Мутные воды могочинской переправы
Драки, порча имущества, блокировка паромов с пассажирами. На переправе Нарга — Могочино воюют частные перевозчики.
22 мая 2019 года
50 рублей с машины за переправу. Неоправданно низкая цена. Пять паромов толкаются на одном пятачке. Работают себе в убыток. На паромной переправе Нарга — Могочино жестко конкурируют три частника. Каждый считает, что прав именно он и другой хочет вытеснить его из бизнеса. Бизнес сопровождается оскорблениями, рукоприкладством и порчей имущества. При этом на «заблокированных паромах» нередко оказываются заложники — пассажиры, которые не могут высадиться на берег. Недавно заблокированным оказался автобус со школьниками, едва не опоздавшими на сдачу ЕГЭ.
На другом берегу Оби напротив Нарги два поселения: Молчановское и Суйгинское. В общей сложности почти пять с половиной тысяч человек. На этом берегу, со стороны Молчаново, вся социалка: от больницы и ЗАГСа до банка. Моста нет и не было. Паромная переправа — единственная связь.
Берег левый
С сегодняшнего дня мы возим людей по 50 рублей. Все для людей.
Конкуренция?
Конечно.

На берегу со стороны Нарги разговариваем с двумя паромщиками, работающими на частного перевозчика Матвея Гуменных. Сам Матвей в это время координирует работу двух своих паромов на другом берегу.

— Ну делили берега и до сих пор делим, — рассказывает Александр Бибанин. — Перекрывали друг другу подъезд теплоходами. И мы, и и они. Один раз полдня так стояли. Тут и гаишники были, и милиция, и глава района Сальков. Пока власть за порядок не возьмется, так и будет. Берега нужно разделить. Чтобы каждый точно знал, где его участок. Вот ваш огород и мой огород, ты же ко мне не пойдешь в огород без разрешения.
Александр Бибанин из Могочино. Живет там с самого рождения, то есть 60 лет. На реке работает еще с советских времен, начинал, когда здесь работало Западно-Сибирское речное пароходство. Возил пассажиров по Чулыму до Батурино. 145 километров.

— Раньше двухпалубные теплоходы были, три штуки, ходили до Асино и народу было битком. Это сейчас по Чулыму деревень нет, осталось только две деревушки, а тогда было штук 20.

В советские времена в этом месте, со слов Александра, работал только один паром и с огромным потоком пассажиров вполне справлялся. Сейчас паромов пять, и необходимости в таком количестве точно нет.

Второй паромщик Вячеслав Михайлов показывает бортовой журнал. Накануне за день они перевезли всего 18 машин. С пассажиров на паромах плату не берут. По сто рублей — это 1800. Сегодня цена в два раза меньше, то есть выручка составила бы 900 рублей. При этом одному парому ежедневно требуется до 100 литров солярки. Умножаем на 48 рублей за литр, получается, что только на топливо нужно почти пять тысяч рублей. Сюда же добавляем зарплату, налоги, запчасти… То есть сейчас перевозчики заведомо работают себе в убыток.
Три парома к одному берегу стараются причалить одновременно. Чтобы вырвавшийся вперед не смог занять лучшее место. Лучшей на берегу со стороны Нарги считается центральная площадка, к которой спускается основная дорога. Сейчас это место «своим» считает частный предприниматель Андрей Кононов. Выше по течению обычно стоит паром третьего предпринимателя Владимира Капиноса. Машинам удобнее съезжать по прямой к среднему парому.

Но не все так просто, часть населения Могочино и других деревень разделилась на три лагеря и поддерживает «своего» перевозчика.
— Какое-то время мы с Матвеем Гуменных работали вместе, — говорит частный перевозчик Андрей Кононов. — Но с прошлого года ТПК «Энергоресурс» отделилась и Матвей решил, что он тут останется один. Хотя на этом берегу в Нарге они даже своего причала не имеют. Матвей объявил войну мне и Капиносу. Сказал, что мы отожмем это все.

— А они мне сказали, что это вы объявили войну и не даете им работать...

— Вчера у меня паром стоял с машинами, они с двух сторон его зажали и не дали отойти. А сегодня он сделал цену 50 рублей! Да тут даже 200 рублей — убыточные цены. Потому что грузопоток небольшой, и чем больше паромов, тем и цена должна быть больше, чтобы оправдать это все. Но если я сейчас у себя оставлю один паром, я вообще ничего не смогу сделать. Они просто не дадут мне подойти к берегу, зажмут с двух сторон, и все. В прошлом году с учетом того, что цена была 150 рублей и всего три парома на переправе, небольшой доход был.
Сейчас с земельными участками на берегу «полный бардак». Участков несколько, на кадастровый учет они, в основном, не поставлены. Все три перевозчика утверждают, что взяли землю в аренду у Могочинской администрации. Но конкретно о каких участках идет речь — информация разнится. Вызывает сложности и перенос участков с бумаги на местность. Когда «забора» нет, каждый передвигает условную вешку по-своему. Получить комментарии администрации Молчановского района, где, вероятно, есть более точная информация о распределении участков, мы не смогли.

— Руками не объяснить, где официально заканчивается дорога, скорее всего, она еще на данный момент маленько в воду уходит, — Андрей Кононов показывает куда-то вдаль. — Мой земельный участок граничит с этой дорогой параллельно. Никаких вешек не стоит, где чей участок. «Автодор» за своей дорогой на берегу не следит. Этот подъезд мы отсыпали сами.
По отсыпанной дороге поднимается женщина с юношей. Татьяна — прихожанка Могочинского монастыря. Владислав ее сын. Спешат в Могочино в больницу.

— Как вы выбрали, на каком из трех паромов переправиться?

— Мы немного опоздали, паромы отходят в 11 часов, а мы в пять минут пришли. Ну вот один паром, он пустой шел, увидел нас и вернулся. Нам в больницу нужно срочно. Спаси Господи…

— Вот вы сейчас перевезли женщину с сыном, вы же с людей денег не берете, то есть вы впустую сходили? — спрашиваю у паромщика Владимира Былина. Он работает на Капиноса. У того сейчас один паром, зато на двух берегах пять земельных участков.

— Да, впустую сходили. Из-за этой войны Капинос терпит убытки. Вот сейчас 12 часов, я перевез всего четыре машины и двух пассажиров, 400 рублей. Тут и движения-то такого нету. Ну зачем пять паромов! Люди-то смеются уже.
На паром заезжает легковушка. За ней вторая. Владимир предлагает провести эксперимент: сказать, что на пароме у Гуменных возят за 50 рублей, а не за 100, и посмотреть уедут люди на другой паром или нет.

— Вы в курсе, что на Волоке по 50 рублей возят. Здесь поедете?

— Здесь.

Валерий Кирьянов — житель Сулзата. Работает в Томскавиалесоохране. Вместе с северной надбавкой получается 18 тысяч рублей. Так что «может себе позволить» проехать на пароме за сто. Кстати, сама лесоохрана, скорая помощь, служба занятости, полиция — работают с перевозчиками по безналу.

А если нет налички, можно перекинуть паромщику плату на телефон. Терминалов, чтобы расплатится по карточке на паромах нет.
Вторая машина принадлежит женскому монастырю, за рулем послушница, на пассажирском месте матушка.

— На «Волоке» Матвей возит по 50 рублей. Не поедете туда?

— Нет. Тут любимый паром. Я ему не изменяю.

— А по какой надобности на этот берег вы обычно переправляетесь?

— Документы, больница, банк, заправка (в Могочино есть бензин, а нам нужна солярка).
Берег правый
На берегу со стороны Могочино нас дожидается Матвей Гуменных. Рассказывает свою версию: где, чья и на каких основаниях земля. И кто кому мешает.

— «Энергоресурс» работает здесь с 2013 года. Кононов был у меня управляющим, но с прошлого года мы разделились. И почему-то он решил, что я тут работать не буду. 6 июня будет аукцион на аренду одного участка на берегу со стороны Могочино. Посмотрим, кто его выиграет. Сейчас на этом берегу проблем нет, но когда вода уйдет, места для причаливания станет мало и опять начнется толкотня.
На днях дошло до беспредела, — рассказывает Матвей Гуменных. — Кононов начал таранить машины. У нас как раз подъехал автобус с детьми на ЕГЭ, у меня договор со школой. А он не пускает. Автобус подъехал под урез воды, и только тогда мы поставили баржу. А еще из-за него у меня два дня один паром простаивал. Кононов на аппарель заехал своим джипом и двое суток стоял. И ГАИ, и участковый ничего не могли сделать. Он написал объяснение, что у него закончился бензин. И у меня паром был заблокирован. Если бы я потянул назад, его джип упал бы в воду, а это уже преступление.
Пока мы разговариваем, на другом берегу два парома - Кононова и Гуменных - начали борьбу за центральное положение. По рации мы слышали «разборки» капитанов конкурирующих паромов, а на смартфоне Матвея Гуменных наблюдали за происходящим по установленным на паромах камерам видеонаблюдения.

— Кононов на вашем уже пароме?

— Да, забежал. Может, дерется уже. Что там происходит? (разговаривает по телефону) Он специально ударил наш теплоход с пассажирами. Специально вильнул борт о борт и забежал к нам, чтобы, видать, разобраться с капитаном.
Когда мы переправились обратно, на левом берегу все опять было мирно и цивилизованно. При «камере» воевать никто не решился. Видео разборок прислал нам житель Могочино и местный депутат Руслан Майдуров. Он говорит, поднимал это вопрос не раз в администрации, но безрезультатно.
Глава Могочинского поселения Алла Детлукова за двадцать лет, что здесь руководит, наблюдает минимум за третьей войной. Администрации Могочино без разницы, кто будет перевозить население, главное, чтобы безопасно и мирно. Но повлиять на ситуацию она не может, не их полномочия.
— Земельными участками у нас занимается районная администрация. И я могу подтвердить, что они почти год не могут разделить эти участки. На этой стороне Могочино, Сулзат, Суйга, Игреково. Пять с половиной тысяч населения. И всем нужно туда. У нас вся социалка находится на той стороне. Анализы там сдаем, ЗАГС там, у нас ЗАГСа с 2014 года теперь нет. Прописка там. Автобуса у нас нет. Автобус два раза в день ходит в город из Нарги. А до Нарги еще дойти нужно. Так что все стремятся на машине поехать.

Но не только два поселения нуждаются в паромной переправе. Могочинский монастырь и грибные места — то, зачем летом на левый берег переправляются сотни людей и машин.
Сейчас этот конфликт пытаются решить в судебном порядке, подключились полиция и транспортная прокуратура. Но в первую очередь нужно, чтобы порядок на земле навела администрация Молчановского района. А пока этого не случилось, частные перевозчики будут воевать. Ругаясь, угрожая и блокируя проезд конкуренту. Только вот на этих частных паромах не гравий с песком, а пассажиры. И они вспоминают, что в начале этих частных войн уже была история, когда в карете скорой помощи умер пассажир, так и не дождавшись переправы.
Текст: Юлия Корнева
Видео: Александр Сакалов
Фото: Юлия Корнева и Вячеслав Балашёв