«Мягкий вид наказания»
О том, как живет человек в исправительном центре
В исправительных центрах, которые появились в России недавно, отбывают наказание преступники, приговоренные к принудительным работам. Осужденные живут в таких центрах, ездят на работу и платят государству процент от зарплаты.
В Томске УФИЦ при ФКУ ИК-4 открылся в январе 2019 года в селе Дзержинское на месте бывшей воспитательной колонии № 1. Ранее мы писали, что местные жители отправили письмо на имя начальника томских тюрем, где пожаловались на поведение осужденных в деревне.

Дзержинцы такого соседства боятся. В письме они попросили начальника томского УФСИН проверить, все ли осужденные, которые ездят на 81 маршруте, трудоустроены; интересовались, почему для осужденных не выделяется отдельный маршрут, ведь общественный транспорт перегружен; спрашивали, следят ли в реабилитационном центре за поведением и кто из осужденных сидел за убийство, изнасилование и разбой.
Бывшая воспитательная колония № 1
Редакция ТВ2 сделала официальный запрос в томские тюрьмы. По данным пресс-службы УФСИН, исправцентр в Дзержинском рассчитан на 95 человек, которые проживают в отдельных комнатах. Для них работают столовая, санузлы, душевые, класс воспитательной работы и молельная комната. Сейчас в центре всего 87 человек, четыре их них — женщины. Прибыли осужденные из Сибири: больше 30 человек из Новосибирской области, 14 из Красноярского края, два человека из Иркутска, 10 из Омской области и 30 томичей. Все они осуждены по различным статьям УК РФ.

Как рассказали ТВ2, с осужденными работают сотрудники воспитательной, социальной и психологической служб. Если осужденный нарушает режим УФИЦ, не соблюдает дисциплину и правила, то его могут отправить обратно в колонию.

Хозяйственные корпуса на территории бывшей колонии
«Сотрудники УФИЦ постоянно объясняют осужденным, как нужно себя вести в общественных местах. Осужденных при постановке на учет предупреждают о возможности замены неотбытой части наказания в виде принудительных работ лишением свободы за допущенные нарушения порядка и условий отбывания», — из сообщения УФСИН.
Осужденные УФИЦ работают на предприятиях «всех форм собственности в Томске». В центре им оказывается медицинская помощь. В свободное время «осужденные могут заниматься спортом, творчеством и чтением художественной литературы».

Чтобы понять, как устроена жизнь человека в УФИЦ, официальных данных нам показалось недостаточно.

Андрей — осужденный исправцентра
Осужденный исправцентра Андрей захотел остаться анонимным, чтобы у него не возникло проблем с начальством томских тюрем. В УФИЦ осужденных выпускают из здания только по официальным запросам. Чтобы выйти из исправцентра, руководству нужно написать заявление с указанием причины. Всего уважительных причин четыре: свидание с родными, поход в магазин за продуктами, поездка в больницу и служба в церкви. Чтобы встретиться с ТВ2, Андрей поехал в церковь, хотя в Бога, по его словам, он не верит.

Андрею 35 лет, из которых десять он отбывал наказание в тюрьмах. В согласии с вышедшими поправками Уголовного кодекса РФ, Андрея из тюрьмы пару месяцев назад перевели в исправцентр. За это время осужденный попал в больницу, получил работу и увиделся с матерью. Последний раз 10 лет строгого режима он получил за сбыт наркотиков. Шесть лет из них отсидел в томской колонии. Сейчас Андрея перевели в исправительный центр ИК-4, остальной срок он понесет в «мягком виде».
Андрей из тех, кто пытается отстаивать свои права: читает законы и ходит на приемы к начальнику УФСИН. Первый раз в тюрьму Андрей попал в 20 лет. Четыре года отсидел в колонии-поселении за кражу и мошенничество. Второй раз мужчину посадили за продажу и распространение наркотиков.

«Первый раз я сел по своей же глупости. Второй раз за сбыт и распространение наркотиков. Мужчина якобы указал на меня, хотя не было очевидных доказательств. Ни съемки, ни телефонных разговоров. 15 минут сотрудники ФСКН (Управление по контролю за оборотом наркотиков — прим. редакции) выламывали дверь моей съемной квартиры. Если бы я хотел что-то спрятать, избавился бы от этого. Когда сломали дверь, сотрудники ФСКН, оперы и спецназ полтора часа держали меня лицом вниз».
Андрей хорошо помнит свой первый день в исправительном центре.

«Мне все казалось диким, столько лет провести за колючей решеткой, вышел, и меня мама встречает. Кругом ездят машины и ходят люди. Мама мне дала старенький телефон, я его заряжаю в исправительном центре, заходит инспектор, я его по привычке стал прятать. Хотя нам разрешено пользоваться телефонами.

Андрей первое время постепенно привыкал к новой жизни на «воле». В исправцентре он живет в комнате с еще четырьмя осужденными. В отдельной секции живут четыре женщины. Любовь в УФИЦ есть, с двумя девушками из УФИЦ дружат другие осужденные.

«Один парень и девушка ходят под ручку. Все же люди. В центре сексом вряд ли занимаются. В колонии я видел мужскую любовь».
Как работает человек
в колонии и УФИЦ
По правилам УФИЦ осужденные должны ездить на работу и отдавать процент от зарплаты государству. Процент этот может быть разный (до 75 %). Наш герой отдает 15. В колонии обычно производственный цех находится на территории тюрьмы. В пяти томских колониях производят мебель, строительные материалы, шьют спецодежду, разводят животных, выращивают овощи и пшеницу.
Томские тюрьмы также занимаются благоустройством Томска. В июне 2019 года департамент дорожной деятельности и благоустройства заключил контракты с исправительной колонией № 4 УФСИН по Томской области на сумму 44 млн рублей. Тюремное ведомство благоустроит семь скверов в Томске и изготовит мусорные баки. Осужденные в колониях делают детали для оборудования сквера.
Каталог продукции УФСИН
В тюрьме Андрей работал столяром, делал мебель на заказ.

«В колонии я делал мебель в столярке. Осужденный может идти на работу или сидит в отряде. В отряде люди деградируют: едят, спят и смотрят телевизор. Я три месяца сидел в отряде и понял, что это не мое. Вырвался на работу. В колонии с работодателем общается только начальство.

За месяц работы в колонии он получал в среднем 86 рублей на руки. В квитанции за декабрь 2018 года у Андрея вычли налоги 45 рублей, 215 рублей за питание и 13 тысяч за вещевой долг. На эти деньги в магазине при колонии осужденный покупал пачку майонеза.
Томский правозащитник Иван Шевелев говорит, что осужденных берут на работу с трудом. Большинство работодателей требуют справку об отсутствии судимости.
Понимаете, заключенных с трудом устраивают на работу. Мы отправляли письма в томские компании с просьбой устроить на работу осужденных. Думаете, нам кто-то ответил? Никто не хочет связываться с ними. Эту проблему нужно решать с мэром и губернатором. Я не знаю, чем занимаются осужденные, пока не работают, может быть, подворовывают. Они свободные в этом плане. Сотрудники центра следят за осужденными, но браслетов у них нет.

Иван Шевелев
Руководитель ОНК
Осужденные из УФИЦ работают грузчиками в Стройпарке, занимаются цветным металлом и работают на пилорамах. По договору с УФИЦ работодатель не может уволить осужденных. В исправцентре Андрею предложили работу в компании по переработке мусора. По закону работодатель, если принимает на работу осужденного исправцентра, получает привилегии — скидку на налоги. Сейчас Андрей и еще пара осужденных занимается переработкой вторсырья. Он стоит на конвейере, где сортирует мусор от пластиковых бутылок. По словам Андрея, такая работа не устраивает его по состоянию здоровья.

«Когда только открылся УФИЦ, сотрудники обращались к томским предприятиям с просьбой устроить на работу осужденных. Большинство не хотят иметь с нами дело и отказываются, — рассказал Андрей. — В УФИЦ все рабочие вопросы решаю я сам. У нас есть право самостоятельно искать себе работу, но в исправцентре мне предложили сортировать мусор без возможности выбора. Я постоянно разговаривал с начальником УФИЦ о том, что осужденные вправе сами выбирать себе работодателей. Каждый день на работе я прокалываю себе руки стеклом. Из Северска привозят спрессованные паллеты мусора. К нам привозят бутылки, попадаются стекла, железо, иголки».
Отдав 15 % со своего заработка государству, Андрей еще получает вычет за коммунальные услуги исправцентра. Некоторые осужденные оплачивают иски, назначенные судом.

«Работодатель переводит деньги в бухгалтерию ИК-4. Оттуда звонят, я еду за деньгами и получаю на руки расчетные документы. Сначала нам поставили минимальную зарплату, но я добился у работодателя, чтобы ее подняли в два раза».

За «с восьми до восьми» Андрей получает в месяц 30 тысяч рублей.
Большинство осужденных каждый день ездят на работу в общественном транспорте. Собственного автобуса у исправительной колонии нет. Осужденные с шести и до девяти утра собираются группами, садятся в автобус по несколько человек. С местными Андрей практически не общается, только покупает картошку по объявлению.
«Да, осужденные могут себе позволить разговаривать матом. Но это все зависит от воспитания. Они ведут себя так, как родители воспитали».

Андрей объясняет агрессию местных жителей тем, что не хватает мест в автобусе.

«Автобус переполнен. Мы такие же вольные люди. Мне выдали справку об освобождении. Я также плачу в день 100 рублей за проезд. Скоро на нас всех собак повесят. Недавно был случай, в УФИЦ пришла Росгвардия и полиция, повезли нашего осужденного в магазин. Хорошо, продавец вспомнила, как выглядел «синелапый». Мы тут ни при чем».
Телевизор никто не смотрит
Исправцентр находится в здании бывшей воспитательной колонии № 1. В одной части здания сидят осужденные в колонии-поселении, в другом крыле исправцентр. Осужденные в свободное время не смотрят телевизор, у большинства есть смартфоны.

«Осужденных с колонии поселения слышно только через забор с колючкой. С исправцентром у нас нет никаких пересечений. Книг в центре не много, есть телевизор и кухня. На первом этаже находится ШИЗО (штрафной изолятор). Если сравнивать с колонией, то правила в исправцентре не жесткие. Стены окрашены в салатовый цвет, успокаивающий. Есть душ, туалеты, комната быта и большая кухня. Несколько человек привезли свои холодильники. Начальство все понимает. Телевизор никто не смотрит, у всех есть смартфоны с интернетом. Сижу в одноклассниках. Интересуюсь неофициальной историей. Можно приносить свои книги, нас досматривают. Главное, чтобы не приносили экстремистскую литературу».
Степень свободы УФИЦ
«С нами в исправцентре не сидят насильники и убийцы. Насильников из колонии стараются не выпускать. В основном, здесь люди находятся за кражу, наркотики. Недавно умер в середине июля парень. Сердце остановилось. Скорая не успела приехать. Парня жаль, никто не мог сказать про него плохого слова. Его не избили, он просто умер, остановилось сердце».

За два месяца, что Андрей находится в исправцентре, только двух человек отправили обратно в тюрьму. Если осужденный исправцентра провинился, его отправляют в ШИЗО (штрафной изолятор) на 15 суток. Допустим, осужденный хочет после работы поехать домой, не предупредив руководство УФИЦ, его отправят в ШИЗО. Обычно в таких камерах человек существенно ограничен в своих правах.

«Человек приезжает обратно после свидания с родными в исправцентр, его закрывают в ШИЗО и пишут бумаги на возврат к прежнему режиму содержания. Нам не дают длительных свиданий. Но в качестве поощрения мы можем встретиться с родными в течение трех суток. В случае серьезной болезни или смерти кого-то из родных нас отпускают до пяти дней. Я добиваюсь, чтобы осужденные, у кого нет нарушений, могли спокойно написать заявление на три дня и увидеться со своими родными.

В УФИЦ работают две сотрудницы спецотдела, они занимаются документацией. Начальник и его заместитель. Всего четыре инспектора и психолог.

«В исправцентре дышится по-другому: сейчас я езжу на работу с «вольными». Когда лежал в больнице, мама со мной провела три дня. В колонии мы находились в одном месте, никуда не выходим. Варимся в собственном соку».

После выхода из исправцентра Андрей планирует работать и учиться. У Андрея 9 лет школы. В колонии он учился и был отличником, остался еще один год, потом ЕГЭ и поступление в вуз. Он хочет получить юридическое образование.

Конец срока у Андрея в 2024-м, но он планирует досрочно освободиться в следующем году. Хочет заниматься бизнесом: разливать воду или заготавливать дрова. В свободное время гуляет по городу, любит ходить в Лагерный сад и на Ново-Соборную площадь. В Дзержинке, где находится исправцентр, Андрею нравится запах сосен, воздух и природа вокруг. Он скучает по дому.

Читайте по теме:

«Мы их боимся»: жители села Дзержинское протестуют против соседства с исправительным центром
Они привыкли жить по свистку: как в Томске адаптируются бывшие заключенные
ТЮРЬМА (НЕ)НАВСЕГДА
Текст: Юлия Фаллер
Фото: УФСИН по Томской области, осужденный Андрей, Юлия Фаллер