«Люди власти чувствуют себя загнанными в угол»

Что это значит – зеленка в лицо? Кому мешают семинары по расследовательской журналистике? Почему российские власти так нервно реагируют на любую неконтролируемую активность журналистов? Об этом корреспондент ТВ2 поговорил с одним из создателей Фонда расследовательской журналистики Галиной Сидоровой.

«Люди власти чувствуют себя загнанными в угол»

Галина в прошлом – работала в журнале New Times (тематика — горячие точки и дипломатические дела). Три года была советником министра иностранных дел Андрея Козырева. Работала главным редактором газеты «Совершенно секретно». В 2010 году Галина Сидорова ушла из газеты, стала фрилансером. Вместе с журналистами Григорием Пасько и Игорем Корольковым создали Фонд расследовательской журналистики. Стали заниматься тренингами. Галина Сидорова – колумнист на «Радио Свобода».

Недавно в Йошкар-Оле, вас как спикера семинара по журналистским расследованиям облили зеленкой. Вы видели нападавшего? Он что-то говорил, когда нападал?

На самом деле в Йошкар-Оле были две неприятные истории. С одной стороны — неприятны, с другой стороны — понятны нам. Так как такое происходит не первый раз, когда люди, которым не нравится то, что мы делаем, совершают недружественные действия.


Пристальное внимание к себе мы почувствовали полтора года назад. Мы понимаем, что эти действия не случайны. И в этом контексте — видела я лицо этого человека или не видела – не имеет никакого значения. Понятно,что люди, которые это делают, не случайно там оказавшиеся. За последний год в каждом месте, где у нас проходили тренинги-школы что-нибудь да случалось, начиная с Барнаула, потом Ульяновск, Сыктывкар, Москва. В Барнауле Григория Пасько попытались избить на улице. У меня была ситуация в том же Барнауле, поступали сообщения, что в здании, где проходил семинар, заложена бомба. Приходилось освобождать помещение. Такая же ситуация была в Москве. В тот раз мы даже не были организаторами, а просто со-организаторами. Понятно, что идет давление на нас спецслужб, которые так или иначе хотят показать нам свое «фе», свое отношение к тому, что мы делаем. Наверное, это в какой мере признание того, мы делаем в своем Фонде расследовательской журналистики.

А методы, они самые разные, в том числе такие мерзкие и неприятные. Не мы одни подвергаемся нападениям, это вообще методы разговора российских властей с оппозицией, со всеми, кто критически оценивает ситуацию в стране в своих статьях. Мы – не политики, мы – журналисты. Высказываем свое критическое отношение к происходящему.

Что касается наших тренингов, то они проводятся не с целью кого-то критиковать, а с целью помочь региональным журналистам в освоении навыков журналистского расследования. Дело в том, что расследовательская журналистика воспринимается российскими властями и прислуживающими им спецслужбами как часть критического и оппозиционного отношения к тому, что происходит в стране. И ими это не принимается. Власть считает, что этого не должно быть. Все должны ходить по струнке. Возвращаясь к ситуации в Йошкар-Оле, там было два момента. Один из них – эта несчастная зеленка.

журналисты на семинаре Фонда расследовательской журналистики
журналисты на семинаре Фонда расследовательской журналистики
Фото: Илья Кудинов

Человек, который меня поджидал, был проинформирован о том, где будет проходить школа, когда я приеду. Надо сказать, что когда мы пытались найти помещение для проведения семинара, нам несколько гостиниц отказало в аренде. В Йошкар-Оле приходили люди к собственникам гостиниц и не советовали связываться с нами. И в гостиницах нам говорили, что как частное лицо вы, мол, можете у нас жить, но для проведения вашего мероприятия у нас зала нет. В итоге нам удалось найти гостевой дом на отшибе города. Человек с зеленкой прятался где-то за сарайчиками. В серой такой курточке, с капюшоном, с абсолютно не запоминающимся лицом. Я не ожидала, что он плеснет в меня зеленкой. Спасло от полного озеленения то, что перед нами была большая лужа. И человек этот не хотел в эту лужу наступать. Чтобы по ней не идти, он бросил банку зеленки с некоторого расстояния. Было понятно, что это все не узко спланированная акция. Потому что накануне в Йошкар-Оле  выступал мой коллега Игорь Корольков и во время семинара у них отключили свет и интернет. Участники семинара в сумерках, без использования техники, продолжили занятия.


Второй неприятный инцидент произошел в тот же день ночью. Мне пришлось ночевать в этом гостевом домике. Со мной осталась одна из местных журналисток, спасибо ей за это. Мы не понимали, что еще может произойти, но было ощущение, что что-то обязательно случится. Не помню, в какой момент я заснула, но проснулась за секунду, в два часа ночи, и буквально после того, как я открыла глаза раздается жуткий звук. На первом этаже начинает что-то происходить. Мы с моей коллегой, выждав минуту, спустились вниз и поняли, что никого нет, но в комнате, в которой проходили занятия, разбиты окна. Стали звонить хозяйке дома, когда она приехала, вызвали милицию. Потом обошли дом, валялась дохлая черно-белая крыса, домашняя, декоративная, кирпичи и бутылек зеленки, чтобы ни у кого не возникало никаких сомнений. Все эти атрибуты характеризуют отношение наших властей к ситуации, к тому, что сейчас происходит. Соответственно, еще через час приехала полиция, сняла показания.

Нашли? Что вообще в полиции говорят?

Полиция никого не нашла. Трудно сказать, хотели ли они кого-то найти, потому что мы этого не знаем. Но подозреваю, что особого рвения искать не было. Ведь даже в тех случаях, когда волонтеры Навального нашли людей, правоохранительные органы ничего не делали. А здесь вообще - неизвестно кто.


Но общались полицейские очень вежливо, все подробно спрашивали. Узнавали не было ли у меня конфликтов, что именно происходило в этой комнате. Я им говорю, что тренинги, семинары, общение с журналистами. А мне в ответ: "А у вас тут не было конфликтов?". То есть они подразумевали, что мы тут поругались, а потом кто-то из них приехал и шибанул кирпичом мне в окно. У меня ощущение, что все всё понимают, но каждый actor (как у нас сейчас говорят), ведет себя в соответствии со своей ролью. Полиция пытается исполнить свою: она пытается приехать, записать, задокументировать, оформить все, как надо.

«Люди власти чувствуют себя загнанными в угол»

А мы еще днем с Игорем вычислили человека, который наблюдал за нами. Он зашел в кафе с Wi-Fi, в котором кроме нас были какие-то бизнесмены, обсуждающие проект. И этот человек сидел там час, ничего не заказывал, а потом просто встал и ушел. Люди, которые сидели за соседним столиком, им это тоже показалось странным. Они спросили официантку, которая все время проходила мимо: "Что это за странный человек? Он к вам часто заходит?". Девушка ответила, что этот мужчина зашел в первый раз. Мы так подумали, что он тоже из этой компании, но вероятно не получивший указания, что делать. У нас было четкое ощущение, что он пришел по нашу душу, но не знал, что делать дальше.


Это очень странная ситуация с точки зрения расследований. Можно, конечно, пытаться выяснить, что это за люди, но с другой стороны, ну, найдем мы их. Выяснится, что это какие-то молодые люди, которых попросили исполнить эту роль — фактически роль крысы. Скорее всего, это люди либо из НОДа, либо, близкие к НОДу. Помню, в Ульяновске приходили к нам люди, которые сразу же обозначили, что они из НОДа. Там была очень странная компания довольно взрослых людей, на вид не очень преуспевших в жизни. В народе про них говорят: "Спитые лица". Но они там что-то прокричали про госдеповцев, печеньки, даже обратились к слушателям. Это было как-то немного доморощенно, но тем не менее они что-то сделали. Здесь же люди никак не проявили свою принадлежность к какой-либо организации общественной или не общественной. Нам показалось, что какие-то указания были даны нашими "товарищами" из Москвы, указания придумать что-то на местном уровне. Вот они и придумали. Такое ощущение, что они наняли этих ребят за какие-то копейки, так как они не походят на оперативников, скорее на случайных молодых людей, слоняющихся по улице и не знающих, чем себя занять.

Была ли какая-то выборка. Может, в тех регионах, в которых произошли происшествия, было больше коррупционных дел?

Знаете, мне кажется, что это не связано никак с какой-то местной ситуацией. Все-таки это очень разные регионы. вот если бы мы приехали как корреспонденты, которые проводили бы расследование, связанное с местной коррупцией, то тогда возможно и местные власти стали бы нам мешать. Но мы приехали с другой целью. А так похожие ситуации происходили в разных регионах — где-то ничего не происходило, где-то губернатора сняли... И это как раз наводит на мысли о том, что инструкции идут из одного центра — Москвы.


Мы столкнулись с тем (и это подтверждали местные журналисты), что везде — в Хабаровске, в Ульяновске в двух разных местах провели встречу с журналистами, чтобы они не ходили на наши семинары. Звонили редакторам, предупреждали. В Ульяновске проинформировали факультет журналистики, чтобы те не посылали на тренинги студентов, то же самое было в Йошкар-Оле, где на семинар записались два человека с факультета, но на наши занятия так и не пришли. Правда, позднее этих людей все равно спрашивали, ходили ли они или нет на встречу с этими «нехорошими людьми из Москвы».

Галина Сидорова проводит семинар
Галина Сидорова проводит семинар
Фото: Илья Кудинов

Как вы считаете, почему власть так нервно реагирует. Ведь не так уж и много людей посещает эти семинары?

А почему власть так реагирует на любые какие-то оппозиционные действия? Казалось бы, они же постоянно твердят, что рейтинги повышаются. С рейтингом 86% можно спать спокойно, даже если не 86%, даже если 60%, то все равно — все зачищено, информационное поле зачищено, оппозиции реальной нет. Везде свои. Покажите, мне регион, где это не так. Есть какие-то отклонения, но смешно об этом вспоминать. Тем не менее, наша власть устроена так, что никаких даже малейших критически оппозиционных настроений она не терпит. она боится. И это выглядит очень странно, непонятно, ошибочно смешно.

История с Навальным показала, что зеленка может быть не такой уж и безобидной. Начиналось все с бросания тортиков и яиц. Да, как кажется власти, это должно унижать.Но фактически власть потворствует этому хулиганству. Но самое главное — в один момент это все может повернутся в сторону тех, кто науськивает. Вспомните культурную революцию в Китае, все это в истории в разных ситуациях проявлялось по-разному, но результат для власти был печальным. Поэтому растить, холить и лелеять этих отморозков, кажется не самым мудрым решением.

«Люди власти чувствуют себя загнанными в угол»

Продолжая о власти. Сейчас практически развернулась президентская кампания. Как вы думаете, какой она будет? Ждать ужесточения режима или власть, напротив, захочет продемонстрировать, что выборы демократично проходят и послабления какие-нибудь придумает.

В России прогнозировать что-то трудно, но я не помню ситуаций с послаблениями. Хотя вроде бы были моменты, когда эти самые послабления казались очень логичными. Но на самом деле все происходило наоборот.

Такое ощущение, что люди, которые находятся у власти, чувствуют себя загнанными в угол, так как не видят спокойного ухода. И может быть, это и есть ответ на вопрос, почему власть так реагирует на любую оппозицию. Это ведь замкнутый круг — чем дальше развивается ситуация, чем больше выходит историй про то, что реально происходит в этом узком кругу, тем меньше у них становится шансов на спокойную нормальную передачу власти. У нас просто нет системы. Практика передавать власть от человека к человеку, а не выбирать его — не нормальна. Это говорит только о том, что наше общество, наше государство больно, а лечения в скором времени не предвидится. Поэтому они готовы на все, чтобы удержать власть в своих руках.

А как вы думаете, учитывая особенности нашей истории, возможен ли эволюционный вариант смены власти?

Относительно бескровный вариант был, когда распался СССР. Хотя и там были жертвы — расстрел башен в Вильнюсе, штурм... Но с учетом масштабов страны это было относительно бескровно. Но все относительно. Другое дело, что в России по-прежнему нет демократической системы, а есть другой опыт, которому в этом году исполняется 100 лет. Сейчас какого-то оптимизма нет, но хочется верить, что какая-то мудрость в людях заговорит.

Авторы: Валентина Анкудинова, Лидия Симакова

Поделитесь
Первая Частная Клиника
ПРОФЕССИОНАЛЬНО, ОПЕРАТИВНО, КОМФОРТНО
Радио Свобода
"Мир висел на волоске"
Станислав Петров – человек, который фактически предотвратил ядерную войну между Соединенными Штатами и СССР в 1983 году
Радио свобода
"Рашагейт" – второй сезон
В Вашингтоне в ближайшее время разыграется новая политическая драма.
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?