«Наша иранская женская аудитория услышала себя»

15 лет иранец Маджид Ахмади изучает русский язык и литературу, переводит книги, знакомится с «загадочной русской душой». Недавно он перевел на персидский язык книгу белорусской писательницы Светланы Алексиевич «У войны не женское лицо». Маджид не ожидал, что у иранцев она вызовет такой интерес. Иранцы не очень читающая нация, но эта книга, вышедшая первоначально стандартным тиражом в тысячу экземпляров, переиздавалась уже 12 раз.

«Наша иранская женская аудитория услышала себя»

Интервью с Маджидом Ахмади записала студентка факультета журналистики ТГУ Марина Студинская.


— В 2003 году я поступил в Мазандаранский университет в Иране и начал изучать русский язык и русскую литературу. В 2005 впервые приехал в Астрахань на три месяца в культурно-языковой центр Ассоциации прикаспийских университетов. Тогда накупил много фильмов и книг. В основном – это была советская классика. Много фильмов было про войну. Начал читать, смотреть в оригинале — изучение языка пошло быстрее. В 2009 году поступил в аспирантуру ТПУ, чтобы полностью окунуться в русский быт, узнать людей и культуру, потом я планировал вернуться в Иран и преподавать.

Мне понравился Томск – это молодой город. Здесь другая энергетика, другой дух. Здесь я познакомился со своей будущей женой. Мне нравятся здешние люди. Удивляет их толерантность. Я видел еще, как в советских фильмах не придавали значения национальности. Не важно было кто ты: узбек, эстонец. Все жили рядом и помогали друг другу.

Маджид с женой Ариной Ахмади
Маджид с женой Ариной Ахмади
Фото: с личной страницы Маджида Ахмади в фейсбуке

— У меня в Томске был случай. В городе подорожала гречка, а у меня на тот момент почти не было денег. В магазинах я покупал только эту крупу и хлеб у одной и той же бабушки на Дзержинском рынке. На ТВ2 тогда как раз делали сюжет о том, что гречка подорожала и меня сняли в качестве одного из героев этого сюжета. На следующий день после выхода сюжета, я шел по городу и мне было очень стыдно. Что обо мне подумают люди? Захожу, как обычно к этой бабушке за хлебом, а она мне дает еще картошку и булочки. Вот такие русские люди. Всегда мне помогали. Для меня Томск состоит из людей, которым не все равно. Этот город я считаю своим вторым домом. Я родился в деревне на севере Ирана. Есть два места где я чувствую себя спокойно – это в Томске и в той деревне. В этом городе я нашел много родственных душ, и если бы не мой, уже сейчас легкий, акцент, человек может даже не заметил бы, что я иностранец.


В 2013 году я должен был вернуться в Иран. Вернулся, стал преподавать в Мазандаранском университете русский язык, русскую культуру и историю. Упор я делал именно на культуру — это то, чего мне так не хватало в свое время самому. Про нее, когда я учился, не говорили, а культура — душа каждого народа. Без изучения культуры, все, что связано с языком поверхностно. Я старался передать студентам все, что знал сам. Ко мне на лекции студенты приходили со своими друзьями, потому что им нравилось такое преподавание. Мы до сих пор со многими общаемся.


Перед возвращением в Томск в 2015 году я начал переводить книгу белорусской писательницы Светланы Алексиевич «У войны не женское лицо». Тогда мне не нравились существующие переводы книг. Большинство переводов на наш язык в основном были сделаны с языка-посредника. Из-за этого очень многое утрачивалось. Я тогда хотел начать переводить книги Василия Аксенова, но издатель, с которым я работал, попросил написать статью про Алексиевич. В 2015 год объявили, что Светлана Алексиевич стала лауреатом Нобелевской премии по литературе. А потом мне предложили перевести любую ее книгу на выбор. Я выбрал «У войны не женское лицо».

Маджид в рядах Бессмертного полка с фотографией деда его жены Арины Ахмади.
Маджид в рядах Бессмертного полка с фотографией деда его жены Арины Ахмади.

В этой книге говорится не только о героизме, в ней говорится о женской природе, которая так понятна всем женщинам мира. О том, как женщины в условиях войны старались сохранить свое истинное предназначение, и о том, как после снова учились носить туфли и красить губы, как выходили замуж и рожали детей. Как набирались смелости не скрывать свое фронтовое прошлое.

— Со студенчества я очень много читал про Великую Отечественную войну. Но эта книга произвела на меня сильнейшее впечатление. Несколько строчек достаточно было, чтобы ночью видеть кошмары. Насколько это было сильно! Я читал и переводил. Так 40 дней. Это было как вдохновение. Художественный перевод путем вдохновения. Ты как бы слышишь текст и отражение моментально, без лишних стараний и выдумок собирается в виде букв и слов. Я старался максимально передать смысл. Там бешеная полифония. Впервые в литературе я увидел полифонию, о которой говорил Бахтин, во всей красе. Каждый герой имеет свой голос, свое видение. Никто не говорит, что правильно, а что нет — каждый рассказывает свою историю. Я понимал, что если я затяну с переводом, то не справлюсь. Книга вышла в конце 2016 года.


Для справки:


Документально-очерковая книга Светланы Алексиевич «У войны не женское лицо» получила Нобелевскую премию с формулировкой «за её многоголосное творчество — памятник страданию и мужеству в наше время». В этой книге собраны рассказы женщин, участвовавших в Великой Отечественной войне.


— В Иране знают Россию через призму Запада. Это меня побудило рассказать людям о настоящей России. При переводе в пометках я старался писать про русскую культуру. Мне хотелось показать, что Вторую мировую войну выиграл не только Запад, для этого было достаточно просто перевести то, что написано в книге, как есть. Когда много плохого о ком-то говорят, то люди могут думать, там никто не страдает, что они просто плохие люди, но когда читатель без преград видит, что пережили русские, то это меняет его отношение. Я не хотел показать, что все русские хорошие. Везде есть хорошие и плохие. Я за справедливость. Мне хотелось показать реальную картину. Помимо женских чувств, читатели увидели новую Россию, которая страдает абсолютно обычными всечеловеческими болями и проблемами.

Это афиша 2016 года. Маджид Ахмади в ТГУ читает записки иностранцев о Сибири и тексты песен русских старожилов Сибири
Это афиша 2016 года. Маджид Ахмади в ТГУ читает записки иностранцев о Сибири и тексты песен русских старожилов Сибири

— Война – это всегда для всех актуально. Я получаю очень много сообщений от читателей. Многие просто в шоке, потому что это первая война, в которой столько женщин ушло на фронт.

Для иранского читателя, для традиционного иранского общества было немыслимо, что на войне были женщины, девушки, девочки. А то, что они делали, ввергло в шок. Это заставило очень многих иранских не только женщин, но и мужчин рыдать. Но на женщин это произвело особое впечатление. Исторически сложилось, что женщины в нашей стране не сильно самовыражались, а в этой книге героини, которые тоже долго не могли высказаться, все-таки получили такую возможность. Наша женская аудитория услышала себя.

— День Победы 9 мая для меня не национальный русский праздник — это общечеловеческий праздник. Праздник победы над злом, над фашизмом. Это доказательство того, что любой фашизм обречен. Я изучал историю Великой Отечественной войны. Для меня это вера людей. Тут никто за идеологию не воевал. Воевали за Родину, за жизнь. Почему советские солдаты пошли дальше, а не остановились на границе Советского Союза? Я считаю, они пошли во имя человечества. Здесь нет идеологии, здесь есть человечность, то чувство, которое побуждало обычных русских людей, солдат, помогать народам, которые пострадали от фашизма. Я очень уважаю всех, кто ради освобождения погибали, страдали, переживали. Вечный мой поклон всем вашим дедам и бабушкам за победу человечества над злом. Это нужно помнить, иначе все может повториться.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?