Освобождение экс-директора СХК: без вины – виноватый?

2 июня, после почти пяти лет заключения, на свободу выйдет экс-директор СХК, почетный гражданин Северска Владимир Михайлович Короткевич. Корреспондент ТВ2 вспомнил некоторые обстоятельства «дела Короткевича» и побеседовал с адвокатом осужденного Константином Филипповым.

Владимир Короткевич во время судебного процесса
Владимир Короткевич во время судебного процесса
Автор: тв2

«Дела Короткевича» стало достоянием гласности 22 июня 2012 года. Всего по делу в качестве обвиняемых проходили четыре человека: генеральный директор СХК Владимир Короткевич и его заместитель по финансам Юрий Кунгуров (оба содержались под стражей с самого первого дня), заместитель гендиректора СХК по снабжению Леонид Романенко (до приговора суда он находился под подпиской о невыезде), директор дирекции материально-технического обеспечения корпорации ТВЭЛ (московской головной компании, в которую входит СХК) Тимур Букейханов (сначала был задержан, но через несколько дней выпущен под залог). Следствие, а затем и суд, тянулись более двух лет. В сентябре 2014 года прокурор попросил приговорить Короткевича и Кунгурова к реальным срокам заключения, а Романенко и Букейханова — к условному наказанию. Однако Ленинский районный суд Томска приговорил к реальным срокам всех четверых, с отбыванием в колонии строго режима: Короткевича — к семи годам, Романенко — к шести с половиной, Кунгурова — к шести, Букейханова — к пяти.


Спустя полгода апелляционная инстанция областного суда приговоры в отношении Короткевича и Кунгурова оставила без изменений, а наказания в отношении Романенко и Букейханова уменьшила, заменив их на условные сроки. В результате амнистии, приуроченной к 70-летию Победы, Романенко и Букейханов были освобождены из-под стражи сразу после оглашения вердикта апелляционной инстанции. В результате той же амнистии срок пребывания Владимира Короткевича в колонии строго режима был снижен с семи лет до пяти лет и восьми месяцев. На свободу экс-директор СХК должен был выйти 22 февраля 2018 года.


И вот — новый поворот дела. Об изменении срока заключения Владимира Короткевича нам рассказал адвокат Константин Филиппов:

В прошлом году были внесены изменения в действующее законодательство. В том числе, претерпела серьезные изменения статья 204. Вместо четырех частей в этой статье — их стало восемь и изменилось наказание. С учетом этих изменений нами было оформлено обращение в суд. Суд рассмотрел наше обращение и изменил наказание Короткевичу, снизив его на один год, и снизил штраф на 20 миллионов рублей. После того, как это решение суда вступило в законную силу, администрация колонии (где отбывает наказание Короткевич – прим. тв2) сама привела новое наказание в соответствие с актом амнистии (амнистии к 70-летию Победы – прим. тв2). И в настоящее время срок содержания под стражей Короткевича Владимира Михайловича заканчивается 2 июня.

Здесь уместно, хотя бы в двух словах, напомнить суть дела. Так сказать, высказать субъективное оценочное суждение.


Потерпевших в этом деле не было. Ни у СХК, ни у какой-либо другой государственной или частной структуры не было украдено ни одной копейки. Главное нарушение состояло в том, что ответственный за закупки угля для нужд комбината Леонид Романенко брал деньги с контрагентов, то есть с поставщиков угля. Даже из материалов дела следовало, что именно Романенко организовал эту преступную схему: брал деньги с поставщиков, а затем их распределял: по 1/6 части брал себе, столько же отдавал Короткевичу и Кунгурову, а половину отправлял в Москву — Букейханову.  При этом, по словам защиты, организация и проведение конкурсов на закупку угля осуществлялись именно в Москве. Изначально именно на этом этапе следователи выявили нарушения, но потом идти по «московскому следу» дальше Букейханова почему-то не стали. Короткевич к процедурам закупки вообще не имел никакого отношения. Но деньги от Романенко брал? Брал.

Юрий Кунгуров и Владимир Короткевич в Ленинском суде Томска
Юрий Кунгуров и Владимир Короткевич в Ленинском суде Томска
Автор: тв2

Как пояснял в суде сам Владимир Короткевич, Романенко действительно периодически приносил ему деньги со словами, что это взнос контрагентов на нужды комбината. Такая практика, по словам многих моих собеседников, к сожалению, имеет место во многих предприятиях, осуществляющих закупки на сотни миллионов рублей. На мой субъективный взгляд, Короткевич действительно держал «черную кассу СХК». Деньги шли на различные социальные проекты, например, на организацию спортивных соревнований, но главная часть средств шла на политику. В интересах «Единой России», разумеется. В открытых судебных заседаниях Владимир Короткевич называл и некоторые конкретные адресаты этой помощи. Например, десять миллионов — в различные фонды по просьбе первого заместителя губернатора Томской области (ныне председателя областной Думы) Оксаны Козловской, миллион — на выборы заместителя председателя областной Думы (ныне мэра Северска) Григория Шамина, значительные средства — на избрание депутатов северской Думы от СХК... Кстати, эти факты уже публиковались в прессе, и никем из вышеупомянутых лиц так и не были опровергнуты.


Вот, что, в частности, рассказал по поводу приговора своему подзащитному адвокат Константин Филиппов:

Я полагаю, что в судебном заседании сторона защиты полностью доказала невиновность Короткевича. Для этого были представлены документы, собранные в ходе предварительного следствия. Эти документы свидетельствовали, что он не совершал никаких противоправных поступков, и, соответственно, был несправедливо осужден. Но, тем не менее, решение суда было иным. Апелляционная инстанция с этим решением согласилась, оставила всё без изменения, хотя, на мой взгляд, не мотивировала это.


Но примечательным остается тот факт, что двое основных фигурантов, по крайней мере, один из них – Романенко, который судя по материалам дела, фактически организовал эту преступную схему, сам нашел контрагентов, сам ездил договариваться в Москву, сам собирал деньги с этих контрагентов и потом их распределял. Он же [Романенко] был фактически освобожден от наказания: и от основного – в виде лишения свободы, и от уплаты штрафа. То есть он вышел из этого уголовного дела фактически без потерь, если не считать нескольких месяцев в следственном изоляторе. Он был освобожден от условного наказания, ввиду акта амнистии, и от выплаты штрафа. И я думаю, средствам массовой информации было бы интересно узнать, как Романенко провел это время. Чем он занимается? И как вообще ему живется? Насколько спокойно, хорошо, учитывая, что людей, которых он фактически оговорил, закрыли на достаточно серьезный срок, и они только вот сейчас смогут освободиться из мест лишения свободы… И при этом за ними еще будет тянуться необходимость выплачивать серьезные штрафы.

Его [Романенко] показания были нужны органам расследования, суду для того, чтобы остальные фигуранты этого дела [Короткевич и Кунгуров] были осуждены. При этом расхождения в его показаниях с фактическими обстоятельствами суд не принял во внимание. Но сейчас об этом нет смысла говорить, поскольку есть приговор суда, вступивший в законную силу. Но факт остается фактом: человек, который фактически организовал преступную схему, в дальнейшем был полностью освобожден от наказания.


— Учитывая его чудесное освобождение, можем ли мы предполагать, что имела место сделка Романенко либо со следствием, либо с судом?


— Мы при этой сделке не присутствовали. Была она или нет — не известно. Но очевидно, что рассмотрение дела в апелляционной инстанции затянулось в тот момент, и очевидно что [судьи] ждали, в каком окончательном виде будет постановление об амнистии. И в конце-концов, когда текст амнистии был сформулирован и опубликован, решение [суда] было сформулировано таким образом, чтобы Романенко был полностью освобожден от наказания. Почему так случилось? – Это вопрос, на который, скорее всего, нам никто не даст ответа.

Леонид Романенко
Леонид Романенко
Автор: пресс-служба СХК

Рассказ Константина Филиппова, на мой взгляд, стоит дополнить пояснением. Автор этих строк следил за «Делом Короткевича» на всех его этапах, в том числе и на стадии аппеляции в областном суде. Тогда Филиппов действительно недоумевал, почему решение аппеляционной инстанции неоправданно (по его мнению) затягивается по срокам. Когда решение было оглашено, стало ясно: случайно или нет, но итоговые приговоры Романенко и Букейханова попали точно под формулировки только что опубликованного текста амнистии и позволили обоим полностью уйти от наказания.

Нам не удалось связаться с адвокатами Юрия Кунгурова, но удалось выяснить, что и ему срок заключения был снижен на один год. Учитывая это обстоятельство, можно предположить, что он выйдет на свободу ровно через пять лет после своего задержания, то есть — 22 июня этого года.

Поделитесь
Первая Частная Клиника
ПРОФЕССИОНАЛЬНО, ОПЕРАТИВНО, КОМФОРТНО
Премия "Просветитель"
25 НАУЧНО-ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ
от ПРЕМИИ "ПРОСВЕТИТЕЛЬ"
НОВЫЙ ПУТЬ
ЛЕЧЕНИЕ НАРКОМАНИИ, АЛКОГОЛИЗМА, ИГРОМАНИИ
Поделитесь