«Не хотите ли вы поговорить о Библии?»

«Здравствуйте, не хотите ли вы поговорить о Библии?», — пожалуй, именно с этой фразой у всех ассоциируются представители Свидетелей Иеговы. Сейчас Верховный суд России рассматривает иск Минюста к религиозной организации «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России». Ведомство просит признать их деятельность экстремистской, и если суд встанет на сторону Минюста, то больше 175 тысяч россиян можно будет называть экстремистами.


Свидетели Иеговы – международная религиозная организация, которая возникла в 1930-е годы. Вероучение отличается своеобразной трактовкой многих религиозных понятий. Организации Свидетелей зарегистрированы в 240 странах мира, но запрещены на территории Китая, Таджикистина и некоторых других стран. На встречах Свидетели Иеговы читают Библию, которую трактуют буквально. Например, заповедь «Не убий». Свидетели Иеговы не берут в руки оружие, они не учатся воевать, не замешаны ни в каких военных конфликтах. Поэтому, согласно своей вере, Свидетели с уважением относятся к людям разных конфессий, национальностей, социальных слоёв, не вступают в конфликты и не проявляют агрессии.


В Томской области около 1,5 тысяч Свидетелей Иеговы. Один из них — Дмитрий. Он работает в сфере рекламы, женат, имеет сына и, согласно 28 статьи Конституции, может верить в то, во что хочет.

Дмитрий
Дмитрий
Фото: Олег Мутовкин

Дмитрий, а как долго вы являетесь прихожанином церкви Свидетелей Иеговы?

С 2004 года. До изучения Библии я курил, принимал легкие наркотики. Благодаря изучению Библии я от всего этого избавился. Сейчас у меня жена, ребенок. Мы такие же люди, как и многие другие в нашей стране. Наш сын — такой же, как и остальные дети. Он смотрит «Смешариков», «Машу и Медведя», «Октонавтов», ходит на развивающие занятия и любит «Лего». Единственное, мы его воспитываем в представлении, что воевать нельзя. У него нет игрушечных пистолетов, нет игр на планшете и компьютере, которые связаны со стрельбой. Но свою религию мы не навязываем. Он вырастет и сам поймет, кем ему стать. Либо он будет Свидетелем Иеговы, либо нет.

 

Я официально трудоустроен, плачу налоги. Занимаюсь рекламой. Вообще, у нас нет никого, кто бы получал зарплату за деятельность священнослужителя. Это все происходит на добровольных началах.

В чем сегодня Минюст обвиняет Свидетелей Иеговы?

Минюст обвиняет централизованную организацию «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России» в экстремистской деятельности и затем пытается ликвидировать все местные религиозные организации, в том числе и в Томске. Причем нам в Томске никогда никаких обвинений в экстремизме, тем более, каких-то доказательств экстремистской деятельности ни разу не предъявлялось. Это раз. И во-вторых, судебный процесс Минюст организовал без нашего уведомления, т.е. нас, как юридическое лицо, хотят ликвидировать, но не дают возможности защищать свои права. Мы считаем, что это просто несправедливо.

Понимаете ли вы, почему вопросы у Минюста возникли именно сейчас? Все-таки организация существуют с 1991 года в России, а в 1996 году Борис Ельцин признал свидетелей Иеговы жертвами политических репрессий.

Это был довольно длительный процесс, который начался в 2009 году, когда некоторые публикации,  больше шестидесяти, Свидетелей Иеговы стали признавать экстремистскими. Хотя в 2011 году ВС России пояснил, что какие-то тексты или убеждения людей, которые направлены на критику религиозных взглядов других людей, не являются экстремистскими. А в тех публикациях утверждалось, что Свидетели Иеговы — истинная религия. Но ведь по сути каждый верующий верит в то, что его религия правильная. Получается, что с тех пор процесс был запущен.

 

Следующий этап — начали подбрасывать публикации в места богослужений. В Томске такого не было, но в некоторых других регионах такое было. Например, в Ставропольском крае. Есть съемка с камер видеонаблюдения:  приехала машина ОМОНа, когда богослужение не проводилось, болгаркой срезали дверь, выгнали сторожей, представителю собственника здания  не разрешили присутствовать во время обыска. Видеокамера сняла, как сотрудники подложили в один из шкафчиков запрещенный материал, а спустя через час другой сотрудник его «обнаружил». После вменяется, что организация хранит запрещенные экстремистские материалы с целью массового распространения. Таким образом, около восьми местных религиозных организаций были закрыты, а в Таганроге конфисковали здание, где проходили службы. Там же в Таганроге шестнадцать человек привлекли к уголовной ответственности, так как они продолжали собираться, но уже на квартире. 

 

В прошлом году Генеральная прокуратура вынесла предупреждение Управленческому центру о недопустимости экстремистской деятельности. По ее логике, именно Управленческий центр виновен в том, что некоторые местные организации были признаны экстремистскими, и что центр ввозил в Россию литературу, которую потом признали экстремистской (хотя на момент ввоза все было законно).  В течение года местные религиозные организации штрафовали, и Генпрокуратура расценила это, как новые доказательства экстремистской деятельности. Хотя юридически Управленческий центр и местные религиозные организации — это разные организации, и когда судили местные организации, то центр ни разу не привлекали к суду. А теперь вменяют всем, даже тем, кто никогда не привлекался, экстремистские действия только по религиозному принципу. Давление, запугивание... И вот 15 марта этого года Минюст подал иск.

«Не хотите ли вы поговорить о Библии?»
«Не хотите ли вы поговорить о Библии?»

То есть, никаких претензий к томской религиозной организации не было?

В Томской области их три. Еще две — в Асине и в Северске. У нас не было никаких предупреждений от прокуратуры, никаких судебных процессов. Мы постоянно участвуем в субботниках, у нас есть благодарственные письма, почетные грамоты. Получается, что мы ни в чем не обвинялись, от власти у нас только благодарности и грамоты, а Минюст пытается нас закрыть, не уведомив нас и не дав нам защищаться. Хотя мы в прошлый понедельник подали заявление в Верховный суд, чтобы нас привлекли к этому делу в качестве соответчиков (в иске было отказано — прим.ред).

Согласно официальной информации, порядка 10 местных организаций из 395 когда-либо привлекались к ответственности за экстремистскую деятельность. Большая же часть из них никогда не привлекались, имеют благодарности и грамоты.

«Не хотите ли вы поговорить о Библии?»
Фото: Олег Мутовкин

Одной из возможных причин иска Минюста называют имущественные притязания. Например, здания, которые находятся в аренде или в собственности, могут перейти государству.

Земля муниципальная, мы ее арендуем. Владельцы — наша организация. Что произойдет с помещением, если Свидетелей Иеговы признают экстремистами — сложный вопрос. Но если внимательно читать иски, то понятно, что у Минюста есть какие-то притязания имущественного характера.

«Не хотите ли вы поговорить о Библии?»
Фото: Олег Мутовкин

Давайте предположим худший вариант событий: если суд признает Свидетелей Иеговы экстремистской организацией, то что вы будете делать?

Если говорить чисто юридически, то мы можем попробовать обжаловать решения. Если не получится это сделать в России, то подадим жалобу в Европейский суд по правам человека. В 2010 году была подобная история. В 2004 году в Москве организацию ликвидировали, община подала в ЕСПЧ, где спустя шесть лет все судьи, в том числе и судья из России, единогласно постановили, что права были нарушены, что нужно выплатить компенсацию и восстановить регистрацию. И только в 2015 году ее зарегистрировали повторно.

 

Понятно, что юридические организации создаются с определенными целями, для удобного решения организационных вопросов, для взаимодействия с властями. Но в 28 статье Конституции говорится, что любой гражданин России может исповедовать любую религию. То есть, это право верить — остается. По Конституции, эти люди могут также собираться и даже проповедовать, потому что в той же статье Конституции говорится, что человек может свободно распространять свои взгляды. Но как будет в жизни не известно... Это почему-то не работает, что показал Таганрог.

История показывает, что во времена репрессий Свидетели Иеговы начинают страдать одними из первых. Например, в СССР Свидетелей Иеговы ссылали в Сибирь, в том числе в Иркутскую и Томскую область. В Асине много пожилых Свидетелей Иеговы, которые застали те времена. Председателя головного офиса вместе с родителями сослали в Иркутскую область. В 1996 году Ельцин признал, что права репрессированных были нарушены. Сейчас же происходит что-то обратное. Те корочки, которые выдавались в 90-е, можно выкинуть и опять садиться на скамью подсудимых.

И в Германии было то же самое. Когда нацисты пришли в Польшу, они устроили там Освенцим. И первыми, кто туда попал, были Свидетели Иеговы. Порядка двух тысяч Свидетелей Иеговы погибли. Эта история показывает, что когда начинают нарушать права Свидетелей Иеговы, позднее нарушаются права и других людей.

Мы известны своей проповеднической деятельностью и многие считают, что закрыть нас нужно только из-за того, что мы ходим по домам. Но нас безосновательно обвиняют в экстремизме. А ходить по домам, останавливать кого-то на улице — это наше конституционное право. Мы никого не заставляем, силком в Зал Царства не затаскиваем.

пикет против Свидетелей Иеговы в Белгороде в апреле 2015 года
пикет против Свидетелей Иеговы в Белгороде в апреле 2015 года
Фото: belive.ru

Мнения:


Пресс-служба администрации Томской области: «Как только Верховный суд примет решение, Белый дом этому решению будет следовать так же, как и все остальные 84 региона России».


Руководитель информационного отдела Томской епархии, священник Дионисий Землянов: «У нас в стране декларируется свобода совести. Важно, чтобы это право соблюдалось. Если против организации выдвинуты какие-то обвинения (в том числе и в экстремизме), то название тут не причем. Как член Церкви я могу только засвидетельствовать то, что «Свидетели» не являются христианами».


Богослов Сергей Худиев: «Церкви тоже можно приписать «экстремизм». Преследование «Свидетелей Иеговы» порождает ряд тяжелых побочных эффектов. И первый из них — это фактическое сворачивание свободы вероисповедания. <...>

Приписать «экстремизм» Церкви можно ровно с тем же успехом <...>. Церковь решительно настаивает на уникальной истинности своего учения, критикует другие учения как ошибочные, поддерживает практики, которые можно объявить «экстремистскими» — например, монашество. Стоит противникам проявить совсем чуть-чуть изобретательности, и мы услышим, что Церковь угрожает жизни и здоровью своих членов — например, восхваляя женщин, которые не стали делать аборт по медицинским показаниям. А уж найти какие-то отдельные случаи глупостей или злоупотреблений — вроде какого-нибудь старца, который «не благословляет» операцию или химиотерапию — всегда можно, как можно и раскрутить их в ходе медийной кампании. Механизмы недобросовестной полемики, увы, уже отработаны, и нет ничего проще, чем воспользоваться ими против Церкви.

Как и механизмы юридического преследования — мы все с верой в уникальность Христа тут – экстремисты, и нас не привлекают только потому, что сейчас у нас хорошие отношения с государством. Но это сейчас. Нет никакой гарантии, что это не изменится. Поэтому очень важно отстаивать свободу совести — никого нельзя преследовать за его религию. Никому нельзя запрещать верить так, как он считает правильным. Церковь будет находиться в наибольшей безопасности — и в наилучших условиях для своего служения, когда в обществе и законодательстве будет прочно укоренен принцип религиозной свободы.


Второе — размывание понятия «экстремизм» само по себе опасно. Мне ничего не известно о совершенных Свидетелями Иеговы терактах или организованных ими мятежах; ни в каком насилии, которое требовало бы пресечения со стороны государства, они замечены не были. Если можно объявить «экстремистом» человека, который и не помышляет ни о каких злодействах и мятежах, а просто имеет странные богословские воззрения, то само понятие «экстремизма» становится универсальным кистенем, которым можно прибить кого угодно. Всегда лучше жить под законом, а не под кистенем».


Доцент кафедры истории Древнего мира Олег Хазанов: «Это уже не первая попытка Минюста. По-моему, в 2011 году, когда шел процесс над «Бхагавад-гитой, как она есть», литературу Свидетелей Иеговы признали экстремистской. Тогда же кришнаитам и говорили: «Что же вы так боитесь, книжку же запретили, да и не книжку, а лишь комментарии». Кришнаиты отвечали, что сначала книгу, а потом уже и их. Со Свидетелями Иеговы происходит такой же процесс».

Поделитесь

Читайте также

Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?