педофилия». Статистика эта год от года улучшается.


Первый раз наказание педофилам ужесточили в 2009 году. В феврале этого года Дмитрий Медведев подписал новые поправки в УК: никаких условных сроков, заключение вплоть до пожизненного и принудительный курс лечения для блокировки тестостерона. После изменения законодательства, в результате которого данные действия были отнесены к категории тяжких и наиболее тяжких, раскрываемость преступлений улучшилась.


За 4 года почти в четыре раза увеличилось количество возбуждённых уголовных дел по преступлениям, совершённым против половой неприкосновенности детей и подростков, привела данные СК РФ заместитель председателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Елена Мизулина. Ее слова приводит «Парламентская газета» от 30 марта 2018. Эту статистику Мизулина объясняет не увеличением количества таких преступлений, а более профессиональной и напористой работой следственных органов по их раскрытию. Сейчас их рабочая группа готовит очередной «антипедофильский пакет».


По данным Росстата, количество зарегистрированных преступлений, совершенных в отношении несовершеннолетних, с 2013 по 2015 год в России увеличилось на 10 тыс. и составило 96,5 тыс.


Правозащитники же говорят о том, что увеличивается число необоснованных и даже ложных обвинений в педофилии. Эти статьи активно используют для устранения неугодных и сведения личных счетов, для вымогательства денег и для улучшения показателей работы правоохранительных органов.


Так ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения Европейского университета Кирилл Титаев считает повышение статистики следствием моральной паники.


«Примерно четыре года назад в России началась так называемая антипедофильская кампания. Сейчас мы наблюдаем классический негативный эффект моральной паники. Ситуация, которая еще несколько лет назад трактовалась участковым или следователем как полный бред, сейчас трактуется как преступление сексуальной направленности», — заявил «Известиям» Титаев.

У Кокочко тоже есть версия, что таким образом их семье отомстили. «Я сделала, что хотела» — приводит слова местной жительницы Сергей Кокочко. Ее сына несколько лет назад осудили за попытку изнасиловать самого Сашку. Тогда его, по словам Сергея, его тоже спасли местные жители, вовремя вмешавшись.


В результате безопасного не только с точки зрения односельчан, но и с точки зрения его лечащего врача, большого ребенка определят в больницу. От чего его там будут лечить – не совсем ясно. По основному заболеванию он неизлечим. Так что непонятно и каким может быть экспертное заключение по результатам этого лечения. По истечении полугода, которые для Сашки, впервые оторванного от дома, будут, мягко скажем, непростыми, взрослые люди в халатах решат, можно ли отпустить его к маме. А если в его состоянии изменений не будет, видимо продолжат его лечить.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?