От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2

От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2

Последний вагон уходящего поезда

Якутск, Иркутск, Барнаул, Томск, Москва, Белгород. Евросоюз пригласил шесть журналистов из регионов России познакомиться с политическим (и заодно экономическим) укладом во Франции в период президентских выборов. Знакомство начинается с городка Ла-Рош-сур-Йон. До него по ж/д путям — примерно 450 км.

От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2

Дорога занимает около трех часов, если не перепутать вагон скоростного поезда. Потому что иногда поезда до регионов уходят сдвоенные. Едут в одной связке до определенного места, а потом расходятся в разных направлениях. В нашем случае передняя часть уходила в Нант, задняя — в Ренн.

От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2

По дороге за окном мелькают желтые поля. Это — цветет рапс. Из него делают биотопливо, которым или в чистом виде, или в смеси с обычным дизельным, заправляют автомобили.


На машины как на частное средство передвижения во Франции потихоньку ведется наступление. Так, сеть Autolib (от auto и liberte «свобода») еще в 2011 году открыла в Париже и пригородах сеть прокатов электромобилей.

Электрокары на зарядке
Электрокары на зарядке
От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2

Элетрокары стоят на зарядке прямо на улицах. Абонемент стоит 12 евро в месяц плюс от 5 до 8 евро за каждые полчаса проката. Дороговато. Но спрос понемногу растет — сеть присутствует уже в 81 коммуне. Всего коммун, то есть муниципалитетов, во Франции — более 36 тысяч.

От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2

Активнее разбирают абонементы на общественные велосипеды Velib. Прокатчики перевозят велики с места на место в зависимости от людского трафика. Пользование системой стоит от 19 до 29 евро в год. Первые полчаса проката — бесплатно. В качестве противоугонного средства с карты снимается «страховой депозит» в размере 150 евро, который возвращается, как только велик вновь окажется на стоянке.

Короли культиваторов

Красиво, спокойно, удобно. Строгая геометрия улиц, густая зелень платанов. Ла-Рош-сур-Йон — рай для среднезажиточного буржуа.

Здесь живут 57 тысяч жителей (если считать пригороды), из которых каждый пятый занят на производстве, каждый сотый — в сельском хозяйстве, а все остальные — в образовании, медицине и сфере услуг.

Площадь Наполеона в Ла-Рош-сур-Йон (все фото можно посмотреть, листая стрелочкой)
Площадь Наполеона в Ла-Рош-сур-Йон (все фото можно посмотреть, листая стрелочкой)
От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2
От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2
От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2
От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2

Компания Пюбер — флагман местной промышленности. Семейное предприятие, которое возникло в 1840 году как кузница, сейчас является мировым лидером по продаже культиваторов.

Компания "Пюбер" (все фото можно посмотреть, листая стрелочкой)
Компания "Пюбер" (все фото можно посмотреть, листая стрелочкой)
От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2
От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2

60% производимой техники Пюбер экспортирует в 40 стран. Иногда — под брендом партнеров (в Японии «Хонда», в России - «Кайман»).


На заводе работают 200-250 человек в зависимости от сезона. Все три производственные площадки Пюбера находятся во Франции. В 2007 году компания открыла завод в Китае, пытаясь удовлетворить спрос бурно растущего российского рынка. Но через пять лет случился кризис. Покупательная способность рубля резко упала. А рабочая сила в Китае, напротив, стала стоить дороже. Французские мощности вернулись обратно во Францию. С тех пор экспорт в Россию упал в 6 раз.

Производственная площадка "Пюбер" (все фото можно посмотреть, листая стрелочкой)
Производственная площадка "Пюбер" (все фото можно посмотреть, листая стрелочкой)
От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2
От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2
От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2
От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2
От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2

На речи некоторых политиков о пользе протекционизма и выгодах фрекзита менеджмент компании реагирует с плохо скрываемым раздражением:

«Глобализация — важный элемент развития экономики.  Мы не можем собрать наш культиватор из полностью европейских деталей. В Европе нет производителей моторов для нашей техники. Все двигатели мы закупаем либо в США, либо в Китае, либо в Японии. У нас нет выбора, мы вынуждены импортировать. И экспортируем примерно такие же объемы. И если кто-то введет протекционизм и закроет границы, нам придет конец».

Понаехавшие. Добро пожаловать!

Палатка бездомного на тротуаре
Палатка бездомного на тротуаре

Неприметный вход в обычное с виду здание. Каждый день с 8 до 13 сюда могут придти люди, которым в Ла-Рош-сур-Йоне негде позавтракать, постирать белье, переночевать. Ассоциация «Passerelles» («Мостики») помогает людям, оказавшихся в сложной ситуации, влиться в нормальную жизнь. Французы и «понаехавшие» имеют здесь равные права на помощь.

От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2

Рудольф Шабан руководит отделом, который занимается политическими беженцами. В его отделе одновременно получают помощь до 350 человек — такое количество местные муниципалитеты и департаменты способны обеспечить хотя бы временным жильем. Еще 200 человек могут рассчитывать на административную поддержку — ведь, чтобы подать заявку на политическое убежище или найти работу, надо уметь хотя бы писать (желательно грамотно!) на французском.

«Из всех запросов на политическое убежище, в среднем удовлетворяется только 35%, - объясняет Рудольф Шабан. - У остальных 65% обнаруживаются, что они хотят эмигрировать по экономическим причинам, а значит, они не имеют права находиться во Франции. Но! Подать заявку на политическое убежище имеет право любой, и пока эта заявка рассматривается, Франция обязана заниматься этим человеком на своей территории. За свой счет»
Рудольф Шабан, сотрудник ассоциации "Пассере"
Рудольф Шабан, сотрудник ассоциации "Пассере"
Эвелин Дуду (слева), Мишель Гуйе (справа)
Эвелин Дуду (слева), Мишель Гуйе (справа)

«Мы принимаем и другую публику, - говорит сотрудница ассоциации Эвелин Дуду, - у которой нет определенного места жительства. Грубо говоря, тех, кто спит прямо на тротуарах. У них нет даже адреса, чтобы получать документы или какую-то другую почту. Мы даем им адрес, и пытаемся сделать все, чтобы вывести их из порочного круга. Эту помощь финансирует государство вместе с органами местного самоуправления. Наши «клиенты» вправе рассчитывать на минимальное пособие — 460 евро плюс по 60 евро на каждого ребенка».

«В нашей организации из ста работников две трети - волонтеры, - рассказывает президент «Пассере» Мишель Гуйе. - И в 9 случаях из 10 добровольцами работают пенсионеры. В 60-65 лет они чувствуют себя еще достаточно молодыми, и им необходимо какое-то активное занятие. Когда они приходят работать в такие ассоциации, как наша, ими движет не только потребность что-то делать, но и желание посочувствовать, помочь людям и облегчить работу профессионалов — поддержать их в благородной миссии»

Офис ассоциации "Пассере" (слайдер)
Офис ассоциации "Пассере" (слайдер)
От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2

На вопрос, изменилось ли отношение французов к мигрантам после серии терактов, сотрудники «Мостиков» отвечают: «Нет. Мы не видим связи между людьми, которым нужна помощь, и террористами».


Обратиться за помощью несложно — достаточно из любого таксофона на территории Франции набрать бесплатный номер 115. Оператор назовет адрес ближайшего у человеку пункта социальной помощи. Таких организаций, как «Пассере» во Франции около сотни. Они оказывают помощь примерно 2 млн нуждающихся в год. Всего во Франции за чертой бедности находятся около 10 млн человек.

Мой дом — Журдом

Французский Дом Журналистов
Французский Дом Журналистов

Здание бывшего завода в Париже. Сейчас здесь находится Французский Дом журналистов. В одной из комнат живёт Ахмед Аль Жабер, журналист из Йемена. Несколько месяцев назад он попросил политическое убежище во Франции. Пока его заявка находится на рассмотрении, его приютили и всячески помогают члены французского союза журналистов.

Ахмед Аль Жабер
Ахмед Аль Жабер

«Когда ваши СМИ последний раз писали о войне в Йемене? Почему-то происходящее там мировые медиа игнорируют. А там похищают людей и убивают журналистов», - сокрушается в разговоре с нами Ахмед.

Комната Ахмеда в Доме журналистов (листать стрелочками)
Комната Ахмеда в Доме журналистов (листать стрелочками)
От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2
От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2

Вооруженный конфликт между повстанцами-шиитами, выступающими за восстановление теократической монархии в Йемене, и правительственными войсками длится уже более 10 лет.


На стене в комнате Ахмеда висят фотографии его детей, оставшихся в Йемене, и коллега, которого в середине апреля приговорили к казни.


Ахмед учит язык, ищет возможность перевезти во Францию семью и говорит, что мечтает однажды вернуться домой. Он благодарен французским коллегам, но говорит, что решение просить убежища далось ему тяжело: "В Йеменской культуре предпочтительней умереть, чем стать эмигрантом".

Мы все - Шарли

На стене дома №10 по улице изобретателя консервов Николя Аппера — портреты и надписи. Здесь до января 2015 года находился офис газеты «Charlie Hebdo».

"Я не боюсь преследований, у меня нет детей, нет жены, нет машины и нет кредитов. Возможно, это будет немного пафосно - то, что я скажу, но лучше умереть стоя, чем жить на коленях" (Шарб-2012).
"Я не боюсь преследований, у меня нет детей, нет жены, нет машины и нет кредитов. Возможно, это будет немного пафосно - то, что я скажу, но лучше умереть стоя, чем жить на коленях" (Шарб-2012).

Стефан Шарбоннье, главный редактор Charlie Hebdo, погиб 7 января 2015 года. В 11 часов, когда шла планерка, в офис сатирической газеты пришли два человека с автоматами. Они расстреляли 12 человек. За напечатанную незадолго до этого в газете карикатуру на пророка Мухаммеда.

«Но в нашей стране не запрещено богохульство! - говорит бывший журналист агентства «Франс Пресс» Патрик Каменка. - Франция светское государство, и люди вправе смеяться над религиями, если находят для этого повод»
Патрик Каменка, журналист
Патрик Каменка, журналист
Фото в редакции агентства "Франс Пресс" - сотрудники агентства с плакатами "Je suis Charlie" выражают солидарность с жертвами теракта
Фото в редакции агентства "Франс Пресс" - сотрудники агентства с плакатами "Je suis Charlie" выражают солидарность с жертвами теракта

Через четыре дня после теракта четыре миллиона человек вышли на улицы Парижа - это был ответ французов на атаку против свободы слова. Следующий номер малоизвестной до этого газеты был напечатан тиражом 8 миллионов. Сбор за первый миллион экземпляров был перечислен семьям погибших.

От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2

В этом же квартале, где расстреляли редакцию Шарли Эбдо, есть ещё несколько свежих мемориалов. 13 ноября 2015 года в обычном, не туристическом, районе Парижа произошла серия терактов. Самый страшный - в клубе Батаклан. Во время рок-концерта убийцы открыли огонь прямо по толпе. Садистски издевались над заложниками. 90 человек погибли.

От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2

На мраморной плите напротив Батаклана — бесконечная вереница букв. Говорят, что подробно писать о зверствах в ночном клубе в ту ночь французским СМИ настоятельно не рекомендовали госорганы.

Независимость за 9 евро

«Только наши читатели могут купить нас!» — гласит постер в редакции онлайн-издания «Mediapart»
«Только наши читатели могут купить нас!» — гласит постер в редакции онлайн-издания «Mediapart»

«Mediapart» читают в сети 140 тысяч подписчиков, за месячный абонемент они платят 9 евро. Это позволяет изданию, которое начиналось с кредита в 5 млн евро (его взяли, чтобы гарантированно платить зарплаты журналистам в течение первых трёх лет), и которое не размещает рекламу и не получает финансирование из каких-либо других источников, иметь стабильную прибыль. А значит, вести исключительно независимую редакционную политику.

Редакция издания "Медиапарт" (листать стрелочками)
Редакция издания "Медиапарт" (листать стрелочками)
От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2
От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2
Карикатура: "Отправить журналистов в ГУЛАГ?" "Зачем, если есть Гуантанамо"
Карикатура: "Отправить журналистов в ГУЛАГ?" "Зачем, если есть Гуантанамо"
От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2

Независимое издание «Mediapart», одно из самых уважаемых во Франции. Оно прославилось громкими журналистскими расследованиями в отношении министра бюджета Каюзака (уклонялся от уплаты налогов), хозяйки Л'Ореаля мадам Беттанкур, Национального фронта Ле Пен и т.д.


За несколько часов до дня тишины перед вторым туром президентских выборов им принесли конверт с документами против одного из кандидатов. Они отказались публиковать их.

«Нам нужно время, чтобы провести элементарный фактчекинг, - говорит редактор издания Франсуа Бонне. - Мы не можем позволить кому бы то ни было манипулировать нами»
Франсуа Бонне, редактор "Медиапарта"
Франсуа Бонне, редактор "Медиапарта"

Телевидение и телевизоры

От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2

В компании «Франс Телевизьон» невероятных размеров холл. Но телевизионщики хорошо помнят день, когда в нем яблоку было негде упасть. В феврале 2008-го они протестовали против решения президента Николя Саркози ввести запрет на трансляцию рекламы в прайм-тайм. Убытки, которые при этом должно было понести общественное телевидение, предлагалось покрывать за счет оптимизации (сокращения сотрудников и расходов) и за счет субсидий из госбюджета.

Франс Телевизьон
Франс Телевизьон

«То есть это способ сделать телевидение более управляемым?», - спрашиваем. «Вероятно, - отвечают нам. - Реклама - это треть наших доходов. Остальное - налог на телевизоры, он составляет 125 евро в год, и вообще-то давно морально устарел. Потому что телевизионный и радиоконтент люди сегодня получают при помощи совсем других девайсов»

Журналист экономического отдела 3 канала за работой
Журналист экономического отдела 3 канала за работой

В информационном выпуске 3 канала Франс Телевизьон в день тишины перед президентскими выборами - сюжеты о том, что женщина-депутат умерла от сердечного приступа в возрасте 50 лет; что найден ребёнок, похищенный отцом у матери; и что закрывается завод по производству бытовой техники Whirlpool.

«Владельцы перевозят производственные мощности в Польшу, - объясняет нам сотрудник экономического отдела 3 канала. - Там рабочая сила дешевле. Если во Франции час работы наемного рабочего стоит более 30 евро, то в Польше - всего 8. Такой вот демпинг внутри Евросоюза. Но и полякам, думаю, расслабляться не стоит - рядом с ними находится Украина, а там рабочий час стоит всего 2-3 евро»

От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2

Тема неунифицированного налогового законодательства для стран ЕС стала программной для предвыборной кампании Эмманюэля Макрона - он пообещал в случае избрания сделать так, чтобы вся Европа играла по единым налоговым правилам.

Уберизация экономики

В ходе предвыборной борьбы мадам Ле Пен упрекала месье Макрона в том, что он ведёт страну к «уберизации экономики».


Пользуясь онлайн сервисом при передвижении по Парижу, мы не могли нарадоваться на скорость обслуживания и цены. Там, где местные уверяли, что поездка на такси (обычном) обойдется в 30 евро, Убер предлагал довезти за 12. Так чем же плоха уберизация?

От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2

Тем, что ломает сложившийся рынок, объясняет нам бывший замредактора «Ле Монд Дипломатик» Доминик Видаль. До последнего времени во Франции было жестко регламентированное количество такси. Лицензии выдавались лимитировано — не более 300 в год. Стоимость лицензии — порядка 250-300 тысяч евро. Выходя на пенсию, таксист имел право продать лицензию, и полученные деньги обеспечивали его старость. И тут появляется Убер, и капитал в виде лицензии на частный извоз перестает чего-либо стоить.


На реплику о том, что спрос рождает предложение, и потребитель, который дольше ждал и дороже платил за услуги «традиционного» таксиста, при появлении Убера, должно быть, оказался в выигрыше, Доминик Видаль ответил так:

«Что случилось — тысячи молодых людей без диплома, очень часто арабского происхождения из пригородов, набросились на эти рабочие места. Купили себе костюмы, машины. Или взяли в прокат и начали работать как такси. Чего они не знали — что Убер вскоре решит для них удвоить процент за пользование централью вызовов. И у меня есть куча друзей, которые очень довольны Убером - легко вызывать, хороший сервис. Но когда они говорят с шофером, шофер объясняет, что он работает 70 часов в неделю, и за это время он не зарабатывает даже 1000 евро. А налоги должен платить, как более успешные предприниматели. Это нечестная конкуренция по отношению к таксистам, которые по 20 лет отработали в этой сфере. Это плохо для самих водителей Убера, которые идут туда работать только потому, что нет других рабочих мест. А потребитель, который якобы тоже выигрывает, это тоже трудящийся. И если то, что ему предлагают, наступает на права таких же трудящихся, это неверно!»
Доминик Видаль, бывший замредактора "Ле Монд Дипломатик"
Доминик Видаль, бывший замредактора "Ле Монд Дипломатик"

Société Idéale («Идеальное общество»)

От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2

У французов много поводов гордиться государственным устройством - например, у них прекрасная система здравоохранения. Бесплатное образование. Отличная инфраструктура - так, в обязанности государства входит обеспечить граждан чистой питьевой водой, и воду из-под крана можно пить без опаски.

От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2

Часть водопровода выводится на улицы: время от времени из-под тротуаров начинают разливаться ручейки, которые подхватывают мусор, сметенный дворниками, и уносят к канализационным стокам.

От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2

Но! Растет безработица и общий уровень жизни падает. По мнению французов, «дети живут хуже отцов». И это всех очень нервирует. Левые предлагают выход: ввести «универсальный доход». То есть такое пособие, которого будет хватать на достойную жизнь даже тем, кто вообще не работает. Откуда ресурсы? За счёт увеличения внешнего долга, объясняют политики (сейчас его размер - 2,2 трлн евро). Обсуждаются и другие варианты — например, обложить дополнительными налогами сверхдоходы богатых.

От "Убера" до Сталинграда. Франция глазами журналиста ТВ2

Каким курсом поведет страну новый президент, станет понятно после избрания нового парламента. Может быть, он войдет в историю как человек, который сумел вывести страну из кризиса. А память о героических поступках французы хранят долго.

Указатель на площадь и станцию метро "Сталинград", названные так в честь Сталинградской битвы, определившей исход Второй Мировой.
Указатель на площадь и станцию метро "Сталинград", названные так в честь Сталинградской битвы, определившей исход Второй Мировой.

Материал подготовлен в рамках проекта "Общественная дипломатия ЕС и Россия"

Поделитесь
Первая Частная Клиника
ПРОФЕССИОНАЛЬНО, ОПЕРАТИВНО, КОМФОРТНО
Радио Свобода
"Сами погубили профессию"
Детская художественная школа №1
Успей записаться на курсы и мастер-классы!
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?