«Один фельдшер на тяжелый вызов - это смертный приговор больному». Причины конфликта в «Скорой помощи» Томска

Сотрудники станции скорой медицинской помощи Томска просят отстранить от должности главного врача Николая Родионова. Об этом они написали в письме президенту России Владимиру Путину и министру здравоохранения РФ Веронике Скворцовой.  Подписи под обращением поставили 52 человека. В основном – фельдшеры, медсестры и водители. Они недовольны условиями труда, штрафами и зарплатой. Мы опубликовали это письмо и договорились встретиться с его авторами. Вот, что они нам рассказали.

«Один фельдшер на тяжелый вызов - это смертный приговор больному». Причины конфликта в «Скорой помощи» Томска
Фото: Александр Сакалов

Сотрудники «Скорой помощи» работают посменно. Потому собрать всех, кто подписал письмо за отставку главного врача Николая Родионова, не удалось. На разговор с журналистами ТВ2 пришли фельдшеры, медсестры и водители, которые только что отдежурили сутки. Юлия Минаева, фельдшер выездной бригады с 13-летним стажем, рассказала с чего начался конфликт с главным врачом  станции скорой помощи. С мигалок.

Проблемы начались с ноября месяца, когда нас начали наказывать за малейшие проступки повально. В августе 2017-го был издан приказ, что мы, выезжая на вызовы, должны включать световые и звуковые маячки. Раньше мы выезжали с ними только на срочные вызовы и нововведение для нас это было неожиданным. Естественно, что сначала люди забывали включать эти маячки, когда выезжали просто на обычный адрес. И за это врачей, фельдшеров и водителей стали привлекать к административной ответственности и лишать премий. Мы не поняли, почему медработник должен нести ответственность за то, что включен маячок или нет? Это должен делать водитель, он отвечает за машину. Главврач на это нам ответил, что очень много штрафов приходит из ГИБДД за нарушения, а если будут включены маячки, то штрафов не будет. И что на штрафы, которые приходят «Скорой», премий водителей недостаточно. А  вот если включить премии врачей и фельдшеров, то этого хватит.

Юлия Минаева, фельдшер станции скорой медицинской помощи
Юлия Минаева, фельдшер станции скорой медицинской помощи
Фото: Александр Сакалов

Сотрудники «Скорой» рассказали, что решили жаловаться президенту РФ и министру здравоохранения, еще  в декабре 2017-го года после встречи с главным врачом . На встрече они высказали свое недовольство по поводу лишения премий из-за мигалок. Ответы  Николая Родионова людям не понравились. Напряжение росло.

Главврач никаких мер, чтобы сгладить ситуацию не предпринимал,– говорит Юлия.– А когда мы решили написать письмо, то подумали, что надо рассказать не только про мигалки, но и том какой бардак у нас вообще творится на «Скорой помощи».

Фельдшеры решили написать и о том, что их заставляют работать по одному в нарушение приказа № 388 Министерства здравоохранения, согласно которому в состав бригады скорой медицинской помощи должны входить доктор, фельдшер и медсестра. Фельдшеры согласны, что в бригаде может быть по два медицинских работника, но никак не по одному.

— А если тяжелый больной?


— Если тяжелый больной и надо везти, то выходишь на улицу и плачешь слезами горькими. Просишь людей, помогите, пожалуйста, унести. Кто-то пройдет мимо, скажет нам некогда, а кто-то согласится. Мир не без добрых людей. Это ладно, если адрес простой. Но у нас же не фильтруются адреса, а по распоряжению руководства отправляют на вызов первую ближайшую бригаду. На любой вызов — ДТП, падение с высоты, оторвало руку или ногу, отрубил болгаркой руку. Неважно. Представляете, мы приезжаем, а там человек в клинической смерти. Что я в две руки могу сделать? Просто качать. Но это не является эффективными мероприятиями. Другое дело, когда в четыре руки — один колет лекарства, другой качает, дышит. Заведомо, посылая на такой адрес, на тяжелый, на реанимационный, одного фельдшера, простите меня, но подписывают больному смертный приговор. По-другому я назвать это не могу.

Николай Родионов считает, что этот министерский приказ носит рекомендательный характер и обязательному исполнению не подлежит, — поясняет позицию главврача Юлия Минаева. Ее коллега Алексей Луговской, фельдшер скорой медицинской помощи, дополняет картину  и рассказывает,  как проблему одиночных решали на общем собрании 15-го января 2018-го года..

Нам сказали, что будут решаться вопросы и по поводу работы по одному, и по поводу зарплаты. Обещали, что никого больше заставлять работать по одному не будут. Раньше, если человек отказывался работать один, то его заставляли писать объяснительную почему. И на основании этой объяснительной его могли и премии лишить. Понимаете, страшно девушке работать одной в ночь. Ведь правда страшно. Она пишет объяснительную, а за это ее лишают денег. Нам обещали, что по одному никто больше работать не будет, что только по желанию и за дополнительную оплату. Но это обещание выполнялось только пару дней, а потом все стало, как раньше, — рассказал Алексей Луговской.

«Один фельдшер на тяжелый вызов - это смертный приговор больному». Причины конфликта в «Скорой помощи» Томска
Фото: Александр Сакалов

Авторы письма говорят, что составом фельдшер плюс водитель приходится работать почти всегда. За зарплату не более 25 тысяч рублей. Фельдшер Юлия Даньшина, считает, что для младшего медперсонала «майские указы» президента не выполнены. «Нам сделали выплату, которая называется «дорожная карта». Эту выплату нам давали 4 месяца с октября 2017-го. Сначала дали по 8 тысяч рублей, потом по 5 тысяч, потом 3, в январе по тысяче рублей, а в феврале вообще ничего не дали», — рассказала Юлия Даньшина.

«Один фельдшер на тяжелый вызов - это смертный приговор больному». Причины конфликта в «Скорой помощи» Томска

На встрече с нами не  было ни одного врача. Это не случайно. Врачам зарплату повысили. Получают они по 60-70 тысяч. Собравшиеся говорят, что это справедливо, потому что работа тяжелая. Но вот их зарплатой обошли.

Чтобы нормально заработать, большинство фельдшеров работает больше, чем на одну ставку. Семья, ипотека, образование детей. Работа на две ставки — это сутки через сутки.

В месяц это получается 260 часов. Я всю неделю работала сутки через сутки и только суббота и воскресенье были выходные, — рассказывает Юлия Минаева. — Чтобы хоть что-то получить. Пришел, упал, сутки отоспался и снова на дежурство. Главный врач Николай Валерьевич считает, что такая ситуация никак не влияет на работу «Скорой помощи». А вы как думаете? Не влияет? Если к вам приедет один фельдшер, который работает сутки через сутки? Конечно, это все влияет на нашу работу.

В телефонном разговоре главный врач скорой помощи Николай Родионов рассказал нам, что  по штатному расписанию на станции скорой помощи должно работать 1,3 тысячи сотрудников , а фактически устроены 718 человек. Разговаривать на камеру с ТВ2 он отказался. Обещал встретиться после проверки прокуратуры. А  вот от разговора с коллегами с губернского телеканала «Томское время»  он не отказался.

Видео: Губернский телеканал "Томское Время"

В ответ на «требование оппозиционеров (так называет корреспондент «Томского времени» тех, кто подписался под письмом президенту) сменить главного врача», Николай Родионов сообщает, что знает, кто стоит за этим письмом и что ему кажется подозрительно малым количество людей,  подписавших требование отстранить его от работы — из 718 человек письмо подписали всего лишь 52 человека.


Однако эти несколько десятков недовольных говорят о реальных проблемах «Скорой». И эти проблемы касаются не только ее сотрудников. Завтра «Скорая» в неполном составе, замотанная графиком сутки через сутки, может приехать к любому из нас.


Все время этого разговора не покидало ощущение, что находишься внутри известного фильма «Аритмия». Хочется уже, чтобы это кино когда-нибудь закончилось.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?