МОЯ ОЛЯ
ЧУЖИХ ДЕТЕЙ С ДЦП НЕ БЫВАЕТ
МОЯ ОЛЯ
ЧУЖИХ ДЕТЕЙ С ДЦП НЕ БЫВАЕТ
– Мам, мне было шесть или пять лет... Нет, ты меня в августе в шесть забрала.
– Когда взяли Олю, она сама не стояла, в ходунках только ходила. Каждый день массаж зарядки стали делать. Через год пошла.
– Я вот только не помню, как я с Данькой познакомилась... Это мамин внук. Самый лучший из всех внуков.


У Оли ДЦП, но ей повезло: в шесть лет ее взяла под опеку Анна Титова и привезла к себе в Парабель, почти что на берег океана. Из-за большой воды вместо огорода – прибрежная полоса. По весне в Парабели она есть у многих.

Обходим просторный дом Анны и ее мужа. Когда-то они вместе занимались лесом, на этом бизнесе и смогли отстроиться сами. Сейчас Анна дома с детьми, а супруг Николай – водитель в «Транснефти».

«Мысль взять ребенка, у меня с юности. Когда я училась в школе в Сенькино, у меня была подружка из неблагополучной семьи. А я из полной семьи, пятая была. Мне было девочку жалко, я ее подкармливала, вещами делилась. Родители ее пили. А тогда за это прав на ребенка не лишали. Были дети в парабельском детдоме, он совсем небольшой был, но туда тех устраивали, у кого родные умерли. Тогда я решила по юности: замуж не пойду, возьму девочку оттуда, будем с ней жить».
Оля с мамой Анной
В 1989 году Анна вышла замуж. Родила четверых детей. Трое уже выросли. Рассказывает, что в 2000-е в Парабели детей стали активно брать под опеку или усыновлять хотя раньше такая практика была здесь малознакома. Тут и вспомнились мечты юности. Анна начала уговаривать мужа взять ребенка. Больше всего ей хотелось девочек-близнецов.

Были в нашей больнице тогда близнецы-мальчики, а у меня три сына и дочь. Знакомая заведующая запомнила, что мне девочку надо, желательно лет трех уже, чтоб в сад пошла. Я работала тогда...Через две недели звонит медсестра: "Приезжайте знакомиться, тут такая лапушка". Уговорила я мужа, приехали. Беру на руки одну девочку – ребенок да ребенок, никаких чувств. А Свету взяла: ей шесть месяцев, а в глазах – будто жизнь прожитая. Такая серьезная вся. Она меня обняла, я тут же растаяла и покой потеряла. Она у нас пожила на выходных, и даже муж не захотел ее отдавать. Так мы впервые забрали ребенка под опеку. Она росла, была шустрая. Решили ей взять подружку.

– Нет вы вначале взяли Машу в 2001, – возражает Оля.

Наоборот. Прежде на сайте департамента семьи мы увидели девочку шести лет, как мы и искали для подросшей Светы. Она нам очень понравилась. Приехали знакомиться. Девочка оказалась из цыганской семьи. Мама не лишена родительских прав, а срок отбывает... Мне отсоветовали: мать, мол, заберет, когда освободится. Не стали брать. Шестилетних в том детском доме больше не оказалось, а вот в Семилужках была десяти лет девочка. Если это мои дети – очень быстро все получается. Я опять сразу поняла, что моя это дочь. Машу забрали. А вот Олю не знаю, почему еще взяли. Даже не помню. Но тоже оказалась моя.

– Оля, чем занимаешься сейчас, когда школы нет?
– Хожу на вязание, на «Фантазера», но больше всего люблю ходить в сауну.
– В сауну?
– У нас есть фонд «Мы вместе», они выкупают обычную сауну для детей-инвалидов на лето, там бассейн небольшой, – поясняет Анна.


Оля учится в средней школе по программе «Семь плюс один» – для детей с особенностями развития. Этой осенью она пойдет в пятый класс, а значит, по кабинетам – в начальной школе все уроки в одной аудитории, а с пятого класса – в разных. В школе три этажа, лифта нет. Оля еще нуждается в поддержке, чтоб не терять равновесие. Для этого нужен сопровождающий, которого либо подбирает школа, либо сами родители.

Олина работа
«Мы привозили мальчика на гостевой режим. За зимние каникулы все сказали нет, включая детей. Не было контакта. Не было чувства. А он мечтал остаться. Прощались с ним, он говорил нам: "До встречи". Мне где-то по-человечески жалко, хотя нас, потенциальных опекунов, сразу настраивают: никаких обещаний. Но тот мальчик наверняка семью нашел. Проблема устроить детей, когда они братья-сестры. По закону, взять одного ребенка, если у него есть братья и сестры, нельзя – надо всех, такой принцип неделимости. Зато в детских домах их делят по возрастам, родственники вместе не живут. Если, допустим, и заберут трех братьев, то потом уже можно от одного отказаться. Те, кто сидит в опеке, тоже не смогли объяснить эту логику.

У нас были недолго два мальчика пятнадцатилетних в течение года. Они уже были пристроены, но опекун заболел туберкулезом. Чтобы их не отправлять в детдом, опека попросила нас взять их на год, пока им не будет по 16 лет и они не смогут поступить в колледжи. С одним, Максимом, мы общаемся до сих пор, с моим средним сыном они на связи. А другой мальчик трагически погиб, когда ездил на соревнования в Кожевниково, ему было 18. Неудачно нырнул в речку».

Олю тоже нашли на сайте департамента. Про заболевания там не пишут. О диагнозе ДЦП Анна узнала по приезде и не испугалась. Оля сразу запала ей в душу, но в семью попала не сразу. У девочки намечались усыновители, а цель любых органов опеки – это усыновление. Тогда ребенок по закону приравнен к кровным детям усыновителей, что освобождает государство от многих обязательств перед ним. Анна тоже думала об усыновлении своих детей под опекой, но решила сохранить им льготы и хотя бы небольшие пособия.

«Я была очень подавлена, когда Олю не хотели отдавать из-за возможных усыновителей. А муж мне сказал: "К сентябрю отдадут". Это было пророческое слово».
Игрушки Олиного любимца Дани живут в ее комнате
Игрушки Олиного любимца Дани живут в ее комнате
– Нашей первой подопечной Свете 12 лет. Она играет в футбольной команде и поет. Сейчас на соревнованиях в Краснодаре. Маша в Москве у тети, ей уже 19, решила себя там пробовать. Младший из рожденных детей – сын Костя заканчивает школу, будет учиться в Томске. Остальные все взрослые со своими семьями. Света год назад была у своей кровной матери. И я была до нее. У мамы Светы еще троих сыновей забрали. Пьянка. А у меня был сложный период в жизни, я болела, и вопрос стоял так, что, может, придется прощаться с детьми. Я поехала на мать посмотреть – вдруг опомнилась. Не опомнилась. У Маши тоже мама пьет. Когда мы брали Машу, ее брат написал отказанную – в 14 лет можно выбирать. Он остался в детдоме. Маша с ним общается, но он неблагополучный.

– Из-за того что в детдоме остался?

– Это от многих факторов зависит, не только воспитание и окружение влияют, но и гены.
Но я смотрю не на воспитание, и не на гены, а на подсознании, что ли, понимаю, что это мой ребенок, что мы станем семьей.

Оля с мамой ездит в санатории. В Евпатории было лечение было особенно хорошим. На путевку туда деньги собирал фонд «Обыкновенное чудо», и выделили их депутаты заксобрания Томской области.

– Они сразу в фонд деньги не отдали, а пригласили меня в администрацию и вручили конверт. В Евпатории Оля начала ходить сама по улице. До этого она руку вообще не отпускала. Потом от ФСС была путевка в Анапу. Условия хорошие, но лечения никакого. А мы четверо суток в поезде пилили. Я предлагала ФСС: куплю на самолет билеты, а вы нам компенсируете стоимость билетов на поезд. А у них так нельзя. Хоть радовало, что нам дали двухместное купе.

– С розеткой, – поясняет Оля. – Но мне было скучно там.

– А в этот раз ездили в Карачи (Новосибирская область – прим.ред.), – продолжает Анна. – Там было комфорт-купе. Но в самих Карачах, как в больнице, палаты от четырех до десяти человек. Однако лечение хорошее.

– Мам, мне придется ждать до вторника чтоб пойти в сауну. Чем я буду заниматься, Даньки же не будет, – сетует Оля.

Даня и походы в сауну – любимые темы. Раньше был кружок вязания, но теперь учительница на больничном после аварии. В прошлом году Оля прошла курс реабилитации в томском центре «Шаг вперед». Теперь ей нужно его повторить для того, чтобы результат закрепился. В центре есть костюм «Адели», показанный девочке для восстановления равновесия и исправления походки. Анна и Оля показывают большой дом, Оля быстро взбирается по лестнице, но периодически опирается на что-нибудь.

– Если мы не поедем в «Шаг вперед», я буду все лето ходить в сауну! И в этом костюме «Адели» по-началу себя чувствуешь нормально, но меня гоняли по лестнице на второй этаж по три-по четыре раза туда-обратно…
– Да там костюм – жилетик и шортики – всего лишь.
– Ага, шортики – это кошмар.


Оля смеется.

Анна говорит, что с органами опеки никогда не было проблем. Два раза в год проверки от них, два раза в год – из школы. Все по звонку, спокойно, цивильно, хотя женщина слышала, что у других проверяют наличие вещей и продуктов. В ее семье просто проводят беседу и подписывают протокол.

Несмотря на государственную поддержку, выделяемых денег катастрофически мало. Для полноценной реабилитации приходится искать помощи на стороне. Оля пережила уже четыре операции, и, возможно, ей не избежать очередной. Пока ее единственная эффективная альтернатива этому – Мюнхен. Там, в одной из клиник, за 9 тысяч евро, Оле могут сделать специальные протезы на ноги и провести курс реабилитации.

Анна рассказывает:

«Фонд «Пресня» нам собирал деньги недавно на эту поездку, но что-то сбор вообще не пошел. Как и сейчас на Планете.ру не идет сбор на повторный курс через проект «Благотворительность». А вы же сами видите, что она может поправиться. Главное, что интеллект не нарушен. Честно говоря, меня всегда удивляло, как на той же Планете.ру быстро и много собирают на животных. Люди спешат спасать котят и щенят, а не людей».

С Олей и ее мамой спускаемся к парабельскому океану у дома. Во дворе две собаки. Оля знакомит:

«Большой Рэкс, а маленький Гром. Зимой я с ними играю, а сейчас грязно. Бывает, корова идет мимо речки, а они долго-долго лают».

#ПОМОЧЬ_ОЛЕ
Оля полна радости и планов на жизнь. Она может, как многие из нас, обрести здоровье, любимую профессию и свою семью. Для этого ей не хватает малого.
Реабилитация — непрерывный процесс, только тогда она дает фантастические результаты. Оле уже этим летом необходимо повторить ежегодный курс в центре «Шаг вперед». Для этого нужно почти 150 000 рублей. Собрать такую сумму совершенно реально, если каждый из нас откликнется. Сбор организован на краудфандинговой площадке Планета.ру. При желании можно пожертвовать семье напрямую: на карту Сбербанка 2202 2002 9847 5540 (получатель Анна Амосовна Т.). Оля надеется и ждет именно вашей поддержки.
#ПОМОЧЬ_ОЛЕ
Оля полна радости и планов на жизнь. Она может, как многие из нас, обрести здоровье, любимую профессию и свою семью. Для этого ей не хватает малого.
Реабилитация — непрерывный процесс, только тогда она дает фантастические результаты. Оле уже этим летом необходимо повторить ежегодный курс в центре «Шаг вперед». Для этого нужно почти 150 000 рублей. Собрать такую сумму совершенно реально, если каждый из нас откликнется. Сбор организован на площадке Планета.ру. При желании можно пожертвовать семье напрямую: на карту Сбербанка 2202 2002 9847 5540 (получатель Анна Амосовна Т.). Оля надеется и ждет именно вашей поддержки.