Нерасселенные

Нерасселенные

Первомайская, 149. Деревянная двухэтажка, которую за шестьдесят лет ее жизни ни разу не ремонтировали. Дом давно сгнил и держится только на мелком ремонте, который осуществляют сами жильцы. В 2014 году суд признал этот дом аварийным, постановлением мэра жилищников обязали расселить дом до конца 2016 года. Однако из двенадцати квартир расселили только три, жильцы которых дополнительно подали в суд на исполнение решения о расселении. В пяти квартирах до сих пор живут те, кому некуда пойти и нет денег снять или купить нормальное жилье.


Бабушке Маше 82 года, живет с сыном, тоже пенсионером. Ее квартира на втором этаже, на первый бабушка Маша давно не спускается.

Нерасселенные

«Нас заставили приватизировать эту квартиру. Потом мы двадцать тысяч рублей сдали на адвокатов, но так и не получили квартиру. Воду мы с колонки носим. Туалет в ведерке. Я спускаться со второго этажа уже не могу», — рассказывает Мария Шишерина.

Нерасселенные
Нерасселенные
Нерасселенные

В этом же подъезде – единственная оставшаяся муниципальной квартира. Ее жильцов в случае расселения — единственных, должны обеспечить новой квартирой. Остальным, частникам, положена компенсация. Сумму компенсации определяют, оценив старое жилье. С учетом в каком дом состоянии, этих компенсаций на покупку нового жилья однозначно не хватит.


«Мы квартиру приватизировали, съехали отсюда еще в 2005 году, то есть тринадцать лет назад, потому что жить тут было невозможно: туалета нет, воды нет, — рассказывает Виктор Спицкий. — Мы построили дом. Нам жить есть где, но это собственность, ее не бросишь. Мы скидывались по десять тысяч рублей на адвокатов, но получается, наверное, нас кинули, потому что результата так и нет».

За отопление плата у нас зимой за квартиру доходит до шести тысяч рублей. Как-то даже был репортаж, что девочка на улице обожглась об открытую горячую трубу. Домом же никто теперь не занимается, всё в таком состоянии, что мы давно уже обогреваем улицу. Я тут не живу тринадцать лет и последнее время принципиально перестала платить за отопление. Теперь мы должны за него больше 28 тысяч, — рассказывает мама Виктора Спицкого Зоя Помазкина.

Нерасселенные

— В 1995 году мы приехали из Казахстана. По программе переселения соотечественников все, что мы смогли тогда приобрести — эту квартиру в разваливающемся доме, — продолжает свой рассказ Зоя Помазкина. — Ссуду, которую нам дали тогда, мы уже выплатили. Но прожили в этой квартире недолго. В 2014 году, насколько я знаю, наш дом хотели поставить на капремонт, мол, даже выделили 22 миллиона рублей. Да за эти деньги всех нас можно было расселить.


— Те, у кого были сто тысяч рублей и они могли наняли адвокатов, добились расселения, — рассказывает житель единственной в доме муниципальной квартиры Анна Чевозерова. — Наша квартира муниципальная, нас по закону вроде бы должны были расселить в первую очередь. Мы приходим на прием, говорят: извините, денег нет. Но вы можете собрать пакет документов и признать себя малоимущими. И опять отстаивать очередь уже как малоимущие. Но наш дом с 2014 года признан негодным к проживанию, какая очередь?

Сейчас нам приходят квитанции об оплате за водоснабжение, водоотведение. С нас требуют все это убрать, потому что мы в своей квартире самостоятельно это все установили. А почему вы нам все это не предоставили? Это многоквартирный дом, а у нас даже туалетов нет, ходим промеж гаражей. Нас тут кинули как свиней. Тут уже как можешь, так и выживаешь.

Нерасселенные

— Полы в подъезде покрыты собственными силами, это лично мои доски, лично мой брус, — продолжает Анна Чевозерова. — Мы пять лет назад почти 600 тысяч потратили на то, чтобы эту муниципальную сгнившую квартиру привести в человеческий вид: купили брус, поменяли стены, перестелили полы. Дом никто, с тех пор как его признали аварийным, не обслуживает. Нам приходят бешеные суммы за отопление от ресурсоснабжающей организации, у нас на доме, видимо, огромные теплопотери, и их на нас вешают. Приходят квитанции за горячую воду, у нас ее отродясь не было. За воду нам присылают по пятьсот-шестьсот рублей — как по нормативу. У нас со второго подъезда ходили к одной управляющей компании, пытались с ними договорится об обслуживании дома, те честно ответили: мы ваш дом обслуживать точно не будем, вы нам будете тогда просто ни за что платить.

Нерасселенные

В «ТомскРТС» объяснили, что начисляют жильцам расселенного дома плату за горячую воду на основании документа, поступившего в свое время из управляющей компании, о том, что в доме есть «тепловая нагрузка». А если реально горячей воды в доме нет, то жильцы должны сами обратится к ним, вызвать инспектора и доказать, что воды нет:


«В квартирах жителей имеются водоразборные точки, позволяющие потреблять горячую воду. Жителям давались рекомендации демонтировать данные водоразборные точки в случае нежелания пользоваться горячей водой. Чтобы зафиксировать факт демонтажа водоразборных точек необходимо пригласить сотрудника Тепловой инспекции, который составит соответствующий акт, и предоставить этот акт в АО «ТомскРТС». С этого момента начисления за горячую воду производиться не будут».

Нерасселенные
Нерасселенные
Нерасселенные
Нерасселенные

Глава Ленинского района Вячеслав Черноус, подтвердил, что дом идет в резервном списке на расселение на 2017-2020 год. Но по его словам, дом скорее всего расселят уже в этом году.


«Сейчас на согласовании находится постановление об изъятии этих квартир. Как только оно будет подписано, а это скорее всего произойдет к середине июня, мы уведомим собственников, что они могут написать заявление на возмещение. Муниципальным жильцам предоставляется квартира в порядке очереди. А частники получают компенсацию. После подписания постановления делается экспертиза по заявлениям и по результатам этой оценки заключается договор на выкуп квартир. Обычно это происходит в течение 3-4 месяцев. Так что скорее всего им до конца года уже должны начать выплачивать компенсации».


Но вот насчет муниципальной квартиры непонятно. Есть вариант, что они останутся единственной заселенной квартирой в ожидании очереди. А очередь, зависящая от финансирования, движется непредсказуемо. То есть ждать можно годами. Либо подавать в суд, как сделали до этого три квартиры. Ибо просто расселить дом, уже признанный судом аварийным, оказывается, невозможно.


PS:


На фото ниже один из соседних домов, признанных также аварийным. Там тоже ждут расселения.

Нерасселенные

PS:

По состоянию на 11 мая 2018 года в Томске 109 многоквартирных дома признаны аварийными и подлежащими сносу либо реконструкции. И в них по прежнему живут люди.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?